Грузите книги тоннами

Короткая ссылка
Марина Ахмедова
Марина Ахмедова
Главный редактор ИА Regnum, писатель, журналист, член СПЧ

Киевский книжный магазин объявил сбор книг на русском языке для их дальнейшей переработки. Магазин напомнил, что уже собрал 57 т книг на русском, отправил их на гипсокартон, а на вырученные деньги был куплен внедорожник для ВСУ. Со сбора новых тонн будет куплен ещё один, а также вещи, необходимые ВСУ.

Также по теме
Депутат Рады сообщил о запрете книг и издательской продукции из России и Белоруссии
Верховная рада Украины проголосовала за запрет на ввоз и распространение на территории государства книг и издательской продукции из...

Как автор, книги которого были запрещены на Украине ещё в 2015 году и ушли ещё тогда на переработку, я не могла не подумать злорадно: если книга прочтена, никак её уже не выскрести из человека. Хоть сожги её, хоть изрежь на мелкие кусочки и пусти их по ветру. Настоящие прочтённые книги живут в нас всегда. Я представила себе авторов этих книг — по ассоциации с теми, кого в этом году Украина низвергала активней всего. Достоевского, Толстого, Пушкина. В голове родилась метафора. Закатанные в гипсокартон, те красноречиво молчат со стен и потолков в украинских домах. А потом представила, как обменянный на них внедорожник мчит по театру боевых действий и везёт пассажиров, в сердца которых не стучит слезинка ребёнка Достоевского. Да, это были красивые метафоры.

Но, как это обычно бывает, они сразу же разбились о прозаичность реальности, когда я заглянула в аккаунт киевского книжного магазина и прочла комментарии под объявлением о сборе.

Желающих избавиться от книг, «написанных на языке оккупанта», было довольно много, и все они спешили притащить книги в магазин лично либо отправить их в Киев «Новой Почтой».

«А тридцать томов Большой советской энциклопедии можно?» — спрашивали администратора магазина. «Можно», — соглашался тот. «А старые журналы на русском можно?» — спрашивали другие. «Можно, везите всё». — «А можно привезти книги не русскоязычных авторов, но переведённые на русский?» — «Везите».

Также по теме
«СТРАНА»: из библиотек Одессы изымают русскую литературу
В одесских библиотеках начали убирать с полок русскую литературу, сообщает украинское издание «СТРАНА.ua».

Если бы у меня были тома Большой советской энциклопедии и залежи старых журналов, я, может быть, тоже захотела удобным способом избавиться от них. Кому они теперь нужны, когда всё можно посмотреть в интернете? Когда-то бабушки и дедушки этих людей отстаивали многочасовые очереди в магазинах, чтобы эту энциклопедию приобрести. И раз они приобретали её на русском, значит, и говорили они на русском — по логике жертвователей, их собственных внуков или детей, на «языке оккупантов». По той же логике на «языке оккупантов» говорят и думают сами жертвователи, иначе бы в их домах не лежали до сих пор и эта энциклопедия, и старые журналы на русском.

На удивление и к радости моей, в комментариях не было ни слова о книгах Достоевского, Толстого, Пушкина или Чехова. И вся эта акция начала напоминать сбор макулатуры, а не литературы. Нормальная, между прочим, советская, пионерская традиция. И что бы украинцы ни говорили, каким бы способом ни избавлялись от советских энциклопедий, советское в них ещё очень живо.

Руководство магазина уловило бы все эти нюансы, если бы читало книги великих русских писателей. Там про всё это есть. Но оно не улавливает, ведь измеряет книги тоннами и килограммами, а не смыслами.

И потому тот киевский магазин — вовсе не книжный магазин, а обычный пункт приёма макулатуры.

Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.

Добавьте RT в список ваших источников
Ранее на эту тему:
Сегодня в СМИ
  • Лента новостей
  • Картина дня

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить