«Особый случай» посла Врублевского

Короткая ссылка
Михаил Ростовский
Михаил Ростовский
Обозреватель газеты «Московский комсомолец»

Может ли посол иностранного государства испытывать чувство морального удовлетворения после того, как страна пребывания вежливо, но твёрдо укажет ему на дверь? Обычно такую ситуацию сложно себе представить. Но есть особые случаи. И вот один из таких особых случаев: Пётр Врублевский, уволенный на этой неделе указом президента Зеленского с должности посла Украины в Казахстане. Вам эта фамилия кажется знакомой? Немудрено. Врублевский — это тот самый дипломат, который вызвал грандиозный скандал в Казахстане, публично признав, что киевский режим пытается убить как можно больше русских. И вот закономерный финал: посол Врублевский больше не посол.

Также по теме
Посол России в Казахстане заявил, что посол Украины должен скоро покинуть республику
Посол России в Казахстане Алексей Бородавкин заявил, что украинский посол Пётр Врублевский имеет в Казахстане нежелательный статус и...

Справедливость (пусть пока в обрезанной форме — наказание за заявление Врублевского: «Чем больше мы убьём русских сейчас, тем меньше их придётся убивать нашим детям» — должно быть несравненно более серьёзным и жёстким, чем просто освобождение от должности) восторжествовала? С такой позицией сложно поспорить. Сразу после скандального поступка Петра Врублевского этим летом видный казахстанский общественный деятель, бывший министр Владимир Божко так охарактеризовал его действия: «Подобные заявления несовместимы со статусом посла и дипломатической этикой. Такого рода демарши посягают на мир и согласие в нашей стране, где проживают в мире и дружбе более 120 этносов, в том числе русские и украинцы». И вот теперь иностранный представитель, который открыто пытался натравить брата на брата и посеять в Казахстане межнациональную рознь, больше не обладает дипломатическим статусом в этой стране.

Однако вернёмся к тому, с чего я начал. Почему я считаю, что Врублевский, получив известие о своём освобождении от должности, испытал в том числе и чувство морального удовлетворения? Потому что на излёте своей посольской карьеры ему удалось провернуть комбинацию, нацеленную на вбивание клина между Казахстаном и Россией. Получив от Министерства иностранных дел Казахстана просьбу «отправиться домой», Врублевский так и сделал, но сначала — только «в отпуск». В чём смысл? В том, чтобы иметь возможность ненадолго вернуться в Астану и посетить там в своём прежнем ранге посла несколько дипломатических приёмов. Комбинация сработала. МИД России и МИД Казахстана обменялись недовольными заявлениями. А что сейчас ещё надо для полного личного счастья украинскому дипломату? Весь смысл деятельности украинского МИД сводится к попыткам портить отношения России с другими странами мира.

Но вот много ли стоит это моральное удовлетворение посла Врублевского? Выступая на заседании Совета глав государств СНГ в столице Казахстана Астане 14 октября этого года, Владимир Путин заявил в числе прочего: «Конечно, при всём позитиве взаимодействия в рамках СНГ надо признать, что, к сожалению, порой появляются и нестыковки, и разногласия, и конфликты... Надо, конечно, стремиться к тому, чтобы искать выходы из сложившейся ситуации, где бы она ни возникала. Добрая воля, на мой взгляд, у всех есть, и нужно эту добрую волю по максимуму использовать». И у России, и у Казахстана такая добрая воля есть. И основана она в том числе на трезвом понимании своих долгосрочных стратегических интересов. Ничего особенно оригинального в двух предыдущих предложениях мне сказать не удалось? Это как посмотреть. С точки зрения бывшего посла Врублевского, да и всей украинской дипломатии в целом, я сказал не просто нечто оригинальное, а нечто, что совершенно не укладывается в голове.

Думая, что она вредит России, украинская дипломатия вредит в первую очередь своей собственной стране и своим собственным гражданам.

Приведу ещё одно заявление Владимира Путина в Астане: «Но мы же не ставили перед собой задачу уничтожения Украины. Нет, конечно. Вот они взяли в своё время (а в Крыму проживают 2,5 млн человек, 2 млн 400 тыс.) — взяли и воду отрубили там. Войскам пришлось зайти и открыть воду в Крым. Просто как пример логики наших действий. Не сделали бы они этого действия — не было бы противодействия. Мост взорвали — теперь нам нужно десять раз подумать: обеспечение сообщения с Крымом по территории, насколько это важно для Российской Федерации? Понимаете?» В киевской верхушке, похоже, по-прежнему не понимают. А ведь всё на самом деле так просто: «Не сделали бы этого действия — не было бы противодействия».

Поняли теперь, к чему я клоню? Надо говорить не только об «особом случае» бывшего посла Врублевского. Говорить стоит об «особом случае» всей украинской дипломатии. То, что произошло между Москвой и Киевом в 2022 году, не было неизбежным. То, что произошло, стало результатом многолетних иррациональных усилий украинской дипломатии. Возможно, конечно, что в украинском МИД не считают и свой прежний, и свой нынешний курс иррациональными. Но подлинный рационализм может быть основан только на доброй воле, на стремлении строить мосты, а не разрушать. Пусть поэтому Пётр Врублевский радуется, сколько ему угодно. Плоды его усилий являются долговечными в той же мере, что и круги на воде — то есть в никакой.

Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.

Добавьте RT в список ваших источников
Ранее на эту тему:
Сегодня в СМИ
  • Лента новостей
  • Картина дня

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить