Майдан против Штайнмайера

Короткая ссылка
Анна Долгарева
Анна Долгарева
Журналист, военкор

На переговорах в Минске контактная группа утвердила формулу Штайнмайера. Она определяет механизм введения особого статуса на территориях Луганской и Донецкой народных республик после их присоединения к Украине. В минском процессе это значительная подвижка вперёд: до этого украинское руководство отказывалось закреплять особый статус для Донбасса, хотя сейчас его статус — особее некуда.

Также по теме
© Serg Glovny/ZUMAPRESS.com Киев опубликовал письмо о согласовании формулы Штайнмайера
Дарья Олифер, пресс-секретарь представителя Киева на переговорах Леонида Кучмы, опубликовала на своей странице в Facebook текст письма...

Президент Украины Владимир Зеленский уже заявил, что формула должна быть имплементирована в новый закон Украины. Закона этого пока нет — видимо, будут неспешно разрабатывать. И Украина, и ЛДНР отметили, что до сих пор есть несогласованные моменты. Это разведение сил в Петровском и Золотом и обмен пленными.

Было сказано много слов. Сухая выжимка: Украина согласилась на проведение местных выборов в Донбассе, на закон об особом статусе, который до выборов будет применяться на временной основе, а после выборов — на постоянной.

Украинским «патриотам» расклад не понравился. «В любой непонятной ситуации шатай режим, ходи Майдан», — решили они. И, собственно, на Майдан отправились. Вроде бы даже довольно массово. С факелами, потому что дело уже было к вечеру, а реагировать надо было незамедлительно — завтра инфоповод уйдёт. С баннерами «Нi капiтуляцii». То есть вот особый статус Донбасса — это для Украины капитуляция.

Аналогичные «майданчики» прошли ещё в нескольких украинских городах. Правда, совсем «микромайданчики» получились: по несколько десятков «ветеранов АТО» вышло протестовать. В Мариуполе, Харькове, Запорожье, Черновцах и Львове. Это, конечно, не значит, что против минского процесса выступает, например, Харьков, —это значит, что там гнездятся ребята Билецкого из полка «Азов», которые за любую движуху, кроме мира.

Вообще, конечно, Зеленский и так был агентом Кремля для радикально настроенных украинцев, но теперь с ним всё окончательно стало ясно. Экс-президент Пётр Порошенко назвал формулу Штайнмайера «формулой Путина». Во-первых, чтобы подчеркнуть «зраду», во-вторых, чтобы не акцентировать внимание на том, что вообще-то эту схему предложил бывший немецкий президент, то есть та самая Европа, в которую так безысходно стремится уже пять лет Украина.

У Порошенко другого отношения к минским переговорам быть и не может. Позиция России на минских переговорах — заставить Украину выполнять соответствующие договорённости. Позиция Украины — увильнуть от этих договорённостей. Напомним, пункты минского процесса были записаны буквально кровью попавших в очередное окружение украинских киборгов, так что к минскому процессу Украину фактически принудили.

Это прекрасно понимал Порошенко. У Зеленского попроще к этому всему отношение, потому что не он был президентом, когда украинскую армию перемалывали в иловайском и дебальцевском котлах. Поэтому Порошенко не мог подписывать Минские соглашения. Зеленский может.

Правда, и Зеленский делает шаг вперёд — два назад.

«Если там кто-то будет, выборов не будет. Мы никогда не пойдём на то, чтобы проводить выборы, если там есть военные. Если там будут любые, вы понимаете, любые войска, выборов не будет», — затянул старую волынку новый украинский президент.

Также по теме
У Рады проходит акция протеста против согласования формулы Штайнмайера
Возле Верховной рады проходит митинг в знак протеста против согласования властями Украины формулы Штайнмайера.

Интересная позиция: она оставляет для Украины возможность бесконечно затягивать ситуацию. Потому что войска ЛДНР, естественно, со своей земли никуда не уйдут. Некуда им уходить. Это же не пресловутые «российско-террористические» войска, на которые неизменно ссылается украинская власть, стоит ей начать изыскивать любой предлог не выполнять свои обязательства. Это, между прочим, Народная милиция, право на которую закреплено за Донбассом всё теми же Минскими соглашениями.

И, разумеется, Зеленский не мог не напомнить, что закона об особом статусе на Украине пока что нет, а будет он принят Верховной радой или не будет — вопрос отдельный. В общем, опять-таки намекнул, что формула вроде бы как и необязательная и вот так прямо сразу её и не согласуешь...

С другой стороны, и Зеленского можно понять. Если в одном государстве, не разделённые линией разграничения, окажутся ополченцы и атошники, будет весело и страшно. Вот и приходится выдумывать новые условия, затягивать реализацию собственно минского процесса.

В общем, фактически об интеграции Донбасса с Украиной говорить пока рано. Особый статус прописан, но закона о нём нет. Выборы не пройдут, пока в Донбассе есть люди с оружием, — так они всегда так будут. Похоже, Зеленский продолжает традиционную, можно сказать, политику украинского государства, сложившуюся при Кравчуке, а затем Кучме: и нашим, и вашим, и ещё трошечки себе.

О политике этой ещё в девяностых придумали анекдот: мол, выходит Кравчук из самолёта, идёт дождь. Ему зонт предлагают, а он отказывается. «Та нет, — говорит, — я так, между капелек, между капелек».

Вот между капелек сейчас пытается прошмыгнуть и Зеленский. Уступить, с одной стороны, давлению российских и европейских дипломатов — и сохранить лицо перед собственными радикалами. Ну хоть какое-то подобие лица. И это привычная, естественная для Украины политика — хитрить и вилять. Уж более традиционная, чем, вытаращив в пустоту невидящие глаза, потрясать оружием, как было при Порошенко.

Зато нет теперь препятствий для встречи Зеленского и Путина в нормандском формате. Может, это и было целью украинского президента?..

Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.

Самые свежие новости России и мира на нашей странице в Facebook
Ранее на эту тему:
Сегодня в СМИ
Загрузка...
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить