Заводной апельсин смуты

Короткая ссылка
Андрей Рудалёв
Андрей Рудалёв
Публицист, писатель, литературный критик

Нынешняя белорусская смута, конечно же, не абсолютная калька «майданной» заварухи на Украине. «Цветной» протест всегда учитывает местные особенности, на то и его пестрота и особые способности к мимикрии.

Также по теме
«Вред национальной безопасности»: в Белоруссии возбудили дело о захвате власти после создания КС оппозиции
В Белоруссии завели уголовное дело о захвате власти после формирования оппозиционными силами координационного совета, который, помимо...

Все помнят «майданную» украинскую жесть с кострами, покрышками, «Правым сектором»*, руками, вскинутыми в нацистском приветствии и — как апофеоз всего этого — одесский Дом профсоюзов и бойня в Донбассе. По поводу белорусского протестного костра нам пытаются внушить, что перекличек никаких с «майданом» нет, а все совпадения случайны. Что это вполне цивилизованное и искреннее проявление воли людей, которые поняли, что дальше так жить нельзя и ещё чуть-чуть — и у них окончательно украдут будущее. Что там показывают высокую культуру протеста: убирают за собой мусор (в противовес Киеву, центр которого во время «майдана» превратился в отхожее место) и даже снимают обувь, чтобы встать на лавку. Ох уж эта обувь (не иначе лукашенковское воспитание проявляется)…

Но и здесь хрупкая невеста протеста в белом — только пиар-картинка, декорации с особым образом выставленным светом, за которыми всё тот же «заводной апельсин» — угрозы, насилие, кровь. И пусть сейчас протестующие монопольное право на насилие приписали своим властным оппонентам, дай волю — компенсируют с лихвой. Постепенно людоедские клыки смуты обнажаются.

Любой протест ведь не только пряник даёт, но и кнут. За обещаниями околорайского будущего — свободного и европейского — идёт тот самый механизм принуждения к нему. Не падкие на сладостные и абстрактные посулы должны убояться. Бьют прицельно по основным группам, на которых, по их мнению, держится режим: силовикам, чиновникам, журналистам, а также электорату нынешней власти, который ратует за стабильность.

«Кто не с нами...» — это общая линия псевдореволюционного угара.

С силовиками всё просто. Их сделали исчадиями ада, уравняли с фашистами. Навязывают повестку, что носить форму стыдно, а то и преступно, если, конечно же, ты не отказываешься выполнять приказ. Что-то подобное было под занавес советской перестройки, когда всем внушили, что форма — это стыдно, что погоны надо прятать, а то и публично срывать, иначе могут и поколотить. «Цветной» управляемый хаос пошёл как раз с тех времён.

Далее психологическое давление принялось бить по самым уязвимым местам — семьям. Угрозы, запугивания... Свидетельств подобного — море. Создан аналог украинского «Миротворца» с чёрным списком врагов — «карателей» Белоруссии. Все эти приёмы были в своё время отработаны на бойцах украинского «Беркута». С другой стороны, стало известно, что координационный совет белорусской оппозиции призвал силовиков перейти «на сторону народа». Этакая своеобразная амнистия с обещаниями бочек варенья и корзин печенья: служителям правопорядка предлагается моральная и материальная поддержка.

Деньги, жильё, списание долгов, гарантии. Всё что угодно за отказ от выполнения «преступного приказа» — райская жизнь в «новой» Белоруссии.

Серьёзное давление испытывают и высокопоставленные белорусские чиновники. Так, министр иностранных дел Белоруссии Владимир Макей заявил об анонимных угрозах его семье.

«Демократией здесь не пахнет. Здесь воняет погромами и расправами», — прокомментировал Макей такое вторжение в его частную жизнь. Смысл подобного давления также понятен: выдавить, вынудить на бегство, на предательство — мол, лайт-версия протеста для несговорчивых вполне может обернуться теми самыми погромами...

Схожий пресс направлен и на журналистов, которые не шагают в ногу с протестной повесткой. Если силовиков ассоциировали с чрезмерным насилием, то журналистов — с неправдой. Тут также игра на морально-этических струнах, на том, что работа в государственных СМИ — стыд и ничего более. Призвали к совести, а дальше для лучшей восприимчивости можно сдобрить всё это старыми недобрыми угрозами.

Также по теме
«Подтверждение вмешательства»: в МИД России прокомментировали намерение Литвы ввести санкции против Лукашенко
Намерения Литвы ввести санкции против Александра Лукашенко и ещё 31 должностного лица Белоруссии — это «железобетонный аргумент,...

О многочисленных угрозах и оскорблениях журналистов рассказал первый заместитель гендиректора телеканала СТВ Вадим Щеглов. Он сообщил: «Более 400 журналистов по всей стране получили смс подобного толка, я в том числе».

Ещё в самом начале протестов Белорусский союз журналистов выступил с заявлением, что ряд «новых медиа», в основном с зарубежной пропиской, «напрямую режиссирует беспорядки, выступает как минимум их зачинщиком, а как максимум — их заказчиком и исполнителем». В заявлении союза говорилось о собранных фактах «целенаправленной вербальной агрессии в отношении более чем 100 журналистов как крупных республиканских, так и малых региональных редакций». «В адрес наших коллег поступали и продолжают поступать прямые угрозы, включая угрозы насилия и убийства», — отметили в союзе.

Так сеется страх. В том числе на выражение своей точки зрения, особенно если она расходится с нынешним протестным потоком.

Но страх и запугивание — это ещё не всё. В том же заявлении журналистского сообщества Белоруссии есть и о том, что ряд медиа не только искажают картину прошедшего голосования, но и «провоцируют недоверие и разжигают ненависть к педагогам, врачам...» А это тот самый удар по электорату нынешней власти, точка зрения и позиция которого низводятся ниже плинтуса. В те же памятные перестроечные времена таких людей одарили ярлыком «агрессивно-послушное большинство». В современной Белоруссии людей, не разделяющих эмоции и порыв прогрессивной публики, называют уничижительно «колхозниками».

Намёк-то прозрачен: бывший председатель колхоза загнал всех в него, а мы не хотим, не хотим там больше!

Подобная сегрегация общества на профанную публику — «тварей дрожащих», которых не стоит брать в расчёт, и элитариев, рвущихся к свету цивилизации и всему самому наилучшему, — также одна из форм психологического диктата. Запугать подавляющее большинство населения Белоруссии сложно, человеческие костры по типу Украины здесь не пройдут из-за слишком сильных ассоциаций со временем фашистской оккупации, а вот заставить замолчать и не высовываться — надежда есть.

Также по теме
Лукашенко призвал СМИ не допустить «столкновения с русским народом»
Белорусский лидер Александр Лукашенко призвал СМИ в Белоруссии противостоять «чёрной сотне» оппозиции и не допустить столкновения с...

Это можно попытаться сделать и через росписи в подъездах подростковым почерком с призывом «вешать лукашистов», чтобы показать: если что, то праведный гнев и кара — буквально на пороге. Через травлю в соцсетях, призывы «жечь живьём», чтобы все понимали: шаг вправо, шаг влево…

Революция — дело молодых, тем более что им прочно вложили в головы установки, что власть перекрывает чистый воздух светлого будущего, что ворует будущее у страны. Отсюда и подростковый почерк, внушаемый. Тут ведь нет другой повестки, кроме абсолютной веры в сказки мгновенного чудесного преображения, стоит только прогнать Лукашенко, разорвать с Россией и освобождёнными от пут прошлого плыть вперёд, крутя барабан русской рулетки.

Кто за это самое безальтернативное будущее не будет бороться со всей страстью? Тем более что оно туго затянуто в корсет пропагандистской пирамиды. Выстраивают её громкими и манящими лозунгами, прельщают посулами, источник которых кажется неиссякаемым, а потом разом след простынет, будто и не было ничего. Единицы смогут сорвать кеш, а основные массы останутся у традиционного разбитого корыта, в разрухе и состоянии безнадёги. Именно таковы последствия реализации пропагандистской пирамиды. Впору запускать апгрейд рекламы МММ на оппозиционных белорусских с иноземными корнями пропагандистских каналах. Кто не понесёт свой голос за свободу в цветах польского флага, а то и памятного по тем самым временам фашистской оккупации, тех попросту начнут туда загонять.

Всё, что мы видим пока, — только цветочки. Диктатура смуты ещё вполне может проявить себя. Украина не даст соврать, «ливийские повстанцы» поделятся опытом. Когда «цветной» протест естественным образом иссыхает, он судорожно пытается насытиться — кровью, агрессией, атмосферой страха. Будем надеяться, что в Белоруссии этого не произойдёт, что там есть иммунитет на всё то, что приходит в овечьих шкурах и несёт дух смуты и раскола.

* «Правый сектор» — украинское объединение радикальных националистических организаций, признанное экстремистским и запрещённое на территории России (решение Верховного суда РФ от 17.11.2014).

Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.

Самые свежие новости России и мира на нашей странице в Facebook
Ранее на эту тему:
Сегодня в СМИ
Загрузка...
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить