Погоня за прошлым: почему безупречный танец Степановой и Букина остался в тени вакинга Пападакис и Сизерона

Габриэла Пападакис и Гийом Сизерон одержали первую победу в рамках серии Гран-при по фигурному катанию. Французский дуэт с солидным отрывом опередил Мэдисон Хаббел и Закари Донохью, а также Александру Степанову и Ивана Букина. При этом российская пара вдохновенно и безукоризненно исполнила свою произвольную программу, однако явно стала заложником существующей у судей иерархии в танцах. Действующие чемпионы мира Виктория Синицина и Никита Кацалапов постараются ответить законодателям мод последних лет в следующие выходные на этапе в Токио.
Погоня за прошлым: почему безупречный танец Степановой и Букина остался в тени вакинга Пападакис и Сизерона
  • Александра Степанова и Иван Букин
  • © ISU

Когда Виктория Синицина и Никита Кацалапов совершенно выдающимся образом откатали на чемпионате мира в Стокгольме свой произвольный танец, известный в недавнем прошлом фигурист, а ныне хореограф и постановщик Илья Авербух, комментируя увиденное, призвал не подбирать эпитеты, а просто кричать браво.

«Они будто подняли нас на другую планету, где совершенство красоты, где душа замирает, где каждое слово — о любви. 12 лет мы не выигрывали чемпионат мира. В прошлом году ребята уже начали обыгрывать французов — на первенстве Европы, но тогда главный турнир отменили. Да, французский дуэт не приехал в Швецию, и в следующем году будет очень серьёзная борьба. Но ребята стали чемпионами мира по праву. Браво, Александр Жулин. Он проделал гигантскую работу. Его подопечные прошли через тернии. И продолжают идти, потому что главный старт в следующем сезоне — Олимпиада», — не скрывал восторга вице-чемпион Игр в Солт-Лейк-Сити.

Также по теме
Высшая математика: как Пападакис и Сизерон шокировали всех на своём первом турнире в олимпийском сезоне
Французские фигуристы Габриэла Пападакис и Гийом Сизерон вышли на соревновательный лёд впервые за без малого два года. Они приняли...

Александра Степанова и Иван Букин остались на том турнире пятыми. Было ли это справедливо? Не знаю. Скорее это очень органично вписывалось в старую схему, которая родилась в совсем давние советские времена. Тогда все, так или иначе причастные к танцам на льду, знали: за успех первой пары почти всегда нужно платить, принося в жертву чаще третий, но иногда и второй дуэт.

Допускаю, что в Стокгольме эта схема была не задействована, но совершенно очевидно, что именно этот турнир провёл жёсткую границу между первой российской парой и второй, хотя ещё за год до этого силы дуэтов представлялись относительно равными.

В сказанном выше, собственно, кроется ответ на вопрос, почему при совершенно потрясающем произвольном танце и безукоризненном и очень вдохновенном его исполнении в Турине Степанова и Букин остались третьими, пропустив вперёд американцев Мэдисон Хаббел и Закари Донохью.

Технически и исполнительски российский дуэт ничем не уступал вице-чемпионам мира, а в постановке и выразительности откровенно превосходил их. Просто в подобных противостояниях в мозгу судей автоматически щёлкает переключатель, добавляющий десятые и сотые доли балла не за исполнение — за рейтинг.

Можно, конечно же, списать озвученное мнение на эмоции, но главное заключается не в этом. А в том, что в олимпийском сезоне тренерская лаборатория Александра Свинина, Ирины Жук и тех специалистов, что задействованы в подготовке, поставила Степановой и Букину наиболее сильный танец из всех, что когда-либо были у дуэта раньше. В ряду показанных в Турине произвольных постановок «Ромео и Джульетта» россиян прозвучала ничуть не менее мощно, чем ритм-танец легендарных французов Габриэлы Пападакис и Гийома Сизерона.

Понятно, что о французах в Турине говорили больше. Их уникальному ритм-танцу в необычном для фигурного катания уличном стиле вакинг была посвящена, по сути, вся пресс-конференция.

Габриэла и Гийом взахлёб рассказывали, как счастливы, что этим необычным стилем 1970-х заинтересовалась их тренер Мари-Франс Дюбрей, что она же нашла хореографа, с которым фигуристы две недели с утра до вечера работали на полу, чтобы потом перенести все движения на лёд (кстати, свой танец, точнее центральную его часть, французы изменили как раз по настоянию хореографа), и наконец, что вакинг идеален для льда, поскольку заключается в руках и теле и совершенно не ограничивает фигуриста в работе ног и в катании как таковом.

Мэдисон Хаббел на той пресс-конференции плакала. Она говорила, что самой большой её мечтой на протяжении многих лет было выиграть чемпионат мира и золотую олимпийскую медаль. И очень больно и горько признавать, что этого уже никогда не произойдёт. Этими словами американка фактически ретранслировала мысль: пока Пападакис и Сизерон катаются так, как это было в Турине, мечтать о победах может только безумец.

Не правда ли, парадокс? Титул действующих чемпионов мира и Европы принадлежит Синициной и Кацалапову, а говорить в превосходных степенях мир продолжает о французах, не допуская и мысли о том, что с легендарным дуэтом можно соперничать. Понятно, что Никите с Викой отчаянно не везёт в том, что партнёр никак не может справиться с травмой спины, из-за чего были пропущены несколько запланированных стартов, но только ли в этом дело?

Также по теме
«Совершенство красоты»: Синицина и Кацалапов впервые выиграли чемпионат мира в танцах на льду
Виктория Синицина и Никита Кацалапов стали первыми российскими чемпионами мира в танцах на льду за последние 12 лет. Подопечные...

Возможно, причина некой вторичности восприятия российских чемпионов заключается в том, что слишком долго и они сами, и их тренер Александр Жулин были одержимы целью сначала приблизиться к Пападакис и Сизерону, а затем и опередить их. И когда желаемое наконец свершилось (на чемпионате Европы в Граце — из-за довольно грубой ошибки французов, а в Стокгольме — благодаря их отсутствию), могла наступить внутренняя растерянность: а дальше-то что делать?

Психологический парадокс соперничества с недосягаемым лидером очень точно описала в своём интервью известная российская лыжница Юлия Ступак, когда её спросили о легендарной Терезе Йохауг, выжигающей поляну лыжных гонок на протяжении нескольких последних лет. Вместо того чтобы начать рассуждать о совершенно очевидном превосходстве норвежки над остальными, Юля жёстко отрезала.

«Мне вообще не очень нравится слышать, что каждая из нас хочет обыграть Терезу, обыграть Терезу, обыграть Терезу. Да, это круто, но слишком узко в моём понимании. Когда до такой степени зацикливаешься на одном-единственном сопернике, это сильно ограничивает. Не говоря уже о том, что сама мысль стать лучше, чем кто-то, как бы изначально подразумевает, что ты — хуже», — пояснила россиянка.

Эти слова применимы ко всем без исключения сферам человеческой деятельности. Сила Пападакис и Сизерона не в титулах и не в умопомрачительной природной пластике партнёра. А в той одержимости, с которой четырёхкратные чемпионы мира продолжают проламывать стены собственных возможностей, не слишком озадачиваясь мыслью, что о них подумают соперники. Захотели поменять музыку — поменяли. Укоротить юбку? Запросто! И даже если ради очередного образа обоим потребуется выйти на лёд в балетных трико, имитирующих обнажённые тела, Габриэла и Гийом наверняка сделают это не задумываясь. Разве что с некоторой скидкой на рамки правил. Потому что на текущем историческом витке именно они — законодатели мод и ведут себя соответствующим образом. Именно поэтому им крайне сложно что-то противопоставить. 

Впрочем, у Синициной и Кацалапова пока ещё есть возможность с этим не согласиться: первый в сезоне старт российской пары состоится на следующей неделе в Токио.

Ошибка в тексте? Выделите её и нажмите «Ctrl + Enter»
Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен
Загрузка...
Сегодня в СМИ
Уважаемые читатели, оставленные вами ранее комментарии в процессе миграции из-за смены платформы. В ближайшее время все диалоги вернутся
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить