«В 2020-м наш полумарафон пробегут в 85 регионах России»: Ксения Шойгу о «Лиге героев» и сотрудничестве с Катаром

Преодоление препятствий в экстремальных условиях закаляет не только физически, но и ментально. Подобные развлечения по большей части несут в себе социальные функции, и на них не стоит зарабатывать. Об этом в интервью RT заявила руководитель «Лиги героев» Ксения Шойгу. По её словам, в 2020 году в рамках проекта состоится уникальный полумарафон «Забег», который одновременно будут преодолевать в 85 российских городах, и ночная «Гонка героев» в Дохе. Она также рассказала о коллаборациях с организационным комитетом чемпионата мира по футболу в Катаре.

— Проекту «Лига героев» уже шесть лет, но о нём известно не так много…

— Начинали мы в 2013-м с «Гонки героев». Это было единственное мероприятие, которое мы устраивали тогда. Несмотря на отвратительную сентябрьскую погоду, первые 400 участников получили вместе с нами огромное удовольствие. Никто не думал, что через год эта история получит продолжение. Однако, когда знакомые стали звонить и спрашивать: «Когда ждать следующую гонку?», стало очевидно, что этому развлечению в России быть.

— То есть первые шаги были убедительными?

— Да. Когда мы почувствовали, что это нужно людям, испытали облегчение. Сначала охватили 16 регионов, потом присоединили и другие с помощью других проектов, таких как «Забег». Это мероприятие с одновременным стартом в разных городах страны. В 2017-м начинали с десятка, в следующем будет уже 85. Это невероятное количество, равных которому не было!

— Но и это не всё...

— Помимо «Лиги героев» и «Забега», также есть проекты «Игры героев» и «Арена». Возможно, вы слышали про ниндзя-форматы. На самом деле это японский национальный вид спорта. Его значительно распиарили, и вот он уже проводится в России.

Можно сказать, что мы устраиваем телевизионный аналог этого шоу. Впервые мы привезли его в парк Горького на чемпионат мира. В Москву тогда приехали представители 17 стран. Мы забрали весь пьедестал. В женских соревнованиях австралийки заняли все места в призовой тройке, кроме первого.

— А сколько человек примут участие в рекордном «Забеге»?

— Точно сказать не могу. Мы рассчитываем на 200 тыс. человек. Возможно, будет больше в зависимости от квот, которые предоставят города. Всё-таки это массовое мероприятие, поэтому будем бороться за максимальное число людей. К слову, оно состоится 31 мая 2020 года, в день рождения моей мамы.

— Представим, что люди не имеют никакого отношения к спорту. Чем их можно завлечь?

— Нашим концертом. Это финальная часть сезона. Вы можете провести хорошо время и потанцевать. Познакомиться с партнёрами, спонсорами, волонтёрами, которые расскажут вам о проекте, а также посетить тренировку в парке Горького. Я пару раз предпринимала такие попытки, но мне отчаянно не везло. Постоянно затаскивали в сильную группу, и на следующий день я уже не могла понять, что со мной происходило. Поэтому для людей, которые только знакомятся с этим видом спорта, есть специальные группы для начинающих.

— Но это же не просто бег в чистом виде.

— Да, конечно. Это бег с элементами кроссфита.

— Какими, если не секрет?

— Смотря где его проходить. Как такового формата особо нет. Это отжимания, подтягивания, разная работа со свободными весами, приседания, всяческие выпады, поддержать кого-то на руках, пройти кольца. Всё, что есть под рукой, на самом деле. Очень приятное упражнение с шинами есть. Если вы любите что-то потаскать, то это, несомненно, ваше.

— То есть не просто бежишь, а становишься физически всесторонне развитым?

— И не только физически. На гонке также требуется и смекалка. Нужно подбросить девушку на трёхметровый забор, затем самому каким-то образом туда залезть. Такой вот увлекательный тетрис получается.

— Люди любят рассказывать об этом в Instagram…

— Да, у нас люди порой даже знакомятся. Очень много свадеб, тимбилдингов проходит!

— Прямо во время гонки?

— Ну да. Ты молча закидываешь девушку, она тебе благодарна. Потом можно гречку поесть. Своего рода молчаливое свидание такое. Заодно посмотрел, всё понял.

Также по теме
«Ничего более сильного не испытывала»: как россиянка Шевчук выиграла ультрамарафон на 205 км
С 18 до 45 лет победительница ультрамарафона среди женщин 2019 года Алёна Шевчук была далека от спорта и здорового образа жизни. Об...

— Сколько такая гонка длится по времени?

— У кого как. Самые слабые больше шести часов проходят. Но мы говорим сейчас о самой сложной трассе в Алабине. Это более 60 препятствий. А самые подготовленные преодолевают дистанцию за 88 минут.

— У этого проекта должна быть очень хорошая телевизионная картинка…

— Много грязи, девушки… Да, вообще отлично!

— Вы не думали над тем, чтобы эту идею кому-нибудь продать?

— Во время чемпионатов России и мира мы ведём прямые включения в социальных сетях, и количество просмотров радует. О больших экранах пока не думали, но, думаю, со временем у нас получится опробовать и этот формат.

— Почему? У вас ведь нет серьёзных конкурентов…

— У нас вообще нет конкурентов! Есть только коллеги по цеху. Мы все очень тесно связаны, так как рынок совсем небольшой. Все набираются опыта в проведении таких соревнований. К тому же люди не до конца привыкли к подобного рода мероприятиям. Интерес к подобному формату отдыха сейчас только зарождается.

— Вам не скучно при отсутствии конкуренции?

— Отнюдь. Нам очень весело! У нас очень плотная связь с участниками.

Поэтому, если какое-то препятствие не зашло или было чересчур сложным, принимаем к сведению. Также стараемся помогать и прислушиваться к тем, кто участвует в международных соревнованиях от России: они всегда подсказывают, как можно усовершенствовать «Лигу героев». Эта коллаборация приносит свои плоды.

— Кто среднестатистический участник стартов?

— Обычный человек со средней физической подготовкой, который не занимался спортом профессионально, хочет попробовать что-то новое и провести выходные с пользой.

— Какие-нибудь курьёзные случаи происходили за это время?

— Да, у нас есть специальное препятствие. Девятиметровая конструкция. Оно самое высокое и сложное. Там у нас забронировано специальное место для тех молодых людей, которые хотят встать на колено — так, чтобы все увидели. Для этих случаев мы готовим операторов. Обычно в начале трассы девушка ещё не знает, что ей сделают предложение. Поэтому по мере прохождения дистанции мы очень боимся, что она взбрыкнёт и скажет: «Я больше не пойду никуда». Правда, пока таких случаев не было. Естественно, есть пары среди наших инструкторов, ведь работать вместе, бегать все препятствия не по одному кругу, помогать друг другу — это, конечно, здорово!

— Сплошь романтика…

— У нас ещё было много курьёзных случаев во время стройки или перевозки материалов. Однажды кто-то утащил надувную брендированную арку. До сих пор мы не можем понять, где она, а главное, кому она так сильно понадобилась зимой в -27°C. Это так и осталось тайной. А был случай, когда кто-то отгонял лося от машины. Рогатое животное ходило вокруг и водитель не мог добраться до Владивостока.

— Можно сказать, что ваши проекты уже вовсю заработали. Есть рекламодатели, аудитория, популярность…

— «Гонка» всё-таки в большей степени социальный проект. Такие мероприятия и спорт в целом в нашей стране — история про социальную активность. У нас люди чувствуют себя счастливыми, сильными. Не вижу никакого смысла на подобных вещах зарабатывать. Когда ты видишь лица людей, которым вешаешь жетончик на шею, говорящих: «Я прошёл», «Я смог», «Я самый сильный», «Не ожидал от себя такого!» — ты не можешь перестать это делать.

— Именно поэтому вы сами выходите на трассу?

— Конечно! На протяжении всех четырёх часов забега длится ощущение, что ты самый классный. Нет никого круче тебя. Ты можешь абсолютно всё! Потом начинает потихоньку отпускать, но при этом рассказываешь об этом своим друзьям и знакомым — и понеслось по новой.

— А если проецировать подобный проект на схожие виды спорта? Вот сделать нечто подобное в ММА, стремительно набирающем популярность в России!

— Я думаю, что смешанные единоборства и так хорошо справляются. У нас немного другая концепция. Мы хотим, чтобы люди, не имеющие отношения к спорту, загорелись идеей связать с ним жизнь. Чтобы люди не пытались закончить карьеру после одной-единственной тренировки, а продолжали поддерживать определённый тонус. Существует некий вход в спортивный мир — и это мы. Тем более мы более дружественно настроены по отношению к ближнему своему. А в силовых единоборствах предполагается более жёсткий и плотный контакт с яростными эмоциями. Это совершенно не про нас.

— Вы говорили про чемпионат мира…

— Существует аналог международной «Лиги героев». Его проводит Международная федерация по забегам с препятствиями здесь и сейчас. Мы там представляем Европу и Россию. Мы являемся вторыми в мире по объёму кампании. Лидерами в нашей области признаны США, ведь они начали заниматься этим значительно раньше. Тем не менее за последнее время мы подобрались достаточно близко к американцам.

— Намечены ли крупные старты у вас на ближайшее будущее?

— Да, в 2020 году мы впервые привезём в Россию чемпионат мира. Уже принято решение, что он пройдёт в Сочи. Лучшие из лучших будут состязаться на трассах разной сложности. Запланировано пять беговых дисциплин. Турниры подобного уровня — огромный успех для нас.

— Учитываете ли вы опыт США в проведении соревнований?

— Мы не коммуницируем. Они иногда пытаются отлавливать наших спортсменов, спрашивая: «А где вы готовились?»

— Секреты пытаются выведать?

— Какие-то — да. К тому же, безусловно, Россия — огромная неохваченная территория, на которой они, конечно же, хотели бы присутствовать. Но мы ожесточённо не пускаем их.

— Поставили своего рода стенку?

— Это сделать очень сложно. Рынок довольно небольшой здесь. Очень непростая аудитория в России. Её очень нужно любить, к ней нужно очень внимательно относиться. Далеко не все вещи здесь приемлемы. В Китае схожая ситуация. Очень много национальной специфики. В нашей стране мы уже довольно большие, поэтому постараемся отстоять собственные позиции.

— Как вы думаете, достигли уже некоего предела в своей деятельности?

— Ну что вы, нет, конечно. Предела вообще не существует! Я уверена, необходимо расти и двигаться дальше.

«В 2020-м проведём «Гонку героев» в Дохе?»

— В СМИ появилась информация, что вы сейчас сотрудничаете с организационным комитетом ЧМ-2022?

— Это так. Наша работа началась с моей поездки в Катар, где я встретилась с главой комитета Хасаном Альтавади. Он был тогда крайне воодушевлён и горд тем, что Катар примет турнир. Однако после окончания ЧМ-2018 его тон изменился ввиду осознания масштабов события. Какое количество разных мелочей, систем, служб, функций, людей должно работать как единый механизм для того, чтобы это всё прошло гладко.

Также по теме
Проблемы логистики и недостаток времени: почему ФИФА отказалась от расширения числа участников на ЧМ в Катаре
Отказ от перехода на новый формат проведения ЧМ в 2022 году связан с ограничениями по времени, которое нужно уделить подготовке...

Мундиаль в России посетило 3,2 млн человек. Для сравнения, это плюс-минус всё население Дохи. Именно поэтому им необходимо обмениваться опытом, найти тех людей в Катаре, которые помогут им в этом, будут транслировать его местным людям. Вот этим мы и занимаемся там. Отмечу, что с ними работать достаточно комфортно.

— То есть они открыты?

— Они пытаются вникнуть. Не всегда, правда, получается, но Катар не стоит на месте, как многие думают. Сейчас мы консультируем их в вопросах строительства объектов. В России масса компаний работала в рамках ЧМ. Одновременно контактируя в Катаре с коллегами, занимающимися подготовкой спортивной индустрии, мы просто знакомим одних с другими, помогаем обосноваться, открыть представительства, объяснить, каково это — работать в совершенно разных культурных условиях. Ведь этот опыт в новинку для всех нас. Если говорить проще, мы помогаем экспорту услуг из России в Катар.

— У вас есть ощущение, что они сейчас в ужасе от того, что их ждёт через три года?

— У всех, конечно, присутствует волнение. И оно довольно велико. Но ужаса в глазах нет. С одной стороны, до ЧМ ещё три года, с другой, времени для капитального строительства практически нет. Однако никто с уверенностью не может сказать, насколько готова страна к турниру, пока он не начнётся.

— А у вас самой есть ощущение, что они справятся?

— С «Гонкой героев» они точно справятся — в этом я уверена на 100%!

— Она тоже состоится в Катаре?

— Конечно. И «Забег», и «Гонка», и «Арена», безусловно.

— А не жарко будет бегать?

— Ночью зимой, в декабре, очень комфортные условия. С пледиком отлично вообще.

  • © Максим Блинов/РИА Новости

— Помимо консультирования, организации мероприятий, что Катар ещё может перенять у России в части опыта проведения ЧМ?

— Мы говорим о системе питания, логистике (пассажирская и грузовая), телевизионной инфраструктуре (прямые включения, камеры), государственном транспорте (метро, наземный). В Катаре недавно открыли метро, сейчас работают над его расширением. Здесь российские компании могли бы заниматься не только консультированием, но и непосредственно самим строительством объектов. Катарцы открыты для любой помощи в вопросе организации турнира: они готовы учиться, воспринимать новый опыт и информацию.

— Сейчас в Дохе много российских компаний?

— Достаточно россиян уже работают на местах. Однако компаний пока не очень много, а вот специалистов и руководителей хватает.

— Вы имеете отношение к компании «Консорциум», которая ведёт различные проекты с Катаром. Это как-то может повлиять на улучшение инвестиционного сотрудничества двух стран?

— Эта компания активно работает в этом направлении. Собственно говоря, она и является той организацией, которая передаёт российский опыт Дохе и приглашает фирмы на работу в Катар в рамках ЧМ.

— «Консорциум» входит в состав компании «Кэпитал Перформ». Там и медицинские, и рекламные организации. Они будут работать с Катаром?

— Нет. Эти организации будут являться частью венчурного фонда, который мы создаём на данный момент. Будем управлять, но, к сожалению, не владеть. Это больше техническая история. Тем не менее очень рада, что и такая возможность попробовать себя в стартапах у меня тоже есть.

— А когда мы увидим «Гонку героев» в Дохе?

— Я надеюсь, в 2020 году. Либо в мае, либо в сентябре. Тоже ночью.

— Как же там бегать придётся в это время? Не видно же ничего — пыль, грязь...

— Ну вам ли не знать, что там всё освещается.

Видеоверсию интервью с Ксенией Шойгу смотрите на сайте RTД.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен
Загрузка...
Сегодня в СМИ
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить