Неприятное положение

Короткая ссылка
Дмитрий Лекух
Дмитрий Лекух
писатель

Что самое неприятное в этой и без того не блещущей позитивом и некомфортной со всех точек зрения ситуации, так это то, что она оказалась едва ли не полной неожиданностью для окружающих. Напомним, Европейский суд 10 сентября текущего года внезапно удовлетворил довольно рутинный и даже несколько безнадёжный иск Польши и тем самым отменил решение Еврокомиссии, которое позволяло российскому «Газпрому» на полную мощность использовать одно из продолжений «Северного потока — 1», а именно газопровод OPAL.

Также по теме
Накануне переговоров с Киевом: в Польше сообщили о решении суда ЕС запретить «Газпрому» доступ к части мощностей OPAL
Суд ЕС аннулировал решение Еврокомиссии, согласно которому «Газпром» имел право использовать все мощности трубопровода OPAL. Об этом...

То есть принял решение очевидно политического характера, направленное по факту одновременно против Москвы, Берлина (тут, правда, с оговорками) и Брюсселя и в пользу Киева и Варшавы. Где уже бросают в воздух имеющиеся в наличии чепчики и бьют то ли пустую посуду, то ли даже в колокола: чем у них там сопровождается очередная «перемога», с нашего берега без стакана, увы, иной раз как-то толком и не разберёшь. Проблемы масштаба, извините.

Но тем не менее событие действительно имело место быть. Событие достаточно неприятное. И с ним, с этим событием, вне всякого сомнения, нужно будет что-то решать.

О чём, собственно, речь.

OPAL, одно из сухопутных продолжений «Северного потока — 1», тянется от немецкого города Грайфсвальд, соединяя российский трубопровод со всей газотранспортной системой Центральной и Западной Европы. По подсчётам экспертов, решение Европейского суда в самом худшем для «Газпрома» случае может лишить «Северный поток — 1» примерно 10—12 млрд кубометров в год экспорта в Европу. Что как для «Северного потока — 1», так и тем более для самого «Газпрома» довольно неприятно, но далеко не смертельно, разумеется. Так, в частности, для «Северного потока» это означает снижение загрузки примерно до 80%, что с точки зрения технической нагрузки вполне нормально.

Сейчас, напомним, газопровод загружен выше проектных мощностей.

Что касается самого «Газпрома», то для него оно может вообще остаться незамеченным: просто напомним об идущем прямо сейчас строительстве дублёра газопровода OPAL под названием EUGAL, который вообще-то предназначен для «Северного потока — 2». Но на него также можно будет загружать часть объёмов, пока не выйдет на проектную мощность и не заработает в полную силу многострадальный Nord Stream 2. А к тому времени, когда Nord Stream 2 выйдет на запланированные объёмы, нынешнее решение Европейского суда будет, вне всякого сомнения, что называется, снесено: Еврокомиссия (заметим, не Российская Федерация) уже заявила, что «с высокой степенью вероятности» (читай: наверняка) будет подавать апелляцию. Более того, по большому счёту главному бенефициару, Германии, для отмены этого решения достаточно провести формальную «экспертизу о влиянии эксплуатации трубопровода на энергетические интересы других государств — членов ЕС», на отсутствие которой и ссылался Европейский суд при принятии данного весьма, надо сказать, одновременно забавного и скандального решения.

Также по теме
Эксперт прокомментировал решение суда в ЕС ограничить права «Газпрома» по OPAL
Гендиректор Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов в беседе с Nation News прокомментировал отмену судом ЕС...

Не факт, что Германии, кстати, так уж захочется с этим морозиться (собственно, для самого североевропейского — читай: германского — промышленного кластера газа будет и так достаточно при самых неприятных раскладах), это скорее проблемы центральноевропейских партнёров. Но есть ещё интересы германских энергетических гигантов, завязанных в проекте, и там есть чем на германские власти, если потребуется, надавить. Причём Российская Федерация в этом давлении даже и участвовать не будет, справятся и без неё.

Впрочем, об этом чуть ниже.

Пока просто сухо констатируем как доказанный тот тезис, с которого начинали данный материал: технически для «Газпрома» данная ситуация весьма неприятная, но вполне решаемая.

Неприятно тут другое: Европа в данной ситуации оказывается весьма слабым и непредсказуемым партнёром как раз из-за своей структурной неопределённости и частичного отсутствия суверенитета. Ибо никто лично меня не убедит, что это решение в пользу Польши (которая сама этого, похоже, уже не ожидала) не принималось и не подгадывалось специально под открывающийся на следующей неделе решающий раунд переговоров по транзиту в привычном треугольнике ЕС — Россия — Украина. И нет никакого сомнения, кому именно выгодно эти и без того явно ожидающиеся не самыми простыми переговоры если не сорвать, то как минимум максимально возможно осложнить.

Ещё раз.

Комбинация внешне проста и, казалось бы, безукоризненна.

Европейский суд принимает пусть и заведомо уязвимое, но обязательное к исполнению решение. Которое, хотя и будет, скорее всего, в течение ближайшего года, выражаясь юридическим сленгом, снесено, но именно сейчас, в самый решающий момент завершения строительства Nord Stream 2 и переговоров по истекающему транзитному договору с Украиной, — прямо как та самая ложка к обеду. Что при этом самое изящное — европейские потребители пострадать, вроде бы, не должны.

Также по теме
Козак заявил о возможности обжаловать решение суда ЕС по OPAL
Вице-премьер России Дмитрий Козак прокомментировал решение суда ЕС ограничить доступ «Газпрома» к мощностям газопровода OPAL.

Что касается текущего момента, то «Газпром» уже забронировал дополнительную мощность OPAL на годовом аукционе и спокойно сможет ею пользоваться до 1 января 2020 года, это даже не обсуждается. А к этому моменту, по идее, уже должны быть готовы мощности EUGAL.

На полную мощность Nord Stream 2, даже в том случае, если разборки с Данией ничего не сдвинут по срокам, выйдет далеко не сразу. А тем временем с нынешним, мягко говоря, спорным судебным решением что-то, уж извините за тавтологию, но решат.

Зато какой аргумент для Украины, чтоб она «решительно стояла на своём»!

А дальше — всё ещё проще и изящней.

Пойдёт Россия на уступки — ну значит, жила-была девочка, сама, дура, и виновата. Не пойдёт, а Украина, чувствующая поддержку, тоже упрётся — значит, не будет транзитного договора, местную ГТС быстренько растащат на металлолом, а высвобождающиеся рынки спокойно подберёт Германия, для успокоения своих американских партнёров вполне готовая мешать русский трубопроводный газ с американским (и не только американским: Катар и Ямал ничуть не хуже) сжиженным газом.

Красота!

Причём, если говорить совсем цинично, Российскую Федерацию данный расклад тоже если и не до конца устраивает, то является для неё вполне допустимым. Неслучайно Путин на ВЭФ педалировал вопрос строительства в Китай именно «Силы Сибири — 2», в девичестве газопровода «Алтай», ресурсной базой которого являются именно месторождения Ямала.

А ещё на том же ВЭФ Леонид Михельсон докладывал об «окончательном решении» по инвестированию в «Арктик СПГ-2», ресурсной базой для которого также остаётся жизненно важный и для европейских потоков Ямал, «сравнительно небольшой суммы» в размере $21 млрд за пару-тройку ближайших лет.

И это, помимо очевидных успехов на восточном направлении, выглядит ещё и как такой неплохой привет направлению западному: гарантированный объём, ребят, мы вам, конечно, поставим.

Раз уж договорились. Но жизненно важного интереса к расширению трубопроводов именно в сторону традиционных европейских рынков у нас в новых обстоятельствах уже, в принципе, нет.

И вот эта переговорная позиция, не считая ещё южного, «эрдогановского» газотранспортного коридора, — это такой торговый аргумент, который никакой ерундой типа решения Европейского суда по газопроводу OPAL и в прыжке, извините, не перешибёшь.

Тут много хуже, повторимся, другое.

Если Европа так легко приспосабливает под сиюминутные политические задачи даже такие традиционные, авторитетные, консервативные институты, как Европейский суд, то это означает только одно: она становится совсем уж труднодоговороспособной. И не по злобе, что называется, а благодаря институциональной рыхлости, которой так легко, как выясняется, манипулировать в интересах третьих стран.

И вот это как раз уже по-настоящему тревожный сигнал, ибо вызывает вопрос: а остаются ли вообще в Европе хоть какие-то вменяемые переговорщики, с которыми можно хоть о чём-то договариваться? Если даже решение Европейской комиссии, очевидно выгодное прежде всего именно для европейских рынков, так легко сносится путём нехитрых политических и/или специальных манипуляций, то как с ними вообще о чём-то долгосрочном можно принципиально говорить?

Ибо договариваться-то можно с кем угодно (не верите — изучайте Черчилля), но этот «кто угодно» должен иметь возможность и желание исполнять подписанный договор и/или неписанные договорённости хотя бы в своих собственных интересах, что иногда даже важнее официально оформленных документов.

Имеет ли такие возможности современная Европа и до какой степени, теперь стало ещё большим вопросом.

И вот именно с этим совершенно точно нужно что-то решать: в конце концов, это наш важнейший торговый партнёр и за него надо бороться, а не размахивать шашкой с криком: «Так не достанься же ты никому!»

Ну а на чисто тактическом уровне «Газпром» от этого как бы судебного решения, безусловно, не будет пребывать в щенячьем восторге. Но совершенно точно не расплачется и неприятность эту даже при самом худшем раскладе достаточно спокойно переживёт.

Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.

Самые свежие новости России и мира на нашей странице в Facebook
Ранее на эту тему:
Сегодня в СМИ
Загрузка...
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить