Мировая стабильность всмятку

Короткая ссылка
Михаил Делягин
Михаил Делягин
Научный руководитель Института проблем глобализации, д. э. н., издатель журнала «Свободная мысль» (до 1991 года — «Коммунист»)

2021 год — ключевой год переформатирования мира: перехода от рыночной экономики к информационной, от обмена товара на деньги к обмену личного внимания на эмоции, от мира фондовых бирж к миру социальных платформ.

Также по теме
Вирусные вызовы: каким стал 2020 год для мировой экономики
В 2020 году глобальная экономика столкнулась с беспрецедентным шоком в виде пандемии коронавируса. Распространение инфекции привело к...

В минувшем году в глобальном масштабе началась реализация задачи, сформулированной нобелевским лауреатом по экономике (одним из немногих, за кого не стыдно) Полом Кругманом: достичь масштаба разрушений (необходимых, по Шумпетеру, для «расчистки места» назревшим преобразованиям), характерных для мировой войны, невоенными методами. Коронавирус стал долгожданным поводом, а коронабесие — эффективным инструментом.

Главная из реализуемых сейчас тенденций: деньги уступают своё общественное значение технологиям, прежде всего инфраструктурным, и социальной инженерии всех видов.

Мир спекуляций сменяется миром рент: технологических, инфраструктурных — и прежде всего ренты, извлекаемой новой общественной инфраструктурой — социальными платформами — из активности пользователей. Эта рента вызвана как прямым управлением последними (контролем за получаемой ими информацией — а значит, за их мыслями и чувствами), так и обучением конкурирующих искусственных интеллектов на основе цифровых следов пользователей: чем выше объём и разнообразие этих следов, тем мощнее искусственный интеллект.

Человек в этих условиях теряет значение вслед за деньгами: большинство людей в качестве рабочей силы становятся «лишними», работа как таковая превращается в привилегию, а суверенитет индивида размывается жёсткими и многообразными эмоциональными штормами. При этом личность, погружаемая маркетинговыми алгоритмами соцсетей для удержания её внимания в «кокон комфорта», не только атомизируется, но и утрачивает стимулы к развитию, начиная деградировать.

На фоне этих грандиозных изменений самые резкие колебания конъюнктуры скорее успокаивают, чем тревожат, возвращая в круг привычных и потому умиротворяющих забот (как тревога президента В.В. Путина о росте цен успокаивала россиян, переживающих все страхи коронавируса в условиях продолжающейся оптимизации здравоохранения).

Вакцинирование населения развитых стран в 2021 году, безусловно, ослабит распространение коронавируса, а значит, и страх перед ним, хотя третья, весенняя волна, наложившись на продолжающиеся мутации, успеет нанести существенный ущерб мировой экономике.

Поэтому говорить о её восстановлении поздно: распад глобальных рынков на макрорегионы, начатый ещё Обамой (который Транстихоокеанским и Трансатлантическим партнёрствами пытался выбить страны БРИКС из цивилизации), станет осознан как доминирующая тенденция. Тем не менее в 2021 году эта тенденция ещё не реализуется: несмотря на ослабление и частичное разрушение информационных, финансовых и материальных связей, мир в целом ещё сохранит единство.

Макрорегионы, на которые будут распадаться глобальные рынки, обозначатся и будут обособляться, но не отделятся друг от друга.

Накачка американской экономики эмиссией долларов, необходимая для её существования в условиях сжатия спроса, характерного для глобальной депрессии, поддержит цену на нефть и котировки фондовых рынков. Хотя болезненная и глубокая корректировка последних (вместе с ослаблением доллара) и неизбежна, финансовая архитектура мировой экономики в 2021 году ещё сохранится.

Также по теме
Электронный соперник: сможет ли цифровая валюта Китая потеснить доллар в международных расчётах
По прогнозу экономистов Saxo Bank, в 2021 году Китай может ввести в широкое пользование цифровой аналог юаня. Как ожидается, новое...

Борьба США за уничтожение Китая как мирового лидера (опередившего их во всех сферах, кроме военной) и подрыв Западной Европы как конкурента на товарных рынках продолжится, но сфокусируется на России, отказом от денацификации Украины превратившей себя в его «стратегический тыл». В связи с этим возможен рост интенсивности кибератак до уровня кибершторма, а то и полноценной кибервойны.

Главное ожидаемое событие — переход власти в Германии к антипромышленной коалиции во главе с зелёными, решающей задачи деиндустриализации своей страны в интересах США. Для этого придётся отказаться от дешёвых трубопроводных энергоносителей из России в пользу дорогого российского же СПГ, перекупаемого американскими корпорациями. Вероятный инструмент такого отказа — «цветная революция» в Белоруссии с «неизвестными снайперами» с последующим (уже не в 2021 году) установлением железного занавеса от Балтийского до Чёрного моря, блокирующего основную часть сухопутных коммуникаций.

Китайско-европейские коммуникации, ослабнув, пройдут через Турцию, придав ей силы для прямо грозящего России проекта Великого Турана и укрепляя влияющую на Турцию Британию. Рост значения Турции станет дополнительным фактором ослабления Германии и укрепления тенденции превращения Евросоюза в «еврохалифат».

При этом они будут недостаточны для восстановления европейской экономики, а рост китайской будет недостаточен для её гармоничного развития. Поэтому внутреннее напряжение в Китае будет нарастать.

Российская экономика продолжит движение по инерции в рамках либеральной социально-экономической парадигмы. Восстановление цены нефти, инфраструктурные проекты и умеренная социальная поддержка могут позволить нашей стране увеличить свою долю в мировой экономике на фоне разрушения её периферии.


Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.

Добавьте RT в список ваших источников
Ранее на эту тему:
Сегодня в СМИ
Загрузка...
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить