«Никогда ещё ЕС не имел такой слабой поддержки»: с какими трудностями столкнулся Евросоюз на пороге 25-летия

1 ноября Европейский союз отмечает 25-летие. В 1993 году вступил в силу Маастрихтский договор, учредивший новое политическое и экономическое образование на базе существовавших ранее европейских сообществ. Акт стал важнейшим этапом в истории создания единой Европы. Однако, как отмечают аналитики, по прошествии четверти века внутри ЕС усиливаются кризисные тенденции. Среди граждан стран Евросоюза растёт число евроскептиков. С какими трудностями столкнулся Брюссель и почему в Европе усиливаются позиции правых, разбирался RT.
«Никогда ещё ЕС не имел такой слабой поддержки»: с какими трудностями столкнулся Евросоюз на пороге 25-летия
  • Reuters

В четверг ЕС отмечает 25-летие. 1 ноября 1993 года вступил в силу Маастрихтский договор, согласно которому лидеры 13 стран Европы учреждали новое интеграционное образование — Европейский союз. Именно с этого момента юридически идёт отсчёт существования ЕС как особого политического и экономического образования.

Договор о Европейском союзе — такое официальное название носило соглашение — завершал объединение возникших ещё в 1950-х годах европейских сообществ: Европейского объединения угля и стали (ЕОУС), Европейского сообщества по атомной энергии (Евратома) и Европейского экономического сообщества (ЕЭС), до этого формально независимых, но имевших с 1967 года общие органы управления.

Маастрихтскому соглашению, которое было подписано в феврале 1992 года, предшествовало подписание Единого европейского акта в 1986 году, когда лидеры европейских сообществ обязались создать единый рынок к 1 января 1993 года. Как отметила в интервью RT заведующая отделом исследований европейской интеграции Института Европы РАН Ольга Потёмкина, главной предпосылкой подписания Маастрихтского договора стала необходимость реализации концепции единого внутреннего рынка.

Эффект перелива

«В теории европейской интеграции есть такой термин — эффект перелива, — рассказала в интервью RT Потёмкина. — В Маастрихтском договоре к экономике было добавлено две «опоры ЕС» — внешняя политика, внутренние дела и юстиция. Внутренние дела и юстиция, общая охрана границ были следствием перелива интеграции из экономики. Вследствие развития единого внутреннего рынка возникла необходимость отмены внутренних границ, что реализовалось в Шенгенском соглашении (вступившем в силу в 1995 году. — RT). А поскольку потребовалось отменить внутренние границы, возникла необходимость защищать общие границы ЕС и перейти к общей миграционной политике».

  • Главы европейских стран после подписания Маастрихтского договора
  • Reuters
  • © Jerry Lampan

Кроме того, на фоне прекращения холодной войны и распада СССР европейские сообщества задумались о присоединении новых членов и повышении роли интеграционного блока на пространстве Старого Света. А значит, требовалось преобразовать чисто экономическое объединение в политическое.

«Накануне крупномасштабного расширения ЕС были поставлены политические задачи, необходим был шаг от европейских сообществ к Европейскому союзу», — подчеркнула Ольга Потёмкина.

В 1995 году в ЕС вступили нейтралы — Швеция, Австрия и Финляндия. В годы холодной войны европейские сообщества пополнялись за счёт членов западного блока. В 1995 году вступило в силу Шенгенское соглашение и начала реализовываться идея Европы без внутренних границ. Наконец, в 1999 году была введена единая европейская валюта — евро, создание которой также было прописано в Маастрихтском договоре. Естественно, это потребовало создания наднационального механизма валютного регулирования — Европейского центрального банка.

Тяжёлые проблемы

За 25 лет существования ЕС далеко продвинулся в деле интеграции. Сейчас в союзе уже 28 членов. Он охватывает не только территорию Западной Европы, но и большую часть Восточной. В ЕС теперь есть свой президент (сейчас Дональд Туск) и «министр иностранных дел» — Верховный представитель Союза по иностранным делам и политике безопасности (Федерика Могерини).

«Общая внешняя политика и политика безопасности развивалась больше на межправительственном уровне, — отмечает Ольга Потёмкина. — Но сейчас и там произошли сдвиги — подписание договора PESCO, создание европейской армии».

  • Председатель Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер
  • Reuters
  • © Vincent Kessler

Одновременно эксперт отмечает наличие кризисных тенденций в развитии ЕС. Они обозначились уже в 2005 году, когда народ Франции на референдуме отверг проект общеевропейской конституции.

«Уровень интеграции со времён Маастрихта вырос значительно, но имеет свои пределы — ряд кризисов, провал конституции поставили преграды на пути движения к федеративному общеевропейскому государству, сторонником которого является, например, Жан-Клод Юнкер», — отмечает Ольга Потёмкина.

За отказом от конституции последовали экономический кризис 2008 года и попытка «грексита» в 2015-м, когда на референдуме по налоговой политике население Греции выступило против мер жёсткой экономии ЕС, за чем, по словам того же Юнкера, мог последовать выход страны из еврозоны. В 2016-м жители Великобритании на референдуме проголосовали за выход страны из ЕС, запустив процесс брексита.

Также по теме
Дональд Туск «Пришло время выхода»: как переговоры по брекситу усиливают противоречия внутри Европы
Председатель Европейского совета Дональд Туск предложил после брексита заключить с Великобританией соглашение о свободной торговле....

Волна мигрантов из стран Африки и Ближнего Востока, пик которой пришёлся на 2015 год, обозначила противоречия между странами ЕС по миграционному вопросу. Часть стран, такие как Венгрия, Польша, Чехия, Словакия, государства Прибалтики, выступили против любых попыток принять ближневосточных беженцев и создать механизм их расселения по странам ЕС. В свою очередь, Италия, Греция и Испания, ставшие воротами для тысяч мигрантов, настаивали на том, чтобы распределение всё же имело место. К компромиссу по этому вопросу не пришли до сих пор.

«В последнее время Европа трещит по швам. Уже нет европейской солидарности. Многие страны говорят о том, что их национальные интересы должны стоять выше», — отметил в интервью RT заместитель директора Института стратегических исследований и прогнозов РУДН Никита Данюк.

Последним на сегодняшний день внутриевропейским кризисом стал спор Италии и Еврокомиссии из-за бюджета страны на будущий год. Брюссель не устраивает слишком высокая планка дефицита бюджета в 2,4%. Как писало в октябре австрийское издание Contra Magazin, планы итальянского правительства по реструктуризации долга страны «могут похоронить ЕС».

«В сравнении с Маастрихтским договором Европейский союз значительно ушел вперёд, — отмечает Ольга Потёмкина. — С другой стороны, никогда ещё европейский проект не имел такой слабой поддержки среди граждан. Если 1990-е годы были годами энтузиазма и мечтаний, то сейчас тяжёлые проблемы больше склоняют к реализму».

Союз нерушимый?

Согласно опросу общественного мнения социологической службы ЕС Eurobarometer, проведённому весной текущего года, 48% европейцев не доверяют институтам ЕС. Главной проблемой развития Евросоюза они считают иммиграцию (38%) и терроризм (29%).

Также по теме
Госдеп США осудил решение ЕС выделить материальную помощь Ирану «Концепция американского эгоизма»: как далеко могут зайти разногласия ЕС и США по иранскому вопросу
В США назвали ошибочным намерение Евросоюза выделить $20,7 млн Ирану в качестве финансовой помощи. В Госдепе считают, что таким...

По мнению Никиты Данюка, обе проблемы глубоко связаны. Их причина — «квазилиберальная идеология толерантности», ставшая идейной основой ЕС в 1990-е. В результате, отмечает эксперт, «Европа утратила статус благополучного островка стабильности, став центром экстремизма и терроризма».

Ещё одна проблема, по мнению политолога, — внешнеполитическая. Если ранее США рассматривали Евросоюз как своего политического союзника, то при Дональде Трампе перешли к восприятию его в качестве геоэкономического конкурента. Результатом стало вступление США в торговую войну с ЕС и повышение пошлин на ряд товаров летом текущего года.

По мнению Ольги Потёмкиной, сейчас ЕС переживает «ряд кризисов — экономический, миграционный, социальный и явный кризис элит». Однако это не значит, что у ЕС нет потенциала развития. Так, миграционные проблемы стали для Еврокомиссии поводом продвигать идеи наднационального регулирования. Экономический кризис еврооптимисты списывают на то, что в руках наднационального центра ЕС — ЕЦБ — находится только кредитно-денежная политика, а не управление экономикой Евросоюза в целом. Вывод — нужно больше интеграции.

«На повестке дня появление общеевропейской прокуратуры, — отмечает Потёмкина. — Кто бы мог во времена Маастрихтского договора об этом подумать?»

Кроме того, ЕС не отказывается от идей расширения. Политические представители ЕС — Туск и Могерини — неоднократно заявляли, что для балканских стран — Албании, Боснии и Герцеговины, Македонии, Сербии и Черногории и частично признанного Косова — открыты перспективы присоединения.

  • Албанцы размахивают флагами из автомобиля
  • AFP
  • © GENT SHKULLAKU

Два пути

Как отмечают эксперты, стремительный рост популярности правых евроскептических партий на территории континента явился одним из факторов, останавливающих развитие ЕС. Этот же аспект указывает на общее разочарование населения в концепции единой Европы. 

На востоке Европы страны Вышеградской группы (Польша, Венгрия, Чехия и Словакия) уже несколько лет сообща противостоят наднациональным инициативам по миграции и попыткам ЕС регулировать их внутреннюю политику.

Также по теме
«Заметный крен вправо»: смогут ли консерваторы создать Союз европейских наций вместо ЕС
Если евроскептики выиграют выборы в Европарламент, ЕС в его нынешнем виде будет упразднён. Об этом заявила лидер бывшего...

В Австрии по результатам выборов прошлого года к власти пришли Австрийская народная партия и оппоненты Брюсселя из Австрийской партии свободы. В Италии в конце мая кабинет министров сформировал партии евроскептиков «Лига Севера» и «Движение пяти звёзд».

Серьёзных успехов националисты и популисты добились на президентских выборах во Франции в 2016 году, где главным конкурентом одержавшего победу Эммануэля Макрона стала лидер «Национального фронта» Марин Ле Пен. На выборах в бундестаг в 2017-м евроскептики из «Альтернативы для Германии» заняли третье место. Успешных результатов правопопулистские партии добились на выборах в Нидерландах в 2017-м, в Швеции и Латвии в 2018 году.

Сейчас эти правоконсервативные силы континента готовятся к выборам в Европейский парламент весной 2019 года. Новый состав Европарламента должен будет избрать и нового председателя Еврокомиссии.

Глава итальянской «Лиги Севера», вице-премьер Италии Маттео Сальвини, с этой целью уже посетил Францию и Венгрию, где провёл переговоры с Виктором Орбаном и Марин Ле Пен. Его партнёр по правительственной коалиции, лидер «Движения пяти звёзд» Луиджи ди Майо, заявил, что будет создавать свою коалицию популистов.

Активную помощь евроскептикам готовы оказать из-за океана. Бывший руководитель избирательной кампании Дональда Трампа и экс-советник Трампа Стивен Бэннон в июле заявил о создании фонда The Movement, который должен оказать противникам Брюсселя технологическую и финансовую поддержку.

«На наших глазах образуется правый интернационал, консерваторы и традиционалисты объединяются в преддверии выборов в Европарламент в 2019 году. Если у них получится каким-то образом прийти к власти, то я не исключаю, что Европейский союз будет трансформирован», — считает Никита Данюк.

По мнению эксперта, вряд ли евроскептики станут отказываться от выгод экономической интеграции, но на уровне политическом «могут прийти к выводу, что реализация единой внешнеполитической линии провалилась. Характерный пример — антироссийские санкции Евросоюза, невыгодные для многих стран ЕС».

Другой вариант развития ЕС продвигает президент Франции Эммануэль Макрон. Он создаёт либеральную коалицию во главе со своим движением «Вперёд, республика!». 8 сентября прошлого года во время выступления в Афинах Макрон обозначил свои главные приоритеты на общеевропейском уровне: углубление экономического и валютного союза и даже создание парламента еврозоны, куда депутаты избирались бы не по национальным, а по общеевропейским спискам.

  • Президент Франции Эммануэль Макрон
  • Reuters
  • © Francois Lenoir

«Сценарий, который пытается реализовать Эммануэль Макрон, — это ещё большая интеграция в ответ на выход Великобритании из Европейского союза, — отмечает Никита Данюк. — Он считает, что только благодаря укреплению интеграции можно выйти из кризиса, в котором находится ЕС».

Как отмечает Ольга Потёмкина, «очень многое зависит от того, какая партия победит на выборах в Европарламент и кто станет во главе Европейской комиссии». Однако она полагает, что в любом случае ЕС сохранится, хотя развитие его и замедлится.

«Резких перемен не будет, будет статус-кво с развитием отдельных проектов», — считает политолог.

Никита Данюк настроен более пессимистично. «Говорить о «закате Европы», как писал Шпенглер, ещё рано; но вполне возможно, что на нашем веку мы можем стать свидетелями дезинтеграционных процессов, которые превратят ЕС в сообщество по интересам», — полагает эксперт.

Ошибка в тексте? Выделите её и нажмите «Ctrl + Enter»
Самые свежие новости России и мира на нашей странице в Facebook
Сегодня в СМИ
Загрузка...
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить