Смартфоны «широкой международной кооперации»

Короткая ссылка
Дмитрий Дробницкий
Дмитрий Дробницкий
Политолог, американист

Ленты практически всех мировых агентств облетела «сенсационная новость»: Дональд Трамп призадумался о последствиях торговой войны с Китаем после беседы с главой корпорации Apple Inc. Тимом Куком. Сама встреча состоялась 16 августа в гольф-клубе. А в минувшее воскресенье хозяин Белого дома подтвердил факт беседы. Он также сообщил, что Куку удалось «привести очень хорошие доводы» в пользу того, что новые тарифы в отношении китайских товаров могут больно ударить по «яблочному» бизнесу.

Также по теме
МИД КНР сообщил о непрерывных контактах Трампа и Си Цзиньпина
Официальный представитель МИД Китая Хуа Чуньин заявила, что председатель КНР Си Цзиньпин и президент США Дональд Трамп продолжают...

Дело в том, что под импортные тарифы подпадут милые сердцу многих ценителей iPhone, а также другие продукты компании, причём некоторые из них — AirPods, Apple Watch и HomePod — уже с 1 сентября 2019 года. До MacBook и «яблочных» смартфонов дело дойдёт в декабре. В то же время главный конкурент Apple Inc. — Samsung Electronics — подобных сложностей испытывать не будет: Сеул и Вашингтон заключили торговое соглашение ещё в прошлом сентябре.

Корреспондентов, конечно, интересовал вопрос, что же дальше? Как Человек-тариф (так часто теперь называют американского лидера) будет разбираться со сложившейся ситуацией? Агентство Reuters приводит весьма уклончивый ответ президента: «Я буду думать об этом».

Новость получила столь широкое освещение по двум причинам. Во-первых, она подпадает под популярный тег «торговая война». Мейнстримные медиа не пропускают ни дня, чтобы не покритиковать хозяина Белого дома за его тарифную политику и торгово-технологическое противостояние с Китаем (равно как и с Японией, ЕС и многими другими странами). Во-вторых, речь идёт о культовой продукции Apple. В дотрамповскую эпоху именно iPhone, MacBook и «умные» часы с «яблочной» маркировкой были символом высоких технологий, или, как говорили у нас до недавнего времени, инноваций. Причём инноваций американских. Получается, на святое Дональд замахнулся!

Если разбирать данную коллизию исходя из неолиберальной экономической модели, то в ней повинны «невозможный Трамп» и солидарные с ним национал-популисты с их ставкой на протекционизм, новую индустриализацию и технологический суверенитет. Всё, что нужно для решения проблемы, возникшей перед Apple Inc. и поклонниками её продукции, — это обнулить таможенные пошлины, вернуться к принципам «свободной торговли» и продолжить business as usual. Было бы совсем хорошо вдобавок выдворить Дональда из Белого дома и запретить «всяких разных» популистов и евроскептиков по всему свету.

Однако электоральные события 2016—2018 годов, внёсшие панику в ряды мировой либеральной элиты, произошли не по злой воле конкретных политиков. Изменения финансово-экономического курса в ведущих экономиках Запада (а также Индии, Латинской Америки и — частично — Азии) потребовали избиратели, которых «свободная торговля» и открытые границы лишили рабочих мест, привычного образа жизни и надежды на лучшее будущее. Но что важнее всего: в рамках глобалистской модели человечество не может перейти к следующему технологическому укладу и начать освоение новых пространств — от Арктики до ближнего космоса.

Можно долго рассуждать, возможно ли в принципе решить задачу индустриально-технологического прогресса силами, говоря словами классика, «единого человечьего общежитья». Но на практике к середине второго десятилетия XXI века выяснилось, что глобальное начальство с этой задачей попросту не справилось.

Бизнес-модель транснациональных корпораций (ТНК) прекрасно приспособлена для сокращения издержек, оптимизации логистики и дошлифовки уже имеющихся технологий, но она не предполагает внедрение технологий принципиально новых.

Таковые в неё попросту не вписываются и даже представляют для её доминирования опасность. ТНК добиваются конкурентных преимуществ за счёт производства товара в одном месте, его продажи — в другом, уплаты налогов — в третьем и хранения выручки — в четвёртом. В такой схеме нет места для подлинных инноваций — только для тюнинга и маркетинга. Не собирается вкладываться в технологический рывок и мировая финансовая олигархия. Ей торговля деривативами и управление эмиссией приносят гораздо больше денег, а главное — власти.

Но как только наметилась гонка за новыми технологиями и пространствами освоения, конфликты стали возникать вдоль хорошо знакомых старых границ — границ национальных государств и контуров зон их влияния. Это не означает, что международное сотрудничество и торговля в принципе отсутствуют. Но каждая страна сегодня сама за себя. В Арктике и в высоких технологиях преследуется прежде всего национальный интерес, а не абстрактные «интересы глобального развития».

Хитросплетения арктической гонки заслуживают отдельного разбора. Что же касается сферы новейших технологий (точнее, её небольшого сегмента — компьютерно-телекоммуникационного оборудования), то здесь ведётся нешуточная битва за первенство. Смартфоны, ноутбуки и прочие гаджеты лишь вершина айсберга.

Также по теме
В Китае заявили о намерении принять контрмеры на новые пошлины США
Комитет по тарифам Госсовета Китая заявил, что китайская сторона вынуждена принять контрмеры в ответ на новые пошлины США.

Тут главным яблоком раздора является беспроводная связь пятого поколения (5G). За доминирование в этой технологии и за контроль над её стандартами (видимо, уже не глобальными, а региональными — Европа, Западное полушарие, Азия, Россия и Океания) сегодня разворачивается эпическое сражение китайского IT-гиганта Huawei и американских компаний. И государства активно принимают участие в этих битвах. На «невидимую руку рынка» уже никто не полагается. Ведь речь идёт о серьёзных вещах.

Сегодня много копий ломается вокруг так называемого искусственного интеллекта. По большому счёту никто точно не знает, о чём идёт речь. Не потому, что от общественности что-то скрывают (хотя, конечно, и этого исключать нельзя), а потому, что это новая сфера деятельности. При этом все мировые политические лидеры и большинство экспертов сходятся в том, что страны, получившие преимущество в этой технологической отрасли, будут претендовать на роль вершителей планетарных судеб в XXI веке. Эта тема также слишком широка, чтобы освещать её в рамках данной статьи.

Замечу лишь, что в 2019 году уже никто не помышляет о том, чтобы создавать ИИ в рамках «глобальной открытости» или, как любили говорить у нас лет пять назад, «широкой международной кооперации». Может быть, искусственный интеллект в конце концов окажется пшиком (я, кстати, являюсь большим ИИ-скептиком), но важен вот какой факт: многообещающая прорывная отрасль стала сферой не «кооперации», но соревнования.

Вернёмся, однако, к более понятным нам материям. К смартфонам, которыми мы все пользуемся. К этому миру-на-ладони, к глянцевым дизайнерским интернет-аксессуарам, без которых уже не мыслит своей жизни так называемый современный человек. Именно их мы считали самым лакомым плодом глобализации.

Да, гаджеты представляют собой лишь ничтожную часть того, что способны подарить нам новейшие технологии, но и в этой узкой сфере началось жёсткое противостояние между национальными государствами и национальными производителями.

Современный смартфон — это действительно плод широкой международной кооперации. Но как только индустриально-технологическая конкуренция стала набирать обороты, выяснилось, что именно это и делает каждого его производителя уязвимым. Китайскую корпорацию Huawei попытались отлучить от операционной системы Google Android. В ответ программисты Поднебесной анонсировали собственную OC Harmony, однако главная проблема восточного IT-гиганта состоит в том, что им необходимы американские (именно сделанные в США) процессоры, в основном производства компании Qualcomm. На этих же «камнях» строятся и флагманы Samsung. Да, и китайцы, и корейцы с каждым месяцем улучшают характеристики собственных процессоров, но они всё ещё зависимы от Кремниевой долины.

Поэтому (не в угоду товарищу Си, а в угоду Qualcomm) Трамп раз за разом продлевает льготный период закупок для Huawei, хотя будь его воля, он давно бы уже отрезал доступ Поднебесной к американскому хай-теку. Южная Корея временно находится в наиболее выгодном положении — и потому, что пошла на предложенную Дональдом торговую сделку, и потому, что производит модули памяти, которые уже лет 20 успешно работают в компьютерах и смартфонах всех мировых брендов. Но Samsung недолго осталось почивать на лаврах. Если эта вертикально интегрированная полугосударственная корпорация не обзаведётся собственным 7-нанометровым производством, она также неизбежно попадёт под каток нового международного технологического порядка.

Также по теме
Азиатская схватка: как экспортное противостояние Японии и Южной Кореи может отразиться на мировой торговле
Экономика Южной Кореи, одна из самых развитых в Азии, оказалась в сложном положении не только из-за торговой войны США и Китая, но и...

Дело не только в Китае и США. Насколько яростной становится межнациональная конкуренция, можно судить хотя бы по набирающему обороты тарифному противостоянию между Сеулом и Токио. Так называемая торговая война ведётся не только Вашингтоном и Пекином, но и претендентами на четвёртое, пятое или шестое место в новом экономическом и индустриально-технологическом соревновании. Заметим, что и японо-корейский конфликт (немыслимый ещё пять лет назад) возник вокруг условий взаимной торговли новейшими разработками для IT-сферы. Как мы уже говорили выше, каждый защищает свой рынок, своего производителя и свою инженерно-технологическую школу.

Теперь понятно, почему Тим Кук прибежал за помощью к Дональду Трампу, а тот уклончиво пообещал подумать. Apple Inc., этот «светоч инноваций» глобального мира, был крайне успешен в то время, когда так называемая широкая международная кооперация и грамотный маркетинг сулили наибольшую выгоду. У «надкусанного яблока» нет собственного производства по определению — так и задумывалась его бизнес-модель. Если на Huawei и Samsung работают собственные заводы, то все iPhone и прочие модные гаджеты детища покойного Стива Джобса — это в чистом виде OEM-производство.

По сути дела, это даже не американский продукт. То есть он мог считаться американским, пока существовало установленное глобальным начальством международное разделение труда: тут производятся идеи, а там — железо. Но сегодня это один из самых уязвимых брендов в индустрии. Немудрено, что многие характеристики смартфона от «несомненного лидера» засекречены.

О последней серии iPhone более или менее достоверно известно лишь то, что новый процессор производится на Тайване, а корпус, схемы питания и всё прочее — в Китае. В этом Тим Кук и признался!

Если бы самые важные (и дорогие) компоненты гаджета производились в США или в других западных странах, он бы не рисковал подпасть под импортные пошлины.

Но даже если трамповские тарифы обойдут Apple стороной, это не спасёт любимую игрушку российских барышень от подорожания вдвое или вовсе исчезновения с рынка в случае обострения геополитических конфликтов в АТР.

Также по теме
© Global Look Press США отложили введение пошлин на некоторые товары из КНР до 15 декабря
Соединённые Штаты отложили введение пошлин в размере 10% на некоторые китайские товары до 15 декабря, сообщили в американском Торговом...

Это в прошлой жизни iPhone был «глобальным» или «американским». В новых условиях он безо всяких кавычек и преувеличений стал китайским (особенно учитывая, что официальное называние Тайваня — Китайская Республика). Мы в России хорошо знаем, что такое создание продукта «в широкой международной кооперации». Взять хотя бы проблемы, которые Москва испытала с экспортом Superjet и доводкой лайнера МС-21! Эти самолёты «вдруг» из российских стали американскими. И производителям приходится принимать срочные меры для их «национализации».

А вот вам совсем свежий пример. Новейший отечественный космический телескоп «Спектр-М» чуть было так и не остался на бумаге из-за отказа США поставлять углеволоконные материалы для его производства. Да, японские поставщики выразили готовность заместить продукцию своих американских коллег. Но что если и Токио вдруг решит, что российский спутник стоит оставить на Земле? Скажем, под давлением обстоятельств, связанных с игрой Вашингтона, Токио и Сеула?

Да, НИОКР наши, но что в них толку, если для реализации замыслов конструкторов необходимы закупки материалов и комплектующих, подпавших под санкции? В этом смысле санкции и тарифы абсолютно эквивалентны. Если твой хай-тек и твои прорывные проекты зависят от поставок потенциальных конкурентов, то жди беды.

«Широкая международная кооперация» осталась в прошлом. Из-за санкций, из-за торговых тарифов (которые суть одно и то же), а самое главное — из-за обострившегося международного индустриально-технологического соревнования. И если уж нас не убеждают собственные примеры, то давайте хотя бы посмотрим на «флагман инноваций» — на «яблочную» корпорацию, которая весь свой бизнес в своё время построила на предположении, что глобализация — это навсегда.

Не могу утверждать с определённостью, что в конце концов ответит Трамп на «убедительные аргументы» Кука, но подозреваю, что ему будет дано льготное время, в течение которого Apple Inc. будет предложено перенести производство своего «чуда техники» в США. Или объявить о закрытии бизнеса.

 

Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.

Самые свежие новости России и мира на нашей странице в Facebook
Ранее на эту тему:
Сегодня в СМИ
Загрузка...
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить