«Доминирование россиян — вопрос времени»: Ян и Штырков о UFC, развитии ММА в РФ и ощущениях в октагоне

Российские спортсмены относятся к ММА серьёзнее, чем их коллеги из Европы и США, поэтому в будущем прочно займут место в элите. Об этом заявили бойцы UFC Пётр Ян и Иван Штырков в интервью RT. Они рассказали, почему атлетам из России тяжелее попасть в Абсолютный бойцовский чемпионат, упрекнули Хабиба Нурмагомедова в отсутствии зрелищности и оценили вклад Конора Макгрегора в развитие смешанных единоборств.
«Доминирование россиян — вопрос времени»: Ян и Штырков о UFC, развитии ММА в РФ и ощущениях в октагоне
  • © Gettyimages.ru / vk.com

— В последние несколько лет в России сильно возросла популярность смешанных единоборств. С чем это связано?

Штырков: ММА включает в себя множество различных техник. Если взять узконаправленные виды спорта, такие как бокс и вольная борьба, то к ним достаточно легко приспособиться. Кроме того, смешанные единоборства очень зрелищные. Исход поединка практически невозможно предугадать. Спортсмен может иметь огромное преимущество, а в итоге проиграть из-за удушающего приёма. Базовый борец может пропустить удар и быть нокаутирован, ударник — уступить в партере.

Ян: Определённо, чтобы побеждать, ты должен владеть всеми видами боевых искусств. На сегодняшний день ММА — очень развитый и разносторонний вид спорта.

Также по теме
Триумф Яна, успех Анкалаева и окончание победной серии Хабилова: как россияне выступили на турнире UFC в Праге
В Праге завершился турнир UFC Fight Night, на котором выступили четыре бойца из России. Пётр Ян оказался сильнее экс-претендента на...

— Бытует мнение, что популярность ММА в России базируется на извечном противостоянии борца и ударника. Это так?

Ян: Когда ММА только зарождались, мы могли наблюдать за противостоянием представителей разных видов искусств: бокса, борьбы, карате. Сегодня все стали универсалами. Любой боксёр может составить конкуренцию в борьбе, а борец способен удивить тебя мощным ударом.

Штырков: ММА очень сильно эволюционировали. Боец высокого уровня умеет делать абсолютно всё. Ярчайший пример — Джон Джонс. Он сумел объединить борьбу, ударную технику, умение бить локтями и коленями. И мы видим результат его работы.

— ММА считают очень жестоким видом спорта…

Штырков: Безусловно, зачастую поединки получаются кровопролитными. В боксе тоже случается подобное, но значительно реже. Кроме того, здесь рассечение может стать последствием не только прямого удара. Кровотечение может открыться в ходе борьбы в партере, в результате броска. Людям это нравится.

— Получается, что боец ММА — это своего рода универсальный солдат. Какие стили ближе именно вам?

Ян: Это во многом зависит от твоего базового вида единоборств: самбо, борьба, бокс, дзюдо. Моё мнение: стоит придерживаться того боевого искусства, в котором ты начинал. Что касается меня, то я отдаю предпочтение боксёрской технике.

Штырков: У меня была возможность сделать ставку исключительно на борьбу, но мне хотелось драться. Сейчас я стараюсь больше использовать ударную технику, так как люди хотят видеть именно поединок в стойке. Если ты хочешь развиваться и показывать классные бои, то должен фокусироваться на всём. Возьмём Александра Шлеменко. Он замечательно борется, но ему также нравится биться стоя.

— Что скажете о бойцах, ориентированных в первую очередь на борьбу в партере?

Штырков: ВММА много ярких борцов, таких как Бен Аскрен или Хабиб Нурмагомедов. Они являются атлетами топ-класса, но зрелищностью при этом не отличаются.

Ян: Хабиб уже много лет действует в подобном стиле. Я тоже не считаю Нурмагомедова зрелищным, такого же мнения придерживаются и в руководстве UFC. Он грамотно использует свои сильные стороны, а победителей, как говорится, не судят. Но за ударниками гораздо интереснее наблюдать.

Штырков: Чтобы быть востребованным, необходимо постоянно пробовать что-то новое, использовать различные техники и элементы. Необязательно постоянно выигрывать. Достаточно показывать интересные бои, тогда ты будешь востребован.

— Как вы думаете, русский менталитет подходит для ММА?

Штырков: Когда десять лет назад ММА пришли в Россию, многие говорили, что американцы и бразильцы — лучшие в этом деле. Но посмотрите, что происходит сейчас. В элиту UFC входит огромное количество российских ребят.

Ян: И их будет всё больше и больше. Раньше UFC не пускали в Россию, но сейчас промоушен заходит на этот рынок. И у всех появится возможность увидеть, какая у нашей страны мощная боевая школа. Это просто вопрос времени. Нам вообще хорошо подходят любые единоборства — ММА, бокс, борьба.

— С чем связана задержка в развитии ММА в России?

Штырков: Людям было необходимо время, чтобы понять, как трансформировать себя в соответствии с требованиями MMA. Россияне уже давно считаются одними из лучших в боксе и борьбе, так почему им не быть таковыми и в смешанных единоборствах? Данная дисциплина зародилась в США и Бразилии, поэтому раньше именно они доминировали в ней. Дайте нам немного времени, и скоро им придётся придумывать другой вид спорта. Мы уже находимся среди лучших, и они не знают, что с нами делать.

— Несмотря на более 20 лет существования ММА в России, в UFCвыступает не так много российских бойцов…

Штырков: Вы представляете, какой путь проделывает российский боец, чтобы попасть туда? Он оставляет своё здоровье в схватках с сильными противниками в местных организациях.

Например, Алексей Кунченко только в 34 года подписал контракт с UFC, имея рекорд 18:0. Для сравнения: у меня — 15:0:1. К тому моменту, когда мы только дебютируем в США, местные топ-атлеты уже завершают карьеру. Иногда смотришь на тех, кто выступает в Абсолютном бойцовском чемпионате, и думаешь, что у тебя только любительской школы больше, чем у него проведённых за всю карьеру тренировок.

 Кто сейчас самый сильный российский боец в UFC?

Штырков: Я болею за всех своих соотечественников. Считаю, если россиянин попал в UFC, то ему там намного сложнее, чем европейцу, американцу или бразильцу. Сами знаете, как весь мир относится к России. Если атлету удаётся демонстрировать там высокий уровень, то он заслуживает огромного уважения. Как боец я знаю, какого труда это стоит.

— Прав ли Иван в том, что в UFCроссийскому спортсмену приходится тяжелее других?

Ян: Туда тяжело попасть. UFC — это не только бои, но и медийная составляющая, что подразумевает знание английского языка. Это объясняет, почему там так мало наших соотечественников. С приходом UFC в Россию бойцов будет появляться всё больше и больше. Вопрос времени, как скоро мы увидим полное доминирование россиян в октагоне.

— В чём разница между бойцами из России и других стран?

Штырков: Для ребят из Европы и США это хобби. Конечно, среди них есть настоящие профессионалы, но в большинстве своём всё обстоит именно так. В октагон входят бармены, грузчики, строители. У нас в стране такое невозможно. Ты должен вкалывать десять лет, не имея постоянной работы, чтобы выйти хоть на какой-нибудь уровень.

Ян: Местные бойцы усердно тренируются по будням, а на выходных пьют пиво. Для них это нормально. Мы же относимся к этому серьёзнее, посвящаем этому свою жизнь. Поэтому мы лидируем в UFC и продолжим это делать.

— Пётр, у вас нет ощущения, что, попав в UFC, вы уже достигли максимальных высот в карьере?

Ян: Нет. Когда я выступал в России, даже не думал, что окажусь там. После того как начал стабильно побеждать, пошли разговоры о переходе в Абсолютный бойцовский чемпионат. Оказавшись внутри, понял, что не имеет значения, где ты выступаешь. Необходимо оставаться собой и профессионально выполнять свою работу.

— Недавно вы подписали новый контракт с UFC. Судя по всему, вы были очень довольны…

Ян: Конечно. Ведь прежде всего это моя работа. Приятно, когда она хорошо оплачивается. Ты оставляешь своё здоровье, а оно должно окупаться на 100%. Я не говорю, что пришёл в UFC ради своего наследия, не прошу организовать мне бой с Флойдом Мэйвезером. У меня есть семья, родные, а также болельщики и страна. Новый контракт — лишь очень приятный бонус к вышесказанному.

— Дебют в UFCстал для вас волнительным моментом?

Ян: Однозначно. В тот момент я ещё сломал палец на ноге. Нервничал, так как не хотел уступить. В России я сделал себе имя, завоевал пояс. Там предстояло всё то же самое.

— Возвращаясь к Нурмагомедову: у вас не сложилось впечатление, что после поединка с Конором Макгрегором он стал вести себя более провокационно?

Ян: За рубежом очень многие узнали о Хабибе благодаря Конору, который раскручивал их бой. Да, Нурмагомедов ответственно подошёл к этому поединку и выиграл. После такой победы он может позволить вести себя более вызывающе.

— Что вы думаете о треш-токе?

Штырков: Если честно, то я жёсткий противник этого. Тем более если у тебя не хватает мозгов всё сделать умно, смешно и красиво. В такие моменты лучше молчать. Не нужно много ума, чтобы оскорбить человека. Но это некрасиво. В России треш-ток не работает, потому что у нас совершенно иной менталитет. В США к этому совсем другое отношение, для них это нормально.

Ян: Необходимо понимать, что это не только спорт, но ещё и шоу. Треш-ток — метод продвижения поединка, пиар. При этом у меня есть свои принципы и понятия, которых я придерживаюсь. Так, я никогда ничего не скажу про семью оппонента.

— Треш-ток сильно влияет на эмоциональное состояние бойца во время схватки?

Ян: Когда ты выступаешь на профессиональном уровне, то это не играет большой роли. Ты всё это знаешь и не поддаёшься эмоциям. Основная цель — спровоцировать, вывести из душевного равновесия. На кого-то это влияет, заводит, появляются мысли отомстить за обидные слова. На меня — уже нет.

Штырков: Треш-током можно назвать и гневные комментарии в социальных сетях...

Ян: Однажды поймал одного бойца в раздевалке, который писал что-то подобное. А он мне в ответ: «Это не я, а мой менеджер. Все вопросы к нему».

Также по теме
«Макгрегор пересёк черту»: почему в Неваде планируют запретить треш-ток в ММА
Атлетическая комиссия штата Невада (NSAC) планирует ввести санкции за оскорбления в смешанных единоборствах. Об этом заявил глава...

 Как вы относитесь к Нурмагомедову?

Штырков: Хабиб проделал колоссальный путь. Это невероятный проект UFC, в который было вложено много сил и труда других людей: менеджеров, пиарщиков, рекламщиков. Над ним работала огромная команда. Ему никто бы не позволил говорить такие вещи, если бы это не было запланировано. Но в каких-то моментах Нурмагомедов себя сдерживал, потому что у него не было чемпионского пояса. Когда у тебя есть титул, то ты заказываешь музыку. 

Ян: Он интеллектуальный парень, этого у него не отнять. Он чётко знает, что и когда ему нужно делать.

— Пётр, в личной беседе вы кажетесь очень спокойным человеком. Как удаётся настолько преображаться в клетке?

Ян: Ты выходишь туда с чётким пониманием, что если не побьёшь соперника, то он сделает это с тобой. Человек не может быть постоянно заряженным. Нужно копить энергию и уметь её выплёскивать. Могу быть спокойным в жизни — с друзьями, семьёй. Но если что-то коснётся моих близких, вы уже увидите абсолютно другого Петра.

— Иван, учитывая ваше прозвище Уральский Халк, наверняка с вами происходит что-то подобное?

Штырков: В отличие от Пети, я не могу пробудить в себе подобную энергию. В ММА нужно быть жёстче, чем это получается у меня. Необходимо выходить на бой с мыслями уничтожить своего оппонента. Я же себя зачастую сдерживаю. Наш вид спорта не прощает пижонства. Если ты даёшь шанс сопернику, он может им воспользоваться.

Ошибка в тексте? Выделите её и нажмите «Ctrl + Enter»
Добавьте RT в список ваших источников
Сегодня в СМИ
Загрузка...
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить