«Это похоже на дворовую стаю»: психолог — о том, почему люди занимаются кибербуллингом

Преследование на форумах и в соцсетях ещё несколько лет назад было угрозой в основном для подростков. Но по мере того как интернет-площадки превращаются в главные каналы для публичных дискуссий, жертвами кибербуллинга всё чаще становятся министры, журналисты, общественные деятели, блогеры — люди с активной жизненной позицией и заметным числом подписчиков. Психолог Анна Хныкина в своей практике регулярно сталкивается со случаями жестокой интернет-травли. В интервью RT Анна объяснила, какой механизм лежит в основе кибербуллинга.
«Это похоже на дворовую стаю»: психолог — о том, почему люди занимаются кибербуллингом
  • Gettyimages.ru
  • © bymuratdeniz

— Новому министру культуры Ольге Любимовой в последнее время не очень приятно заходить в интернет. Хейтеры вспомнили её посты десятилетней давности и фото в майке с мемом, в котором присутствует обсценная лексика. Почему люди с такой готовностью стали нападать на Любимову, хотя большинство из них о её существовании наверняка узнали только после назначения?

— Потому что политику обсуждают и хейтят люди, недовольные порядком в своей жизни и склонные обвинять всех вокруг. Новый министр культуры так же, как и все предыдущие министры, безусловно, является живым человеком. И, наверное, даже хорошо, что теперь мы видим политиков живыми благодаря гаджетам и соцсетям. Абсолютно все люди, даже те, которых мы видим каждый день по телевизору, — и художники, и актёры, и музыканты из филармонии, и даже министры — знают плохие слова. Мир неидеален. Тут примеров можно привести массу — от Брежнева, Хрущёва до Лаврова. Помню, как когда-то Алла Пугачёва плохими словами поругалась в гостинице «Прибалтийская» — шуму было! Но певицей она от этого быть не перестала и народной любимицей — тоже. Потом всё улеглось. Те, кто сейчас радостно пляшет вокруг этой смешной фотографии и выдержек из не менее древнего «Живого журнала» Ольги Любимовой, — это люди, у которых есть проблемы с самовыражением и внутренние травмы. Они пытаются вот таким путем, собрав вокруг себя единомышленников, «вывернуться» наружу, выпустить свой гнев. За счёт травли люди пытаются сами себе показаться хорошими: «Мы не такие, мы матом не ругаемся». Но, если копнуть поглубже, компромат найдётся на любого.

  • Министр культуры РФ Ольга Любимова
  • © Reddit

— Интересный момент: те, кто сейчас хейтит Любимову, с таким же рвением выступали бы за свободу слова в интернете, за самовыражение, если бы кто-то попытался на это покуситься. Скандальное фото Любимовой — что это, если не акт самовыражения, демонстрация чувства юмора? Это же известный интернет-мем, в то время очень популярный и правда смешной. Почему это явное нарушение логики не смущает хейтеров?

— Люди, которые вот этим всем занимаются, — им, по сути, всё равно, за что кричать: за свободу, против свободы. Тут главное — их личное аффективное выражение ненависти, внутренней несвободы. И не надо искать логику в их словах. Один и тот же человек сначала может с пеной у рта топить за свободу в соцсетях и тут же, в следующем посте, осуждать министра за мемасик. У них это действительно не вызывает никаких противоречий. В данной конкретной ситуации есть хейтеры, которым важно почувствовать себя сильными за счёт обличения публичного человека. А есть популярные блогеры, которые, вне зависимости от своих политических взглядов, просто пиарятся, набирают себе очки и раскручивают свои аккаунты на хайповой теме. Хейтерство — явление социальное, основанное на появившейся возможности, с одной стороны, быть на виду, а с другой — подглядывать.

— О кибербуллинге в подростковой среде много говорят, этим явлением занимаются исследователи. Но когда мы начали искать всё то же самое про взрослых, выяснилось, что по данному вопросу практически нет специалистов. Более-менее свежее исследование проводилось в 2017 году в США: выяснилось, что около 40% взрослых сталкиваются с оскорблениями и преследованиями в сети. В СМИ тоже мало говорят о проблеме, хотя она очевидно существует. Так чем отличается кибербуллинг в подростковой среде от травли взрослых взрослыми?

— Современные дети, которые большую часть жизни проводят в интернете, отлично знают, что на травлю нельзя реагировать. Они знают, что просто есть такое явление, мимо которого надо идти спокойно. Для них травля «живьём» и травля в интернете — принципиально разные вещи. При этом известный факт: некоторые взрослые, развиваясь физически, психологически остаются навсегда в подростковом периоде. И это огромный пласт людей. Они не дозревают. Те, кто занимается кибербуллингом, — мягко говоря, не взрослые, даже если по паспорту им далеко за...

— С травлей в интернете сталкиваются практически все люди, которые сколько-нибудь публичны, так?

— Безусловно. Чем больше у тебя подписчиков, тем больше вероятность столкнуться с хейтерами. И второй момент: если вы публикуете спорный контент, заранее понимаете, что вопрос, который вы поднимаете, мягко говоря, дискуссионный, — хейтеры к вам придут. Если вы выкладываете провокационные фото или материалы, если пишете о политике — хейтеры к вам придут. Надо быть к этому готовым.

— То есть чтобы не было негатива, неприятных комментариев, обсуждения тебя в интернете — просто не провоцируй толпу? Но, по моим наблюдениям, основанным в том числе на личном опыте, это так не работает. Докопаются и до святого, если он хоть чем-то выделяется из толпы.

— Да, так и есть. Именно если чем-то выделяется, это уже и есть провокация. «Не такой» — значит, «не наш». Доберутся в любом случае. Тут, ещё раз, рецепт один — не обращать внимания.

— А зачем это нужно самим хейтерам? Они, по-видимому, обладают огромным количеством времени — сутками зависают на страничках незнакомых им людей, вытаскивают контент, чтобы потом разнести его по сети с самыми оскорбительными комментариями...

— Это классические детские реакции. Обсуждение внешности, фигуры, цвета кожи, разреза глаз, причёски, пересчёт горошин в вашей тарелке. У детей так бывает: когда им очень хочется что-то сказать, но нечего, они начинают пальцем тыкать и говорить «бе-бе-бе». Взрослый человек, созревший, не будет на это тратить время. Хейтер же реагировать по-взрослому не умеет, он всё ещё «в детском саду». Зачастую травля начинается, когда жертва, по мнению хейтеров, не вписывается в какие-то их представления о стандартах. Например, общественный деятель не соответствует рамкам, выстроенным в голове хейтера. Учитель или врач слишком молод. Журналист выглядит слишком ярко...

Также по теме
В России заявили о росте количества эпизодов кибербуллинга
Председатель комиссии по развитию общественной дипломатии, гуманитарному сотрудничеству и сохранению традиционных ценностей...

Незрелые люди имеют шаблонное мышление. У нас в профессиональной среде ходит анекдот: якобы нормальным психоаналитиком может быть только лысоватый мужчина средних лет, поэтому все молодые женщины с волосами могут вызывать недоверие, возможно, даже неприязнь, просто потому, что они женщины, даже если в их утверждениях нет оснований сомневаться.

— А где грань между спором на повышенных тонах и кибербуллингом?

— Когда несколько человек начинают намеренно агрессивно вести себя по отношению к кому-то одному, — а мы с детства знаем, что двое одного не бьют, — это уже травля. Даже когда двое начинают кого-то агрессивно прессовать. У здорового, воспитанного и зрелого человека есть внутренний «поплавок», когда мы чувствуем, что «вообще-то уже перебор», когда нам самим это становится внутренне неприятно. Когда здоровый человек говорит: «давайте не будем переходить на личности», хейтер только начинает распаляться, думает, как бы побольнее укусить, оскорбляет и в этот момент получает огромное удовольствие. Интересно, что в реальной жизни это можно встретить гораздо реже, потому что в киберпространстве тебя никто не видит и, скорее всего, такое поведение останется абсолютно безнаказанным.

  • Анна Хныкина
  • © Фото из личного архива

— Кибербуллинг и травля в реальной жизни — у этих явлений разные механизмы возникновения?

— Одни и те же. У людей «вылезают» теневые чувства, которые они стараются скрывать даже от самих себя. При этом в реальной жизни, если возникает какой-то конфликт, люди обычно успокаиваются быстрее. Это большая редкость, когда в школьном классе или в офисе всё раздувается до совсем уж нездорового формата, как это иногда происходит в сети. Как правило, конфликт удаётся урегулировать на начальных этапах, если кто-то берёт ответственность за происходящее. В соцсетях никто ни за что не отвечает. Растёт собственная значимость, появляется агрессия — всё это требует выхода наружу, именно поэтому хейтер получает удовольствие во время травли жертвы.

— Я с удивлением узнала, что существуют целые форумы и многочисленные группы в соцсетях, где хейтеры объединяются сотнями по принципу ненависти или сильной неприязни к определённому человеку. Удивительно, но они годами сутки напролёт обсуждают там личную жизнь совершенно незнакомых им людей, придумывают про них дикие истории и с большим удовольствием травят всё новых и новых жертв...

— Это похоже на дворовую стаю. Почему именно такое сравнение? Потому что внутренняя энергия, которая руководит такими людьми, инстинктивна. Когда их много, они чувствуют силу, поддержку друг друга, ощущают контроль над ситуацией. Подростков, особенно с девиантным поведением, когда они начинают дразнить и улюлюкать, уже невозможно остановить. Почему? У всех, кто вообще это делает, есть в этом потребность. Вероятно, они сами некогда получили травмы, например пережили предательства. Это прошло, скорее всего, безнаказанно для их обидчиков. Они сами некогда были в роли жертв. А теперь они продолжают эту жестокую историю собственной компенсацией: «Теперь жертвы — не мы. Теперь мы решаем! Я теперь защищён, потому что теперь карающая рука — это я и мои товарищи».

— Когда я пыталась себе представить образ среднестатистического хейтера, который профессионально и ежедневно занимается травлей, я рисовала себе образ такого маргинала, у которого жизнь не удалась. Но когда я пошла изучать их страницы, была изумлена. Многие из них — успешные, совершенно не производящие впечатления агрессивных, озлобленных людей. У них на страничках котики, детишки, всякое «мимими». Многие даже занимаются благотворительностью. И вот такой диссонанс происходит: человек одной рукой собирает подарки в детский дом, а другой доводит до нервного срыва совершенно незнакомого человека...

— У человека есть фасад — та часть, которая осознанно транслируется наружу. А есть теневая сторона, которую не видит в себе даже он сам, так тщательно она скрыта. И тогда получается, что внешне человек — отличник, кошечку из приюта взял, помог сиротам... А в свободное от благотворительности время пошёл травить кого-то в соцсетях. Причём практически всегда это — борцы за справедливость, чистоту мысли и слова, всё в таком духе. Из лучших побуждений. 

Также по теме
«На встречи с интернет-друзьями нужно ходить с родителями»: как школьников учат безопасному поведению в сети
Крымчанин Андрей Камардин разработал и успешно внедряет в школах Феодосии курс для школьников, посвящённый безопасному поведению в...

Есть, кстати, закономерность: чем ярче человек демонстрирует свою лучшую часть, тем больше у него отросла «тень». Зачастую чем сильнее «вылизан» аккаунт, тем страшнее столкнуться с этим человеком в каких-то реальных обстоятельствах. Напротив, совершенно безопасны те люди, у которых нет какого-то фильтра на контент, которые показывают свою жизнь как есть: там и фотографии кота, и ребёнок в луже, и шашлыки под водочку, и тексты с описанием реальной жизни без купюр. Без фильтров. А вот если аккаунт человека производит впечатление, что его хозяин — ангел во плоти, тут стоит проявить осторожность.

— Травля, преследования, хейтеры — это проблема соцсетей во всем мире. Но во всех странах законодательство разное. Где-то такие истории пресекаются в зачатке, потому что наказание за травлю и преследования будет моментальным: бан и даже уголовное преследование. У нас же пока это ненаказуемо. И вот как раз сейчас в Госдуме заговорили о том, что должна быть ответственность. Ваше мнение — какой она должна быть?

— Тут должны юристы решать — в зависимости от того, к какому виду правонарушений они отнесут кибербуллинг. Ведь последствия могут быть самые разные. Кто-то просто забанит всех хейтеров и пойдёт дальше. А для кого-то травля может стать последней каплей и привести к суициду. Тому есть реальные примеры.

Ошибка в тексте? Выделите её и нажмите «Ctrl + Enter»
Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен
Загрузка...
Сегодня в СМИ
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить