Игры в армагеддон

Короткая ссылка
Андрей Рудалёв
Андрей Рудалёв
Публицист, писатель, литературный критик

Ядерный армагеддон пытаются поставить под сомнение. Высчитывают, калькулируют, выискивают лазейки. Вроде бы и мотивация «благая»: зачем уничтожать всю планету, когда можно наказать-истребить тех, кого не жаль, кто провинился, проявив тем самым гнев современных олимпийских богов. А то так получается, что обладание ядерным оружием ведёт к безнаказанности, но наказать очень хочется, например, Россию. Всегда хочется её наказать, потому как она что бельмо в глазу, общим строем не ходит и суверенитет свой отстаивает...

Также по теме
Пентагон «Создавать полновесный образ врага»: почему в Пентагоне назвали Россию угрозой для США «на многих фронтах»
Минобороны США разделяет опасения представителей командования по поводу возможности ядерного конфликта с Россией или Китаем, но не...

Современность — время ядерного экспериментаторства. Ещё во времена противостояния Советского Союза и США было произведено самое ужасающее оружие, которого хватило бы для того, чтобы многократно уничтожить всё живое. Дальше в этом направлении идти скучно — сродни арифметике: ну изобретут ракету — жизнь на Земле можно будет ещё лишнюю пару раз уничтожить... Теперь главная сфера приложения усилий — эксперименты у порога допущения ядерного взрыва. Упрощённо: как бы так сделать, чтобы он был, а нам за это ничего не было.

Эту стратегию последовательно прорабатывают наши оппоненты, чтобы обойти постулат о фатальности ядерного конфликта и развязать себе руки в плане неприменения подобного оружия. Раскидывать этот пасьянс Штаты начали через выход из договора по ПРО, убеждая себя в том, что и против ядерного лома есть противоракетные приёмы. Россия ответила в этой партии ходом в направлении на гиперзвук и другие системы вооружений, которые обойдут любую перспективную ПРО.

Сейчас военная мысль США активно движется в направлении разработки концепции локального или ограниченного ядерного конфликта — например, на территории страны, директивно вписанной в «ось зла». Реанимируются старые идеи буйных голов на этот счёт. Это самое «зло» будет оперативно и показательно наказано новой Хиросимой, чтоб другим неповадно было. Также интересно будет наблюдать и за тем, как другие мировые игроки поведут себя в такой ситуации, ведь они будут изначально загнаны в жёсткие правила ограниченности конфликта, что будто бы должно обезопасить от перерастания его в мировую войну.

По поводу этих дестабилизирующих концепций высказался замглавы российского МИД Сергей Рябков, назвав вещи своими именами. Дипломат отметил, что Россия категорически отвергает концепцию ограниченной ядерной войны, а «те, кто этим занимается, сами движутся в направлении внедрения такого рода идей в своё военное планирование». Настораживает то, что Запад ставит под сомнение постулат неприемлемости ядерного конфликта, а формулу Горбачёва — Рейгана о том, «что в ядерной войне не может быть победителей и она никогда не должна быть развязана», считает устаревшей. Причины подобного подхода понятны: Штаты пытаются устранить принцип военного паритета, на котором эта формула базировалась, поэтому и разрываются договорённости, заключённые ещё в годы холодной войны и позволившие эту войну обуздать и притушить.

Конечно, во всём этом со стороны Вашингтона есть и проверка на слабо, своеобразная психологическая атака в духе известной программы СОИ. Есть и мировоззренческий, экзистенциальный аспект, ведь утверждение о допустимости применения ядерного оружия станет равносильным его изобретению, а значит, мы будем иметь уже совершенно иной мир, где будут не только «гуманитарные бомбардировки», но и допустимые «точечные» ядерные удары.

Ими вполне можно превентивно шантажировать и устраивать торг. Вот США и движутся в направлении монополизации права на подобный шантаж.

Ещё во времена холодной войны эта самая проверка на слабо переходила в экзистенциальную плоскость и становилась серьёзной моральной проблемой. Так, широко обсуждался вопрос решимости ответа на ядерную агрессию, что поднимало серьёзные мировоззренческие проблемы и ставило потенциального агрессора в более выгодное положение. Поэтому Штаты продолжают оставлять за собой возможность первыми нанести удар и никому не отдают инициативу новой эскалации.

Также по теме
«Договор будет действовать без каких-либо изменений»: МИД России сообщил о продлении СНВ-III
В среду, 3 февраля, Россия и США произвели обмен нотами о завершении внутренних процедур, необходимых для пролонгации Договора о мерах...

К примеру, агрессор перед нажатием нужной кнопки может себя мотивировать, внушив, что так он уничтожает мировое зло и угрозу миру. У страны, подвергаемой ядерной агрессии, возникает ментальный выбор: ответить на неё или спасти мир ценой своей жертвы. Кстати, в том числе эта мировоззренческая дилемма подвела власти Советского Союза к тому, чтобы бросить клич нового мышления и пуститься в гонку разоружения. Страна после Второй мировой войны взяла на себя ношу сохранения мира, и лозунг «Миру — мир» побудил к тому, чтобы пожертвовать собой. Держава не могла принять мысль, что может стать потенциальным виновником конца света, поэтому вышла из этой ловушки, внеся непомерно большую плату.

К подобному выбору подводят нас и всё последнее время, ставят перед вопросом решимости. На эти провокации в своё время президент Путин ответил своей знаменитой фразой о неизбежности ответа потенциальному агрессору: «Мы, как жертва агрессии, мы, как мученики, попадём в рай, а они просто сдохнут». Для понимания решимости в прошлом году был опубликован президентский указ об основах госполитики в вопросах ядерного сдерживания, что должно было стать сигналом для прекращения спекуляций по поводу допустимости ядерного бомбометания. Таков был наш ход, чтобы охладить пыл и начать задумываться не о применении, а о категорическом исключении подобного фатального варианта.

Сейчас разыгрывается глобальная шахматная партия, каждая из сторон делает свои ходы, направленные не только на то, чтобы «съесть» фигуру противника (ПРО гиперзвуком), но и на достижение договорённостей наподобие соглашения о продлении договора СНВ-III. Нынешний ход России — приглашение ядерных держав подтвердить свою приверженность концепции неприменения ядерного оружия и закрыть всевозможные спекуляции в этом вопросе.

«Мир нуждается в таком сигнале», — подчеркнул российский дипломат, потому как дестабилизирующие концепции создают многие иллюзии и становятся провоцирующим фактором.

Та же концепция ограниченного ядерного конфликта, о которой предупредил Рябков, — откровенное средство шантажа, в котором Штаты — большие мастера. Шантаж с расчётом на капитуляцию России. Он дополняется постоянными попытками вмешательства в её внутренние дела, о чём также сказал Сергей Рябков. Тут только стоит уступить. Пример СССР хорошо известен. Поэтому и необходима наша стойкость в решении задач по выстраиванию новой системы договорных взаимоотношений для обуздания гонки вооружений, которая сейчас на низком старте. Стойкость в избавлении мира от иллюзий допустимости применения ядерного оружия.

Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.

Добавьте RT в список ваших источников
Ранее на эту тему:
Сегодня в СМИ
Загрузка...
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить