Потенциальная опасность

Короткая ссылка
Максим Кононенко
Максим Кононенко
Родился в 1971 году. Журналист, публицист, один из пионеров русского интернета. Автор проекта vladimir.vladimirovich.ru.

Всё-таки парламентская демократия — это прекрасно. Только парламентская демократия может явить миру истинное лицо любой административной машины. Сколь бы изощрённые люди не составляли собой эту машину, однажды какие-нибудь сенаторы пришлют им запрос. Запрос, степень идиотичности которого не ограничена ничем вообще.

Также по теме
«Шпионские» лица: почему ФБР заявило о «контрразведывательной угрозе» российских мобильных приложений
Федеральное бюро расследований США заявило, что «видит потенциальную контрразведывательную угрозу» в «любом из мобильных приложений...

Как, скажем, запрос, отправленный сенаторами от Демократической партии США в ФБР. А именно: представляет ли угрозу для национальной безопасности США популярное приложение FaceApp? Поскольку оно, во-первых, разработано в России. А во-вторых, собирает персональные данные.

И представитель ФБР, который обязан ответить, — как на духу и отвечает. Далее следует дословный перевод ответа, чем и объясняется его некоторая кособокость с точки зрения русского языка:

«ФБР рассматривает любое мобильное приложение или похожий продукт, разработанный в России, такой как FaceApp, как потенциальную контрразведывательную угрозу, в зависимости от того, собирает ли продукт данные, от его политики использования и прайваси, а также легальных механизмов, позволяющих правительству России иметь доступ к данным внутри границ России».

Ну то есть американская контрразведка считает иностранное приложение, собирающее персональные данные американцев и способное (потенциально) передать эти данные иностранному правительству, угрозой своей национальной безопасности. Есть ли в этом что-то смешное? Нет, ничего смешного в этом нет. Если бы американская контрразведка так не считала, то её надо было бы немедленно разогнать к чёртовой матери.

Потому что как любой разведчик обязан всё время полагать, что за ним установлена слежка, так и любой контрразведчик обязан подозревать шпиона в каждом человеке вообще. Не говоря уже о гражданах других стран. Потому что это его первейшая профессиональная обязанность. Ему платят за это. Бюджетные деньги.

Это касается спецслужб любых стран, что США, что России. Именно поэтому ФСБ требует от Telegram ключи шифрования. И именно поэтому принимаются законы о хранении персональных данных на территории страны проживания владельца персональных данных. Но увы, при всём уважении к благородной задаче спецслужб по защите национальной безопасности, все эти действия бесполезны. Потому что мир изменился.

Впрочем, давайте я сначала поясню вам, в чём опасность распространения персональных данных в иные юрисдикции. Тут ведь совершенно неважно, согласны ли вы лично и персонально на передачу своего возраста и пола сервису, построенному гражданином потенциального противника. Важно то, что массовая передача таких данных потенциальному противнику позволит тому, например, примерно оценивать параметры мужского населения призывного возраста. Что в случае возможной войны важная информация. А военные на то и существуют, чтобы всегда исходить из предположений о возможной войне.

Анализ поисковых запросов может выявить пики тех или иных эпидемий — по поискам симптомов или лекарств. А знания об эпидемиях у потенциального противника — это тоже важные данные в контексте войны.

И это я даже не заикаюсь о геотегах, которые вообще манна небесная для любого планирующего спецоперации. Тем более в связи с полом и возрастом.

Так что не стоит смеяться над персональным данными. Как не стоило смеяться над «шпионскими камнями», по поводу которых я имел продолжительную дискуссию с А.Б. Носиком, который считал, что в эпоху интернетов использование таких способов передачи секретной информации — это нонсенс. В итоге мне всё-таки удалось убедить оппонента в том, что разведчик всегда должен исходить из того, что за ним установлена слежка (я уже писал это выше), но это совершенно не значит, что он не должен работать. Нет, он должен работать.

Также по теме
© Евгения Новоженина В «Ростехе» назвали «страшилкой» заявление ФБР о приложениях из России
Заявление ФБР о «потенциальной контрразведывательной угрозе» российских мобильных приложений напоминает очередной «вброс» и новую...

Но если за тобой установлена слежка, то каждое твое интернет-соединение разбирается по байтам, если не по битам. И будь оно хоть тысячу раз зашифровано, будет найден метод его расшифровать — таких методов много. В случае же с принимающим камнем, лежащим в парке среди других камней, контрразведка бессильна — вы просто идёте, вы видите, не идёт ли кто-то за вами, а перехватить радиосигнал малой мощности, радиус действия которого не более метра-другого, не подойдя к вам, невозможно. Впоследствии, как известно, всё подтвердилось.

Но всё же, повторюсь, мир изменился. И мы можем обязать условные Gapple или Aggle хранить персональные данные своих граждан на нашей территории. Но мы не можем контролировать, что происходит с этими персональными данными до того, как они будут сохранены. Как использующий компьютер разведчик не может контролировать, что происходит с его донесением до того, как оно будет зашифровано. Поэтому — только бумага. Только шифроблокноты. Только олдскульный хардкор.

Точно так же бесполезны любые требования по «передаче ключей». Даже если представить себе гипотетическую ситуацию, когда мессенджер меняет свою функциональность в угоду требованиям спецслужб (меняет сквозное шифрование, например, на шифрование на стороне сервера или организует передачу ключей сквозного шифрования на сервер) и таки передаёт ключи шифрования кому следует, то что мешает потенциальным террористам и наркоторговцам немедленно создать другой мессенджер? Программа-то не очень и хитрая, а массовое распространение её не требуется — кому надо, тот знает.

Мир изменился, но спецслужбы продолжают противостоять этим изменениям старыми методами. И если в случае с шифроблокнотом это может быть оправдано, то в случае с попытками догнать убегающий поезд горизонтальной глобализации это бессмысленно. Персональные данные больше не защитить — а это значит, что противостоять их накоплению следует другими методами. Активными. И, разумеется, противозаконными. 

Впрочем, если вы спросите меня, а как же противостоять новым угрозам, то я вам не отвечу. Если бы я знал это, то не колонки для вас бы писал, а чем-то другим занимался. Но вообще здравый смысл подсказывает, что в условиях нового глобального мира уже невозможно пытаться окуклиться, как это было возможно ещё лет тридцать назад. И поэтому единственный выход — налаживать отношения всех со всеми и договариваться.

Впрочем, это совершенно не значит, что военные и спецслужбы при этом должны расслабляться.

Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.

Добавьте RT в список ваших источников
Ранее на эту тему:
Сегодня в СМИ
Загрузка...
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить