«Главное для меня — оставаться опорой граждан России»: Татьяна Москалькова о приоритетах работы на посту омбудсмена

Уполномоченный по правам человека в России Татьяна Москалькова приступила к исполнению своих обязанностей после переназначения Госдумой на новый пятилетний срок в конце апреля этого года. Об итогах предыдущей пятилетки и о новых приоритетах в работе она рассказала в интервью специальному корреспонденту RT Борису Клину.
«Главное для меня — оставаться опорой граждан России»: Татьяна Москалькова о приоритетах работы на посту омбудсмена
  • РИА Новости
  • © Илья Питалев

— Татьяна Николаевна, расскажите, пожалуйста, чего вам уже удалось добиться на поприще защиты прав человека в России?

— Основные приоритеты, благодаря которым, как представляется, можно повысить уровень защиты прав и свобод гражданина, я назвала с трибуны Государственной думы, будучи кандидатом на должность уполномоченного. Это, в первую очередь, закрепить и приумножить достигнутое. А удалось, по-моему, немало: в шесть раз увеличилось число людей, которым удалось помочь. За прошедшие пять лет были восстановлены права более 1 млн человек по 5894 обращениям.

Помогаем многим. Но, к сожалению, очень часто правовой нигилизм и полная неосведомлённость о своих правах становятся причиной того, что права и свободы наших граждан нарушаются.

Также на russian.rt.com Госдума переизбрала Москалькову на пост уполномоченного по правам человека

При этом мы, как никто, знаем, что правовое сознание в гражданском обществе — это следствие правового знания. Поэтому каждый год проводился и будет проводиться Единый урок прав человека, участниками которого стали уже более 27 млн школьников и студентов.

При поддержке главы государства создан Научно-образовательный центр по правам человека при Московском государственном юридическом университете имени Кутафина, в котором я стала научным руководителем. Центр уже показал свою эффективность.

— Рост числа обращений к вам — это не свидетельство ли ухудшения положения с соблюдением прав граждан в России?

— Наоборот, это свидетельство доверия и признания, свидетельство того, что люди знают об институте уполномоченного по правам человека и надеются на его помощь в поиске справедливости и восстановлении нарушенных прав. Рост обращений нередко также обусловлен особыми ситуациями, как это было в прошлом году в связи с пандемией и предоставлением гражданам права воспользоваться новыми каналами связи с уполномоченным. В частности, появилась возможность обратиться к федеральному омбудсмену по открытой в марте 2020 года горячей линии или по электронной почте.

Также на russian.rt.com Москалькова: запрос об экстрадиции Винника в Россию отклонён

Значительно увеличилось и число граждан, которым удалось помочь в решении острых жизненных проблем. В качестве примера упомяну решённые проблемы с переселением 1200 семей с Байконура, сохранение жилья для 21 905 заёмщиков по ипотечным кредитам, обеспечение жилищных прав военнослужащих, проживающих в Крыму.

Мы стараемся помочь всегда: если не благодаря, то вопреки. Всегда быть на стороне слабого — это основополагающий принцип нашей работы.

— Уже больше года весь мир и, в частности, наша страна сообща противостоят новой угрозе — пандемии коронавируса. На права и свободы человека был наложен ряд ограничений. При этом мировая обстановка осложнилась. Как в этой связи изменилась работа института омбудсмена? 

— Ещё до пандемии, несмотря на все сложности, вызванные санкциями, удалось выстроить эффективные каналы взаимодействия со структурами в рамках ООН и Совета Европы, начать тесное сотрудничество с омбудсменами зарубежных государств, с которыми было заключено 23 соглашения о сотрудничестве.

Был создан Евразийский альянс омбудсменов, в состав которого входят государственные правозащитники Армении, Киргизии, Ирана, Монголии, России, Сербии, Таджикистана и Казахстана. Альянс позволил объединить усилия государственных правозащитников в деле защиты прав конкретных граждан, попавших в беду, и регулярно обмениваться опытом.

Пандемия коронавируса, ограничение перемещения и пересечения границ, беспрецедентное даже для времён икс, давление на Россию, в котором зачастую используется квазиправозащитная риторика, — всё это новые, непредвиденные вызовы времени.

Тема международной правозащитной деятельности приобрела особое звучание. И там, где государственные структуры не могут выйти на конструктивный диалог, успех сопутствует правозащитной дипломатии.

Именно она является мощным консолидирующим фактором, стимулирующим государства к объединению усилий перед глобальными проблемами современности.

Например, Евразийский альянс омбудсменов помог эффективно решать проблемы воссоединения семей и перемещения граждан даже в самый разгар пандемии, когда все границы были на замке. Главное для нас — не сегодняшние политические конъюнктуры, а оказание помощи гражданам России, попавшим в беду вдали от дома.

— Какие направления в своей работе вы выделяете в качестве приоритетных теперь, после своего переназначения?

— В качестве зон роста вижу расширение доступности граждан к институту уполномоченного. Это и организация постоянно действующей приёмной с помощью видео-конференц-связи, и обеспечение возможности подавать обращения омбудсмену через портал госуслуг.

Кроме того, приоритетным считаю усиление гарантий прав людей с ограниченными возможностями — инвалидов и престарелых, лиц, пострадавших от преступлений, и тех, кто страдает от жестокого и унижающего достоинство человека обращения во время следствия или отбытия наказания.

Новым направлением деятельности станет защита цифровых прав граждан.

Считаю, что пришло время оптимизировать полномочия федерального омбудсмена и разработать новую редакцию федерального конституционного закона №1 «Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации» и закрепить процессуальные полномочия федерального омбудсмена в кодексах о судопроизводстве.

Но главное для меня — оставаться эффективной опорой граждан России, помогая выстраивать конструктивный диалог человека и государственного аппарата.

— Каких полномочий вам не хватает сейчас? Какие именно требуются поправки в закон, регламентирующий вашу работу?

— В настоящий момент уполномоченный может реагировать только в том случае, если права человека нарушены органами государственной власти и местного самоуправления.

Но мы готовы были бы реагировать на другие серьёзные нарушения. Например, в психиатрических и обычных больницах, в образовательных учреждениях, где строятся общежития с нарушением норм, где отчисляются студенты, и во многих других случаях. Но вся эта сфера не относится к государственным органам, и мы не вправе использовать свои возможности для восстановления нарушенных прав.

Также на russian.rt.com Москалькова оценила идею ФСИН по рабочим местам для заключённых

Также нам крайне необходимо право поручать сотрудникам исполнять по доверенности уполномоченного некоторые функции. Например, посещать заявителей в СИЗО и учреждениях УИС.

— По вашей инициативе были приняты два важных закона — о кратном зачёте проведённого в СИЗО времени для осуждённых и о переводе заключённых в колонии поблизости от места жительства. Какие ещё изменения в работу пенитенциарной системы вы готовы предложить?

— Буду добиваться принятия закона об освобождении из мест заключения тяжелобольных и ограничения срока содержания под стражей. Работа над ними уже ведётся Минюстом с нашим непосредственным участием.

Кроме этого, анализ поступающих обращений показывает, что на рынке труда бывшие осуждённые неконкурентоспособны из-за отсутствия у них профессионального образования, опыта работы, потери навыков, низкого образовательного уровня. У многих ранее судимых отсутствуют навыки самостоятельного поиска работы, а кто-то достиг пенсионного возраста.

Поэтому считаю, что обществу нужны законы о пробации и ресоциализации.

— Адвокаты жалуются на проблему недопуска к задержанным. Как, на ваш взгляд, её можно решить?

— Разумеется, это недопустимо. Государство обязано обеспечить возможность доступа адвоката к своему доверителю с момента лишения или ограничения его свободы, поскольку адвокат — представитель правосудия, обеспечивающий гарантии соблюдения закона в отношении задержанного.

К сожалению, в последнее время участились случаи недопуска адвокатов к задержанным за совершение административных правонарушений.

Проблема в том, что согласно ч. 4 ст. 25.5 КоАП защитник допускается к участию с момента возбуждения дела об административном правонарушении, то есть с момента составления первого протокола. А согласно ч. 4 ст. 14 ФЗ «О полиции» срок задержания исчисляется с момента фактического ограничения свободы передвижения лица.

То есть процессуальные права у задержанных, в том числе на получение квалифицированной юридической помощи, возникают лишь после составления соответствующего протокола. До этого момента в правоприменительной практике лица, задержанные и доставленные в отделения полиции, оказываются фактически бесправными.

В этой связи права административно задержанных недостаточно гарантированы и требуют дальнейшего законодательного совершенствования путём внесения изменений в статью 25.5 КоАП. Этим вопросом я занимаюсь в настоящее время.

— Какие ещё изменения вы надеетесь увидеть в обсуждаемом сейчас проекте нового КоАП?

— За 19 лет со дня своего принятия КоАП РФ сотни раз подвергался изменениям. Уже это само по себе несёт риски коллизионности и затрудняет пользование законодательным материалом. КоАП морально устарел, содержит пробелы и противоречия.

Также на russian.rt.com В Совфеде рассказали о новом КоАП

В новом КоАПе я хотела бы увидеть закрепление права омбудсменов обжаловать вступившие в силу постановления и решения по делам об административных правонарушениях, возможность подавать в суд жалобы в электронной форме на такие решения.

Кроме того, надеюсь, что будет установлен запрет на административный арест одиноких отцов с детьми в возрасте до 14 лет, а также введена ответственность за воспрепятствование деятельности уполномоченного по правам человека в субъектах Российской Федерации.

Часть этих моих законодательных предложений уже учтена в существующем варианте проекта.

Уверена, что время непременно поставит перед нами новые вызовы. Таково уж его свойство. Но я уверена и в том, что мы сможем ответить на них. Как говорил Иммануил Кант, «когда справедливость исчезает, то не остаётся ничего, что могло бы придать ценность жизни людей», а это значит, что мы обязаны не дать ей исчезнуть.

Ошибка в тексте? Выделите её и нажмите «Ctrl + Enter»
Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен
Загрузка...
Сегодня в СМИ
Уважаемые читатели, оставленные вами ранее комментарии в процессе миграции из-за смены платформы. В ближайшее время все диалоги вернутся
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить