Жаркие бейрутские ночи

Короткая ссылка
Юлия Юзик
Юлия Юзик
Журналист

В Ливане усугубляется политический кризис. Начавшийся 17 октября и приведший к отставке премьер-министра Саада Харири, он балансирует между формами «мирные акции протеста, без убитых» до «полной потери государственности».

В минувшие выходные волнения были столь серьёзными и массовыми, что назначенные президентом Мишелем Ауном на понедельник, 16 декабря, слушания по утверждению новой кандидатуры премьера были перенесены на четверг, 19 декабря.

Все выходные Бейрут не спал, поскольку в течение ночи силы правительства предпринимали жёсткие попытки подавить протест, используя резиновые пули, слезоточивый газ и водяные пушки (на помощь правительству пришли полиция и армия, но пока их действия не возымели эффекта), а сторонники шиитской партии «Амаль» устроили грандиозный мотопробег по Бейруту.

Сотни человек на мотоциклах с флагами партии с рёвом гоняли по городу, скандируя: «Шииты!», бросая камни в силы безопасности, а в перерывах между гонками по городу нападая на палатки других протестующих, не шиитской конфессии. Численность раненых и пострадавших колеблется от нескольких десятков до сотен, но убитых пока нет. 

В северном районе Аккар, городах Харибет аль Джинди и Джедидат аль Джума протестующие разбили и подожгли несколько канцелярий партий Саада Харири и президента Мишеля Ауна. К четвергу волнения не утихают, а, наоборот, идут по нарастающей, что, возможно, снова отложит вопрос согласования фигуры премьер-министра. 

Почему же ливанцы не хотят стабильности и утверждения кандидатуры нового премьер-министра? 

Ответ прост: потому что новым премьер-министром опять должен стать суннит Саад Харири, только что ушедший в отставку с этого же поста. Кто он такой? Сын премьера Рафика Харири, убитого в результате теракта 14 февраля 2005 года. Клан Харири бессменно правит Ливаном с 1992-го, имеет самые тесные связи на Ближнем Востоке с Королевством Саудовская Аравия и управляет всеми финансовыми потоками страны. 

Миллиардер Рафик Харири начинал свой путь в политику амбициозным смышлёным бухгалтером, жившим в Аравии, где его заметил наследный принц Фахд, который сделал его подрядчиком королевского двора, а потом благословил этнического ливанца вернуться в Ливан и войти в большую политику, где в 1992 году он стал премьером. Его убийство на бейрутской набережной в результате заложенной бомбы было столь резонансным, что суд по делу об убийстве проходил в Гааге, а в стране после этого началась «кедровая революция», положившая конец одной политической эпохе и начавшая новую.

Также по теме
Акция  протеста против ухудшения экономической ситуации 
в Ливане, 18 октября 2019 года. «Новой «арабской весны» не случится»: почему Ливан захлестнула волна протестов
Десятки сотрудников сил безопасности Ливана пострадали в столкновениях с протестующими в Бейруте. По сообщениям СМИ, на помощь...

Вскоре после смерти Харири премьер-министром стал его сын Саад, потому что Харири — это клан, который устраивал всех: Запад, Аравию и Израиль. К моменту, когда он ушёл в отставку 29 октября 2019 года, это была третья его отставка, и он всегда вновь возвращался в кресло премьер-министра. 

Самая позорная отставка Саада Харири, показывающая, что Ливан уже как минимум несколько лет не является государством, а лишь тем, что принято называть failed state, случилась в ноябре 2017 года. Харири сообщил о своей отставке из Эр-Рияда после встречи с бен Сальманом. К гражданам своей страны он обратился в телевизионном обращении на саудовском телеканале Al Arabiya, где, выглядя напуганным, выразил обеспокоенность за свою жизнь, обвиняя в этом «Хезболлу» и Иран, которые якобы дестабилизируют обстановку в Ливане. 

То, что премьер-министр бежит в Саудовскую Аравию, где подаёт в отставку через телеканал королевства, выглядело столь шокирующе, что родило массу слухов о том, что саудовцы держали его там под домашним арестом, а сам президент Мишель Аун заявил, что «Харири, возможно, похитили». Из Эр-Рияда Харири отправился во Францию, которая вмешалась в конфликт, и под требования Вашингтона Саад Харири вернулся в Ливан в своё кресло. 

Страх быть убитым «Хезболлой», самой серьёзной политической и военной силой Ливана, очевидно, является поводом и для новой отставки. Все эти годы Харири тактически устраивал «Хезболлу», главного союзника Ирана в Ливане, так как именно под Харири, как устраивающую всех фигуру, Ливан и «Хезболла», мощно представленная в парламенте, получали миллиарды долларов и оружие от Запада. 

«Они («Хезболла». — Ю. Ю.) нуждаются в Харири, чтобы разблокировать миллиарды ссуд, которые мы ожидаем из-за рубежа», — цитирует The Wall Street Journal директора Ливанского центра политических исследований Сами Аталлу. 

И похоже, что эти аргументы Запад адресует именно Ирану и «Хезболле»: эй, ребята, мы должны разрулить ливанский кризис, потому что вы в экономических тисках — и деньги вы можете получить только через «нашего» премьер-министра. «Г-н Харири — магнат суннитского бизнеса, он широко признан международными партнёрами Ливана, в частности США, Францией и Саудовской Аравией», — повторяет WSJ. 

После того как Вашингтон официально объявил «Хезболлу» — вслед за иранским Корпусом стражей Исламской революции (КСИР) — террористической организацией, экономическая ситуация и иранского КСИР, и «Хезболлы» реально катастрофически усложнилась. Поэтому возможно, что ливанские протесты — часть иранского переговорного процесса по снятию удушающих экономических санкций, и возвращение Харири будет означать достижение некоего общего консенсуса. Как тактический манёвр. 

Потому что стратегически снять удавку с шеи Иран может, лишь сделав «Хезболлу» легальной политической силой в Ливане, приведя её в правительство в результате победы «народной демократии».

Только легализация де-юре может сделать «Хезболлу» реальным политическим игроком, способным изменить политический расклад на Ближнем Востоке.

Но Национальный пакт 1943 года блокирует эту возможность, он гласит: президентом Ливана может быть только маронит, премьер-министром — только суннит, а шиит может быть лишь председателем Национальной ассамблеи (парламента Ливана), не больше. Это незыблемое правило утвердилось ещё крепче после продолжительной гражданской войны в Ливане 1975—1990 годов. 

Кстати, а чего продолжает требовать протестующий Ливан? Ведь премьер уже ушёл в отставку. Вот тут самое интересное.

Впервые за всю историю протестующие требуют отмены пакта 1943 года и прекращения разделения страны на представителей конфессий.

Все волнения проходят под лозунгами, что Ливан должен стать единой нацией: «Мы не шииты, сунниты или христиане. Мы — ливанцы».

Также по теме
Премьер Ливана обратился к США и Франции из-за ситуации с Израилем
Глава правительства Ливана Саад Харири потребовал от американской и французской сторон вмешаться в ситуацию с Израилем на фоне...

С трудом можно представить, что ливанская властная элита с лёгкостью уступит этим требованиям, так как религиозные и этнические квоты позволяли ей беспроблемно делить ливанский пирог в течение 70 лет. И нужно ли Западу нарушение этого установленного им же статус-кво? С кем тогда говорить в Ливане — с «Хезболлой»? 

В дни разгара протестов с политического поля были зачищены суннитские тяжеловесы, которые могли претендовать на пост премьера и составить конкуренцию Харири. 23 октября судья Гада Аун возбудил дело против бывшего премьера и миллионера Наджиба Микати — возможного кандидата, считавшегося неприкосновенным. А в декабре вдруг снял свою кандидатуру с выборов ливанский бизнесмен Самир Хатиб, вероятный преемник Харири в случае его невозвращения. Он сделал это после рекомендации высшего суннитского авторитета Ливана Абдула Латифа Дериана о том, что единственный согласованный кандидат — это господин Харири. 

После зачистки возможных суннитских кандидатов на должность премьера в пользу Харири возник парадоксальный момент — 18 декабря 2019 года вечером Харири выступил с обращением: «Я официально объявляю, что не буду кандидатом на формирование следующего правительства».

Его можно понять: страна приближается к экономическому дефолту, в стране дефицит доллара и закрыты все обменники, люди перестали получать зарплату, закрылись многие больницы и госпитали, толпы закидывают полицию и армию камнями (со стороны сил правопорядка раненых больше, чем среди населения).

К тому же это заявление он сделал уже не из Эр-Рияда, а из Бейрута, где 14 лет назад на набережной был взорван его отец Рафик Харири. Возможно, что «Хезболла» сделала Харири предложение, от которого невозможно отказаться, — в лучших правилах киносаги «Крёстный отец».

Если Париж, Вашингтон и Эр-Рияд не сделают Харири более убедительное предложение, Ливан ждут вакуум власти и, возможно, продолжение протестов и сметающая всё на своём пути народная революция, которая сметёт Национальный пакт 1943 года и откроет дверь возможностей для нового ливанского будущего.

Впрочем, если Харири опять вернётся, революцию всё равно никто не отменял. В Ливане очень много оружия и людей, которые умеют с ним обращаться.

Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.

Добавьте RT в список ваших источников
Ранее на эту тему:
Сегодня в СМИ
Загрузка...
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить