«Отвечать будем крайне жёстко»: Рогозин — о возможных последствиях санкций для российской космонавтики

Антироссийские санкции не достигнут своей цели — Россия продолжит строить космические аппараты. Об этом в интервью RT заявил генеральный директор госкорпорации «Роскосмос» Дмитрий Рогозин. Сейчас корпорация направит ресурсы на пополнение орбитальной группировки, соответствующая программа уже одобрена правительством. Кроме того, «Роскосмос» продолжит работу над межпланетным буксиром, имеющим в основе силовой установки ядерный реактор, а совместно с КНР планируется развивать обновлённую лунную программу. Рогозин также дал оценку действиям Илона Маска, который использовал якобы «гражданскую» группировку спутников для раздачи интернета на Украине. Говоря о российско-американском сотрудничестве по линии МКС, глава «Роскосмоса» предупредил о возможном выходе России из программы после 2024 года, если партнёры из США «не охладят свои головы».
«Отвечать будем крайне жёстко»: Рогозин — о возможных последствиях санкций для российской космонавтики
  • AP
  • © NASA/Roscosmos

— Дмитрий Олегович, как сказались санкции, введённые западными странами против России, на нашей космической программе? Были ли в неё внесены какие-то изменения? И если да, то какие?

— Санкции против российской космической программы были введены давно, они действовали ещё до 2014 года. Однако после «крымской весны» США и их союзники ввели прямой запрет на поставки в Россию радиационно стойкой электронно-компонентной базы космического назначения, без которой невозможно создавать космические аппараты. Отмечу, что в мире нет ни одной страны, включая США, которая могла бы на 100% обеспечить себя всей номенклатурой микроэлектроники космического назначения.

Россия в этом плане не является исключением. Такие заказы всегда обеспечивались в рамках международной кооперации. Так что у Запада расчёт был на то, чтобы полностью обнулить наши возможности по созданию космических аппаратов.

Однако мы предприняли ответные шаги. На фоне санкций мы объединили все наши предприятия космической отрасли в одну структуру. Это позволило руководствоваться в работе не конструкторскими хотелками, а сконцентрироваться на тех проектах, которые действительно достижимы.

Были внесены очень серьёзные изменения в схемотехнические решения тех работ, которыми занимались различные конструкторские коллективы.

От импорта мы перешли к национальным поставкам. Да, потерять два-три, а то и четыре года было болезненно, но в итоге мы всё равно сделали космические аппараты и будем делать их дальше.

  • Рогозин — о санкциях США

Вторая волна санкций была в прошлом году, когда США ввели прямые санкции, внесли в санкционный список две наших организации. Это Ракетно-космический центр «Прогресс» — главный производитель ракет-носителей класса «Союз-2». А также Центральный научно-исследовательский институт машиностроения («ЦНИИмаш») — наш головной научный институт, в состав которого входит Центр управления полётами (ЦУП). Я уже тогда предупредил американцев, что мы не понимаем, что они делают, — здоровы ли они, дружат ли со своей головой? Потому что ЦУП является, по сути дела, партнёрской организацией Центра управления полётами в Хьюстоне и обеспечивает полный контроль за всеми операциями на МКС.

А самарское предприятие «Прогресса» делает ракеты, которые доставляют пилотируемые корабли в космос, где они уже идут на сближение с МКС, в том числе с международными экипажами на борту.

Также по теме
Спутники на орбите «Интенсивный массоперенос»: какие возможности для освоения космоса даст новый российский «самозалечивающийся» материал
До конца 2021 года сотрудники российского АО ГНЦ «Центр Келдыша» должны завершить научно-исследовательские работы по созданию...

Нормальны ли люди, которые принимали санкции против этих предприятий? Сейчас мы столкнулись с тем, что европейцы повторили эти санкции. Очевидно, что цель таких действий — обрушить российскую ракетно-космическую отрасль. Мы это воспринимаем как войну, объявленную против нас. Соответственно, отвечать будем так же — крайне жёстко.

На самом деле международная кооперация в космосе не допускает санкций. Есть вещи, которые должны быть технически резервированы партнёрами либо просто осуществляться вместе, как, например, управление МКС или совместные научные миссии.

Сейчас жертвой санкционной политики стал проект «ЭкзоМарс» — это очень обидно. Отправлять миссии на Марс можно лишь раз в два года, когда открывается пусковое баллистическое окно. Ранее сроки уже «уехали» на два года, запланированный на лето 2020 года пуск был сорван. И тоже по вине европейской стороны, потому что тогда европейцы не смогли вовремя отработать парашютную систему для посадки спускаемого аппарата. Также у них были колоссальные проблемы с программным обеспечением.

За эти два года все эти проблемы удалось «вылечить», и мы планировали, что в сентябре совместная миссия будет отправлена к Марсу.

  • Союз-2.16
  • РИА Новости
  • © Пресс-служба ГК «Роскосмос»

Напомню, что в своё время это была американо-европейская миссия, но американцы из неё вышли, а русские подставили европейцам плечо. Это было десять лет назад, мы тогда приняли решение не только обеспечить пуск миссии с помощью нашей ракеты-носителя, но и сделали посадочный модуль, без которого европейский марсоход просто не сядет на поверхность Красной планеты.

А сейчас — вот такая выходка со стороны Европейского космического агентства. Соответственно, мы тоже отказались от совместной американо-российской миссии «Венера-Д». Мы не хотим видеть в ней американских коллег — не верим им как партнёрам.

Санкции не приведут к остановке работы «Роскосмоса» — нас тяжело остановить, у нас есть своя федеральная программа и заказчик в лице Минобороны, а также масса других иностранных заказчиков, которые в гробу видали все эти американские санкции. И мы будем с ними работать теперь абсолютно открыто.

Но американо-британо-европейская коалиция, которая сорвалась с катушек и громит всё, что можно громить, — она ведь разрушает международные научные проекты.

Мы, в свою очередь, планируем использовать те средства, которые должны были пойти на эти миссии, на пополнение орбитальной группировки России, включая группировку оборонного значения. Потраченные средства и усилия не пропадут, а наши недруги столкнутся с усилением российской орбитальной группировки — наблюдения, связи, навигации и т. д.

  • РИА Новости
  • © Владимир Астапкович

— Если мы верно понимаем, в свете последних событий планируется переориентация «Роскосмоса» на российские проекты. Расскажите, пожалуйста, о них поподробней.

— «Роскосмос» имеет три составляющих. Во-первых, мы являемся корпорацией, которая объединяет гражданские и военные предприятия. Мы производим материальную часть для российских стратегических ядерных сил, это топливно-жидкостные МБР — основа нашего ядерного щита. И эти задачи мы выполняем чётко и в срок.

Также мы являемся подрядчиком Минобороны в плане создания орбитальных группировок разведки, связи, конфиденциальной связи и т. д.

Также по теме
ЕС запретил поставки товаров в Россию для космической и авиапромышленности
Евросоюз запретил поставки товаров в Россию для использования в космической или авиационной промышленности, следует из текста...

Во-вторых, мы решаем гражданские задачи — это цифровое телевидение, связь для такой огромной страны, как Россия, навигация ГЛОНАСС. И третье направление — это наука. Да, часть проектов теперь будет свёрнута, но ключевые останутся. Летом этого года мы впервые за 46 лет с момента завершения советской лунной программы отправим наш посадочный аппарат «Луна-25» на поверхность естественного спутника Земли.

У нас есть договорённость с КНР о совместной работе по лунной программе. К примеру, мы будем вместе делать лунную научную базу. С китайской стороной у нас прекрасные отношения, у Пекина тоже есть определённые успехи в космической сфере, мы сложим наши достижения в единый котёл.

Конечно, мы будем заниматься и таким важным проектом, как создание межпланетного буксира на основе ядерного космического реактора. Это стратегический проект, по которому мы обладаем мировым первенством, и мы сейчас бросим все ресурсы на его реализацию.

Безусловно, какие-то миссии сейчас пострадают — я уже привёл в пример «ЭкзоМарс», но это несущественно.

Мы бросим наши конструкторские, организационные, производственные, технологические и финансовые ресурсы на пополнение российской орбитальной группировки. Чтобы всё видеть, всё слышать, а также иметь возможность об этом говорить — передавать необходимую информацию.

  • Спутник на орбите, иллюстрация
  • Gettyimages.ru
  • © 3DSculptor

Это новая программа «Сфера», которую уже утвердило правительство. Она включает создание пяти орбитальных группировок связи и пяти группировок наблюдения.

В этом году мы впервые за очень долгое время выводим на орбиту наш радиолокационный аппарат, который позволит видеть всё, что происходит в Арктической зоне. В Арктике часто плохая видимость из-за тумана и полярной ночи, но для космических радаров это не помеха. Тем самым мы обеспечим потребности «Росатома», связанные с проводками ледовых караванов через Северный морской путь.

— Наблюдается ли сейчас милитаризация космоса, не ухудшается ли ситуация в связи с недавними событиями?

— Милитаризация космоса происходила всегда. Собственно говоря, современная космонавтика выросла из оборонных технологий. Вспомним, к примеру, что наша легендарная ракета «Союз-2», которая сегодня является ключевым средством выведения полезных нагрузок на орбиту, в своей основе имеет ракету Р-7, созданную ещё под руководством Сергея Павловича Королёва. Напомню, что изначально эта ракета была предназначена для доставки ядерных боезарядов на территорию страны-супостата. И только потом она нашла свой новый гражданский облик. Очень часто военные технологии дают импульс для развития гражданских технологий, а бывает, что и наоборот — гражданские для военных.

Любой космический аппарат в случае особого периода или тем более военного времени переходит под контроль военного ведомства.

Также по теме
МКС «В состоянии технологической войны»: как Россия планирует преодолевать последствия санкций в космической сфере
«Роскосмос» полностью сосредоточится на замещении импорта космического оборудования и комплектующих, сообщил глава госкорпорации...

Возьмём, к примеру, спутник дистанционного зондирования Земли — это, по сути, огромный объектив, который снимает всё происходящее на планете. С его помощью можно смотреть как на военные группировки, так и на леса с пашнями, в зависимости от ситуации.

Другой пример — связь и высокоточная навигация. Всё это технологии двойного назначения. Раньше американцы рассказывали нам сказки о том, что компания SpaceX разворачивает глобальную спутниковую систему Starlink только ради обеспечения космическим интернетом отдалённых районов на Земле.

Но когда Россия начала реализацию своих высших национальных интересов на территории Украины, которая использовалась как плацдарм для нападения на нас, тут же объявился господин Маск со своим абонентским оборудованием. Хотя ранее компания Starlink декларировалась как сугубо гражданская. (Илон Маск направил на Украину оборудование для приёма спутникового интернета, который обеспечивается орбитальной группировкой Starlink. — RT).

Об этом я давно предупреждал, но наши «маскофилы» твердили: «Боже мой, что говорит Рогозин, он говорит какие-то недопустимые вещи, а Маск — это светоч мировой космонавтики».

Вот вам пожалуйста — «светоч» принял сторону. На самом деле это нормально, у меня к нему даже претензий нет. Просто это Запад, которому мы никогда не должны доверять, потому что он всегда, хронически испытывал ненависть к нашей стране — я имею в виду западные политически элиты. 

  • Рогозин — об ответственности за санкции

Посмотрите, как сейчас они наперебой, обгоняя друг друга, пытаются нагадить в наших отношениях. Кто потом будет всё это расчищать, все эти завалы? Это очень опасно — то, что сейчас происходит.

А космос, безусловно, является важнейшей составляющей не только для развития научно-технического прогресса, но и для обеспечения военных задач.

— Ранее вы опровергли сообщения о взломе хакерами связи «Роскосмоса» со спутниками. Однако в теории такой взлом возможен? И насколько это опасно? 

— Наши компьютерные сети надёжно защищены. То есть такой риск мы всегда принимаем во внимание и для этого занимаемся не только усилением киберзащиты, но и постоянной профилактикой.

Ещё на прошлой неделе, когда только начали появляться первые серьёзные сигналы о грядущих событиях, а также о шантаже со стороны Запада, мы провели заседание оперативного штаба с участием всех руководителей наших подразделений, всех наших предприятий. Одним из моих требований было укрепление киберзащиты.

Также по теме
Президент Бразилии Жаир Болсонару / Военнослужащий ВС РФ «Не поддаваться давлению Запада»: почему Бразилия и ряд других стран мира отказались вводить санкции против РФ
Бразилия не станет осуждать Россию из-за ситуации на Украине и не будет вводить против неё санкции. Об этом заявил журналистам...

В принципе, мы и так готовы к подобным атакам, но мы решили ещё раз внимательно изучить системы на предмет возможных уязвимостей.

Кибернападение на систему управления орбитальной группировкой может привести к потере космическими аппаратами ориентации. В этом случае они будут падать на Землю: некоторые из них слишком крупные, чтобы сгореть в слоях атмосферы.

И на чью голову они упадут? В любом случае никому от этого хорошо не будет. Поэтому такие кибератаки — преступление против человечества.

— Как обстановка на Земле влияет на обстановку на МКС?

— Плохо влияет. Да, американцы — люди прагматичные, скажем так. А можно сказать, что и циничные. Они говорят: «Мы везде вам нагадим, но МКС давайте сохраним».

А почему? Потому что без России управлять МКС невозможно. Мы отвечаем за ориентацию станции, её увод от опасных столкновений — такая необходимость возникает несколько раз за месяц. Кроме того, мы отвечаем за доставку топлива, без которого станция не может функционировать и совершать необходимые манёвры. Я уже не говорю про связанность всех систем управления МКС…

Пока профессионалы в NASA выступают против деградации наших отношений по линии МКС. Несомненно, они попытаются создать нам замену с помощью своих грузовых и пилотируемых кораблей. Но на это уйдут годы. Мы будем внимательно наблюдать за действиями наших так называемых партнёров из США.

Сейчас у нас есть решение правительства о совместной работе с американцами до 2024 года. Американцы приняли решение оставаться на МКС до 2030 года. Но мы можем и не продлевать своё решение, если действия США будут по-прежнему носить враждебный характер. Как они тогда будут с МКС справляться после 2024 года — я не знаю. Не хотелось бы таких сценариев, поэтому я жду от американцев, чтобы они всё-таки полили холодным боржоми свои горячие головы.

Ошибка в тексте? Выделите её и нажмите «Ctrl + Enter»
Добавьте RT в список ваших источников
Сегодня в СМИ
  • Лента новостей
  • Картина дня

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить