«Интересно, сможет ли он превзойти легенд»: Петрова — о взлёте Алькараса, стабильности Касаткиной и победах над Уильямс

Карлос Алькарас — лучший теннисист мира на данный момент. Такое мнение в интервью RT высказала двукратная финалистка турниров Большого шлема в паре Надежда Петрова. По её словам, испанец — один из тех, кто может в ближайшие годы прийти на смену «большой тройке». Бронзовая призёрка Олимпиады в Лондоне также вспомнила о противостоянии с Сереной Уильямс, объяснила, с чем связаны перепады в игре Дарьи Касаткиной, а также предположила, можно ли сейчас вырастить теннисиста высокого уровня на территории России.
«Интересно, сможет ли он превзойти легенд»: Петрова — о взлёте Алькараса, стабильности Касаткиной и победах над Уильямс
  • AP
  • © John Minchillo

«Хочу вырастить новых чемпионов»

— Октябрь для российских любителей тенниса ассоциируется с Кубком Кремля. В этом году турнир, к сожалению, не состоится. Каким он остался для вас в памяти?

— Для российских теннисистов это особенный турнир, он всегда выделялся в теннисном календаре. Все стремились подойти к нему в отличной форме, хорошо выступить, выиграть. Однажды я добралась до финала в одиночной сетке, также трижды с разными партнёрами выигрывала в парном разряде. И всегда этот турнир сопровождался приятными эмоциями.

С ностальгией вспоминаю финальный матч 2006-го, хотя я подошла к нему не в лучшей форме, беспокоили травмы. Но было приятно играть с соотечественницей, Анной Чакветадзе, на центральном корте. Помню очень красивую церемонию награждения с участием президента Федерации тенниса России Шамиля Тарпищева и мэра Москвы Юрия Лужкова. 

Также по теме
«Это было превосходное путешествие»: как Федерер со слезами на глазах прощался с профессиональным теннисом
Легендарный теннисист Роджер Федерер поставил точку в 24-летней карьере. Швейцарец в последний раз вышел на корт в рамках выставочного...

— Несмотря на отмену Кубка Кремля, в ФТР обещают до конца года провести турниры с участием российских легенд тенниса. Вы планируете выступать?

— С удовольствием приму участие, если пригласят. На корт я выхожу каждый день, играю и тренирую детей, нахожусь в отличной форме. Если говорить именно о мероприятиях, в которых я участвую, то недавно, к примеру, вы могли меня увидеть на благотворительном турнире в «Лужниках». Мы собирали средства для помощи ребёнку с тяжёлым заболеванием из Казани.

— С кем из коллег поддерживаете отношения?

— В основном общаюсь с девочками, с которыми играла, — это Елена Веснина, Екатерина Макарова, Мария Кириленко. Периодически вижусь с Настей Мыскиной, с Леной Дементьевой — на теннисных мероприятиях и благотворительных турнирах.

— Вы недавно открыли свою школу, Мыскина также уже давно тренирует. Не обращались за советом?

— С Настей речь об обмене опытом и о работе с детьми пока не шла, но думаю, что в скором будущем у нас могут созреть совместные проекты.

— Все профессиональные теннисисты сегодня тренируются в Европе, а не в России. В чём основная причина: в отсутствии у нас кортов, инфраструктуры или специалистов?

— В Европе удобно базироваться и тренироваться, потому что там хороший и мягкий климат, в некоторых странах можно весь сезон играть на открытых кортах. И там удобно передвигаться: можно на машине доехать из одной страны в другую, это значительно снижает расходы.

— К какому возрасту следует определиться с будущим ребёнка и постараться вывезти его заграницу?

— Когда детям исполняется 14 лет, им уже нужно иметь международную практику и играть на турнирах, куда съезжаются юные спортсмены со всего света. В России хватает турниров высокого уровня, однако надо всё же соперничать не только со своими, но и смотреть, как развиваются другие. Поэтому к этому возрасту многие выбирают другую страну, где проще логистика и комфортнее погодные условия.

Безусловно, в России есть хорошие детские специалисты. Я сама выросла в спортивной семье, с детства находилась на сборах и соревнованиях, и тренировочный процесс не был для меня чем-то непривычным.

— Поэтому сами начали заниматься с детьми?

— Завершив карьеру, я решила открыть свою теннисную школу, где юные спортсмены могли бы освоить первые навыки и постепенно выходить на всё более высокий уровень. Моя цель заключается в том, чтобы ребята могли развиваться, чтобы в школу приезжали получать профессиональную подготовку дети из разных регионов нашей огромной страны. В конце концов, я хочу вырастить новых чемпионов.

К тому же у нас есть все условия для того, чтобы дети занимались теннисом. Мы располагаемся в очень уютном, комфортном клубе «Премьер спорт». Все специалисты имеют большой опыт работы как с детьми, так и со взрослыми. У нас камерная, домашняя и семейная обстановка, а все занятия проходят индивидуально и под моим непосредственным контролем.

Также по теме
Синхронный успех: как Касаткина и Самсонова выиграли турниры в Северной Америке
Дарья Касаткина и Людмила Самсонова за день до старта US Open одержали победы на хардовых турнирах категории WTA-250. Первая ракетка...

— С какими проблемами вы сталкиваетесь как тренер в первую очередь?

— Школа развивается, к нам приходит заниматься много детей, и, конечно, есть потребность в большом количестве кортов. Сейчас мы настроены на расширение школы и открыты к диалогу с партнёрами, неравнодушными к развитию большого тенниса в России.

Не всегда бывает легко с точки зрения воспитательной работы: дети совсем маленького возраста, пяти-шести лет, испытывают сложности с дисциплиной, они быстро отвлекаются, не слушаются. Ребята постарше не расстаются с гаджетами, это тоже влияет на их концентрацию и желание — думаю, из-за этого они ленятся.

— И как вы с этим справляетесь?

— Занятия строятся на индивидуальном подходе к каждому ребёнку: например, мой папа Виктор Петров — заслуженный тренер СССР — тоже работает в школе, преподаёт ОФП. В своё время он занимался и с Андреем Рублёвым, и с Даниилом Медведевым, и с сербской теннисисткой Александрой Крунич, немного работал также с Еленой Лиховцевой и Татьяной Пановой, а также тренировал в спартаковской школе в Сокольниках. Знает, когда можно надавить, а когда нужно похвалить. Но всегда между учеником и тренером в первую очередь должна быть дружба, и ребёнок должен быть увлечён игрой.

— Вырастить спортсмена мирового уровня в России реально или же это пока утопия?

— Конечно, реально. Если есть задача, её можно решить.

  • Надежда Петрова с ученицей Миланой
  • © Личный архив Надежды Петровой

«Таких личностей, как сёстры Уильямс, сейчас нет»

— Уходящий сезон ознаменовался двумя эпохальными событиями. Объявили о завершении карьеры Серена Уильямс и Роджер Федерер. Как вы отреагировали на эти новости?

— Я, как и весь теннисный мир, была расстроена, потому что они много значили для нашего вида спорта. Американка и швейцарец были любимцами публики. Это звёзды и легенды — очень жаль, что они повесили ракетки на гвоздь.

— Вы за карьеру трижды побеждали Серену — чаще, чем Мария Шарапова. Она с вами свои поражения не обсуждала? 

— Как правило, такие вещи в теннисе не практикуются. Но у нас однажды был интересный, очень напряжённый матч — в 2009 году в Пекине, в вечернюю сессию. Мы провели на корте больше трёх часов, боролись до конца. В итоге я победила в трёх сетах, при этом в последней партии выиграла на тай-брейке.

Обычно теннисисты после матчей собираются в разминочном зале — кто на дорожку, кто на велосипед, все крутят педали, чтобы на следующий день мышцы не были такими забитыми. И там иногда обсуждают матчи. После той встречи никого, кроме нас с ней, уже не было на кортах. Я сижу, кручу педали, разговариваю с тренером. Она заходит, встаёт в дверном проёме, руки в боки, на меня смотрит и говорит: «Петрова, почему ты всегда так хорошо против меня играешь?» А я на её сленге отвечаю: «Сестрёнка, не обижайся, так получается».

У меня действительно никогда не возникало страха играть с ней. Многие боялись выходить против Уильямс на корт и сдавались заранее, а мне было интересно — хотелось выложиться, показать, на что я способна. Я воспринимала матчи с ней как челлендж. Знала, что она очень мощная: бешеная подача, сумасшедшие удары. Но двигаться Серена не любила. Она достаточно крупная, и в движении её можно было переиграть — просто нужно как можно дольше держать мяч и как можно больше доставлять его на ту сторону. Вот это, наверное, мне всегда помогало против неё.

Человек она очень добрый — дружелюбная, можно даже сказать, заботливая. Это вне корта, конечно. Во время матча она настоящий профессионал.

— На US Open 40-летняя Серена обыграла вторую ракетку мира Анетт Контавейт. Вас это удивило?

— Если честно, нет. Я была уверена, что она пройдёт дальше. Но для меня стал неожиданностью её проигрыш австралийке Айле Томлянович — видимо, Серена просто физически была готова не так хорошо.

— Очень многие расстроены из-за ухода Серены ещё и потому, что считают: сегодня в женском теннисе не осталось личностей, какими в своё время были сёстры Уильямс. Разделяете эту точку зрения?

— Да, несомненно, они были яркими фигурами, всё время менялись, за ними было интересно следить не только на корте, но и вне его. Они сделали массу полезного для женского тенниса, и на данный момент действительно в туре нет девочек, которые вызывали бы схожий интерес.

Женский теннис стал не очень стабильным. Хотя сейчас на первые роли вышла полька Ига Свёнтек — этот сезон, конечно, она провела блистательно.

— За кем из теннисисток вам лично сегодня интересно следить?

— Наверное, за Еленой Рыбакиной, которая заявила о себе на Уимблдоне: она и в прошлом сезоне обращала на себя внимание. Потом американка Коко Гауфф, молодая, высокая, резкая, мощная. Естественно, слежу за российскими теннисистками и за теми, с кем ещё я играла.

— Дарья Касаткина в этом году вернулась в топ-10, но при этом порой удивляет со знаком «минус». Сначала она выигрывает турниры в Сан-Хосе и Гранби, а затем уступает в первых кругах «Мастерсов» и на USOpen. Как думаете, с чем это связано?

— Ей не хватает стабильности. Может быть, это связано с тем, что Даша слишком сильно радуется победе, расслабляется и подходит психологически неготовой к следующему матчу. Либо, возможно, думает: «Буду играть в тот же теннис, и всё повторится», а этого не происходит, и наступает разочарование. С другой стороны, надо отдать Касаткиной должное, она всегда возвращается после неудач, и порой её никто не может остановить. Жаль, что эти периоды не столь длительны, как хотелось бы её поклонникам.

— Федерер уже завершил карьеру, Рафаэль Надаль и Новак Джокович вышли на финишную прямую. Есть ли в мужском туре теннисисты, способные стать такими же величинами? 

— Они выиграли столько Больших шлемов, что в ближайшее время их преследователям будет очень тяжело. Но у мужчин подросло очень интересное поколение. В частности, победитель US Open, первая ракетка мира Карлос Алькарас. Он в юном возрасте добился выдающихся успехов и находится в сумасшедшей физической форме. Очень интересно, сможет ли он превзойти кого-то из легенд. Есть Стефанос Циципас, Яник Синнер, Александр Зверев ещё достаточно молод, Даня Медведев, разумеется. Можно говорить о том, что сформировалась группа амбициозных молодых ребят, которые, скорее всего, придут на смену легендам. Но сомневаюсь, что они достигнут тех же успехов, которых добились Роджер, Рафа и Новак.

— Кого вы считаете на данный момент лучшим теннисистом?

— Наверное, Алькараса. Он очень хорошо провёл этот сезон, достойно смотрелся, играет не по годам профессионально, стабильно, заслуженно победил на US Open. И он заканчивает этот сезон, безусловно, номером один.

Ошибка в тексте? Выделите её и нажмите «Ctrl + Enter»
tg_banner
Сегодня в СМИ
  • Лента новостей
  • Картина дня

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить