Один из пунктов рабочей повестки дня

Короткая ссылка
Максим Соколов
Максим Соколов
Родился в 1959 году. Известный российский публицист, писатель и телеведущий, автор книг «Поэтические воззрения россиян на историю», «Чуден Рейн при тихой погоде», «Удовольствие быть сиротой».

Видеобеседа В.В. Путина с Д. Байденом продолжалась 2 часа 9 минут. Она носила закрытый характер, а после неё не было ни официального коммюнике, ни совместного заявления. Как, впрочем, и было изначально объявлено: президенты просто посидят и поговорят.

Также по теме
Онлайн-встреча Владимира Путина и Джо Байдена: итоги переговоров
Президенты России и США Владимир Путин и Джо Байден провели двухчасовую беседу по закрытой линии видеосвязи. Украина и невыполнение...

Формальные любезности не в счёт.

Однако после беседы стороны повели себя различно.

Российская сторона в соответствии с заявлением, что будет только сверка часов, а никаких решений принято не будет, так и комментировала завершившуюся беседу. Констатировалось, что войны в ближайшее время вроде бы не предвидится — и на том спасибо. В дальнейшем, возможно, беседы будут плодотворнее. Или не будут. Российские дипломаты заранее готовы и к этому. Статус-кво так статус-кво.

Что, в принципе, соответствует правилам международного общения. Если два державца провели беседу и ни о чём не договорились (впрочем, никто и не надеялся), то приближённые лица хранят дипломатическое молчание, отделываясь никого ни к чему не обязывающими благопожеланиями. Если мирное соглашение не достигнуто, но и охоты немедленно воевать тоже нет, лучшее, что можно придумать, — это что-нибудь сказать о том, что сотрудничество — это в принципе хорошо. Дипломаты знают соответствующие формулы.

Вообще-то, если посмотреть на действия американской стороны в контексте беседы, они носят, скорее, примирительный характер, во всяком случае, не отчаянно воинственный. Из проекта американского бюджета исчезла статья о санкциях против СП-2, а также вдруг умолкли разговоры об отключении России от системы SWIFT и о запрете на конвертацию рублей в доллары и евро. Опять же, было сделано заявление о неактуальности (пока, очевидно) эвакуации американцев с Украины, что может говорить о том, сколь серьёзно практические работники США относятся к военным слухам от Bloomberg и Bild.

Конечно, всё это можно ещё десять раз переиграть, причём хоть с поводом, хоть без повода (да и повод при надобности немедленно изготавливается). Прелесть американских санкций в том и состоит, что налагаются они совершенно произвольно. Тому порукой опыт не только России, но и других стран.

Тем не менее именно в контексте беседы Путина и Байдена решено было временно воздержаться. Иначе президент США выглядел бы как фигура, с которой в Вашингтоне открыто не считаются: «Президент пусть о чём угодно и с кем угодно беседует, а мы знаем своё дело: санкции, санкции и ещё раз санкции». Но тогда зачем и беседовать?

Но если в конкретных делах американские инстанции поумерили рвение, то в речах — нисколько. Скорее, даже усугубили.

Советник по национальной безопасности Салливан сообщил, что «тема будущего СП-2 в контексте вторжения России на Украину в ближайшие недели является приоритетом для нас». То есть в бюджете можно записать что угодно, вторжение есть мечта и фантазия, но торпедировать СП-2 мы всегда готовы — это наша поправка Джексона — Вэника на десятилетия вперёд.

А замгоссекретаря Нуланд сообщила: «Есть опасения считать, что он (Путин) в качестве проекта своего наследия стремится воссоздать Советский Союз». В самой России к таким начинаниям относятся скептически даже те, кто искренне ностальгирует по СССР. Может быть, и жаль, но прошло уже 30 лет, мёртвых с погоста не носят. И только главный специалист Госдепа по России считает, что В.В. Путин готов носить мёртвых с погоста — и прямо хоть завтра.

Проблема ведения дел с Америкой заключается в том, что прежде существовал в США внешнеполитический консенсус и в его рамках было возможно торговаться и договариваться (см. времена Л.И. Брежнева).

Сейчас консенсус давно уплыл и президент США действует не на основе выданного ему мандата, а неизвестно на какой основе. Как если бы переговоры по принципиальным вопросам вёл президент парламентской республики — допустим, Италии. Договариваться он мог бы о чём угодно, но без внятного мандата цена этим договорённостям была бы откровенно невелика.

Отсюда и наша позиция: «Поговорить? Отчего же нет. Интересно. Хоть президент США — фигура слабая, но это пока ещё не совсем Зеленский». Другое дело, что рассчитывать на достижение серьёзных и обязывающих соглашений при нынешнем вашингтонском сумбуре было бы чрезмерным оптимизмом.

Но в качестве одного из пунктов рабочей повестки дня — наряду с дюжиной других — такая беседа вполне возможна.

Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.

Самые свежие новости России и мира на нашей странице в Facebook
Ранее на эту тему:
Сегодня в СМИ
Загрузка...
Уважаемые читатели, оставленные вами ранее комментарии в процессе миграции из-за смены платформы. В ближайшее время все диалоги вернутся
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить