А то будет как в Китае

Короткая ссылка
Юлия Юзик
Юлия Юзик
Журналист

Глядя на происходящее в некоторых регионах, где, очевидно, региональная власть решила действовать по китайскому сценарию, я говорю: «Но ведь и дальше может быть как в Китае. Вы уверены, что хотите как в Китае?»

У меня спрашивают: «А что в Китае? Там власть прекрасно справилась с тяжелейшим вызовом, всех вылечила и бодро празднует победу». Ну всё не совсем так. Но китайский пример, взятый некоторыми регионалами за сценарий, действительно стоит детального анализа, чтобы понять, чем он опасен и что сулит выгодоприобретателям.

Итак, вернёмся немного назад, в январь 2020-го, когда весть о странном вирусе из Ухани стала известна миру. 23 января в Ухани (один из крупнейших в Китае городов, административно входящий в провинцию Хубэй) была остановлена работа общественного транспорта, метро, паромов и междугородних/международных рейсов. Жителям приказано не покидать город и свои жилища. Закрыты все рынки и магазины, школы и парки. В городе создан экстренный штаб по борьбе с распространением вирусной пневмонии. Формально решение принято мэром Ухани Чжоу Сяньванем, в интервью журналистам он так и сказал: «Нужно запечатать город». Действия мэра были скоординированы с полицией и руководством Хубэйского военного округа.

Далее закрывается вся провинция Хубэй. Идёт экстренное строительство карантинных больниц на несколько тысяч человек. В Ухани за нарушение комендантского часа и «преднамеренное распространение вируса» вводится уголовное наказание. Мир замер в ужасе, наблюдая панические действия властей в Китае по блокаде города: над городом летающие дроны гоняются за старухами без масок, воют сирены, к запечатанным в больницах заражённым врачи подходят буквально что в космических скафандрах, а температуру больным измеряют дроны через окна.

Ухань — это китайский 15-миллионник, один из важнейших промышленных и транспортно-логистических центров страны. Блокада провинции Хубэй и Ухани продлилась 76 дней. Эти 76 дней блокады и мировой паники обрушили китайскую экономику, а её падение бумерангом ударило по всей мировой экономической системе — это уже всем известные факты.

Как злорадно написала The Wall Street Journal, китайская экономика так сильно сократилась впервые со времён «культурной революции»: «Правительство Китая обычно фальсифицирует свои данные об экономическом росте, поэтому, если оно признаёт сокращение на 6,8% в годовом исчислении в первые три месяца этого года, мы можем только догадываться, насколько плоха правда».

Также по теме
Внеплановая остановка: ВВП Китая упал впервые за 28 лет
За первые три месяца 2020 года ВВП Китая упал почти на 7%. Снижение экономики страны произошло впервые с начала официальных наблюдений...

5 млн китайцев потеряли работу за первые две недели после того, как закончилась блокада. Падение доходов провинций Хубэй — 98%, Хэнань — 30%, Гуандун — 27% (обратите внимание на эту провинцию, вы ещё услышите о ней ниже), Ляонин — 25% и так далее.

Люди без денег, без работы, на осадном военном положении, социальная ситуация внутри Китая накалена до предела. В апреле со снятием карантина в провинции начались массовые протесты. У малого бизнеса — а это примерно 70—80% населения — закончились деньги, разорён бизнес.

После 76 дней карантина и официального снятия блокады начались беспорядки в провинции Хубэй. Потому что официально карантин снят, но блокпосты не убраны. До сих пор, например, жителям Ухани запрещено посещать Пекин, так как столица готовится провести отложенную из-за кризиса с коронавирусом ежегодную сессию парламента, на которую собирается весь политический истеблишмент страны. Люди могут покинуть Ухань, только представив доказательства того, что они не заражены (этот сценарий «паспорта здоровья» синхронно разворачивается и в Западном полушарии).

С 13 апреля в Ухани прошли антиправительственные акции, которые пришлось подавлять полицией. Толпы переворачивали полицейские машины и ограждения — так Ухань «выходит» из карантина.

Когда вам говорят: «Мы хотим как в Китае, потому что там так удачно поборолись с вирусом» — просто проверьте факты. До сих пор в Ухани остались строгие ограничения на свободу передвижения. И миллионы как бы покорных и спокойных китайцев вышли на акции протеста — 4 млн человек вышли только в провинции Хунань (соседняя с Хубэй провинция). Это традиционно протестные «комсомольские» регионы. По оценкам экспертов, Китай всегда медленно раскачивается политически и к маю ситуация может дойти до стадии революционных восстаний.

Ещё раз: вы точно хотите как в Китае?

Самые популярные мемы времён российской самоизоляции — это котики, которые будят некую Наташу и регулярно сообщают ей о том, что они опять уронили. Рубль уронили, экономику уронили, цену на нефть уронили. «Вставай, Наташ, мы вообще всё уронили, всё-всё, честное слово!»

Кто же всё так умело и быстро уронил в Китае? Российский китаист Николай Вавилов, автор книги «Некоронованные короли Красного Китая. Кланы и политические группировки КНР», считает, что все избыточные действия вокруг «борьбы с эпидемией» предпринимают выходцы из либерального проамериканского комсомола и одного из его географических центров — провинции Хубэй (Ухань находится в этой провинции). А глава хубэйской политической группы — это неудавшийся преемник Си Цзиньпина, вице-премьер Ху Чуньхуа:

«После избрания Си Цзиньпина на пост генсека в СМИ распространилась версия о том, что назначенный на пост секретаря обкома Гуандуна Ху Чуньхуа займёт пост генсека после Си Цзиньпина, то есть в 2023 году. Но новая Конституция КНР с правом бессрочного правления похоронила планы китайской либеральной элиты на такой сценарий. А Гуандун, который Ху возглавлял пять лет, — основной источник возникновения и распространения эпидемий в Китае, где он и приобрёл бесценный опыт при «работе с эпидемиями».

Нынешняя коронавирусная эпидемия — самая глобальная из всех — чёрной тенью ложится на персональное будущее Си Цзиньпина, который начинает подготовку к следующему национальному конгрессу Коммунистической партии Китая в 2022 году, где он должен быть переизбран и остаться на своём посту.

Ему срочно нужно не только победить вирус, но и реанимировать экономику, не дав сорваться важнейшим задачам. На первое полугодие 2020-го был запланирован запуск важнейших глобальных проектов: запуск Huawei в Европе, Латинской Америке и Африке, запуск цифрового юаня как новой альтернативной мировой валюты (так Си и НОАК бросили вызов монополии ФРС США). Впервые Китай технологически обогнал США. Это результаты его стратегии «Один пояс — один путь» (с расширением китайского влияния и юаня) — стратегии, которая принесла ему огромный успех и позволяла остаться у власти.

И в этот важнейший год, перед началом всекитайских новогодних каникул, в информационное китайское затишье случается инфекционная вспышка в Ухани, которая моментально — благодаря беспрецедентному вниманию западных СМИ — раскручивается как «китайский вирус».

А руководителем центральной ведущей группы по реагированию на вспышку коронавирусной инфекции в КНР (по российский аналогии эту должность занимает сегодня Сергей Собянин) назначается «комсомолец», премьер-министр Ли Кэцян, который оперирует китайской статистикой по коронавирусу.

Влиятельнейшее азиатское медиа Nikkei Asian Review пишет: «Си нужно сосредоточить внимание на восстановлении экономики, а для этого нужно не видеть новых случаев коронавируса хотя бы в течение какого-то периода времени. Но премьер Ли имеет иную точку зрения. Это он обратился в январе к медперсоналу больницы в Ухани. Это он «против любых занижений статистики».

Nikkei Asian Review цитирует свой источник в высоких пекинских кругах, который говорил о том, что Си Цзиньпин и Ли Кэцян якобы достигли какого-то компромисса насчёт статистики, как вдруг гонконская газета Morning Post (принадлежащая Джеку Ма и его группе Alibaba) публикует ту самую «сенсацию» о 43 тыс. бессимптомных «коронавирусных», которые были исключены из общей статистики, но включены в неё после скандала и давления премьера Ли — так китайская статистика вмиг выросла до 120 тыс. Издание считает, что это была утечка из правительства.

Также по теме
Запуск двигателей: как оживление производства в КНР после окончания эпидемии COVID-19 отразится на глобальной экономике
В марте деловая активность в производственном секторе Китая выросла до максимума за 2,5 года после резкого падения в феврале. Главной...

Ну и что, что у 43 тыс. заражённых нет никаких симптомов, руководитель центральной группы по реагированию приводит слова медиков о том, что эти 43 тыс. опасны для окружающих и могут заразить миллионы. Страх — это хорошее оружие. 

Ещё один любопытный случай описан в большой редакционной статье WSJ от 7 апреля, критически освещающей снятие блокады с Ухани: «В понедельник официальная газета («Народная ежедневная газета») заявила, что в Ухани может быть от 10 до 20 тыс. скрытых бессимптомных случаев. Отчёт был быстро удалён онлайн». (То есть кто-то из официальных китайских властей вбрасывает в информпространство угрожающую статистику, а кто-то другой, обладающий полномочиями, тщательно «следит за руками» оператора статистики?) И далее: «Точность данных Китая и то, как ведёт себя вирус после 8 апреля (снятие блокады), имеет решающее значение для других стран мира. В прошлом месяце премьер-министр Ли Кэцян предупредил должностных лиц Китая, что они должны быть правдивы в освещении дел». Последнее звучит едва ли не как угроза Си Цзиньпину.

Так, премьер Ли Кэцян, назначенный главным борцом по коронавирусу и контролирующий всю статистику по COVID-19, становится серьёзной головной болью для Си Цзиньпина, считает Кацудзи Наказава (Katsuji Nakazawa), старший сотрудник Nikkei Asian Review: «Осенью 2022 года, когда Коммунистическая партия проведёт свой следующий национальный конгресс, премьеру Ли Кэцяну будет 67 лет (то есть на год меньше пенсионного возраста — 68 лет — по неофициальному партийному правилу), он младше Си Цзиньпина на два года, и этот фактор в том числе лежит в основе напряжённости их отношений».

Эпидемия — это тот уникальный случай, когда маловлиятельное Министерство здравоохранения конкурирует по влиянию с военными ведомствами, владея (и имея возможность манипулировать) статистикой заражённых. А глава национального комитета по борьбе с эпидемией выходит на первый план, задвигая даже главу страны.

Меры политического реагирования на высшем уровне Си Цзиньпина мы скоро увидим, а пока мы видим, как летят головы «внизу».

Сняты с должностей: вице-мэр Ухани, мэр Ханчжоу, вице-губернатор провинции Хэнань, секретарь аппарата горкома и член ПК горкома Ухани. В результате чисток назначен новый секретарь обкома провинции Хубэй и новый чрезвычайный партсекретарь Ухани.

Также по теме
«Опыт Ухани вселяет надежду»: как Китай восстанавливается после эпидемии коронавируса
Власти Китая начали ослаблять карантинные меры, введённые из-за вспышки коронавирусной инфекции. За последние сутки внутри страны не...

Арестованы и идут под суд: три «хубэйца», в том числе глава Верховного суда провинции Аньхой (родная провинция двух комсомольских членов ПК политбюро премьера Ли Кэцяна).

19 апреля арестован целый замглавы МВД КНР, причастный, видимо, к блокаде провинций. Как считают специалисты по Китаю, МВД поддерживало «культурную революцию» и традиционно лояльно к «комсомольцам».

Удивительно (или нет?), что арестованный Сунь Лицзюнь получил образование в Австралии, входящей в ударную антикитайскую коалицию во главе с США, Великобританией и Японией, стоящих намертво против китайской же корпорации Huawei. Специальностью Лицзюня в австралийском университете было «общественное здравоохранение». 

Меры регионалов в борьбе с вирусом признаны председателем КНР «губительными». А правительственная Global Times через своего главного редактора и вовсе прямо обвинила в эпидемии Минздрав Китая и власти Ухани. (С них самый скорый спрос.)

Тем, кто хочет как в Китае, есть над чем подумать.

Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.

Добавьте RT в список ваших источников
Ранее на эту тему:
Сегодня в СМИ
Загрузка...
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить