Не «нефтяной» кризис

Короткая ссылка
Дмитрий Лекух
Дмитрий Лекух
писатель

Что уже сейчас, по прошествии, казалось бы, сравнительно небольшого периода времени стало абсолютно очевидно: цены на нефть всё равно бы начали своё ралли, даже если бы сторонами не была приостановлена (некоторые употребляют и куда более жёсткое слово «развалена») сделка ОПЕК+.

Также по теме
Вирусное давление: нефтяные цены на открытии торгов обвалились на 8%
В понедельник, 23 марта, цена на нефть Brent в начале торгов упала на 8% и опустилась ниже $25 за баррель. После небольшого пятничного...

Причины происходящего куда глубже, и их, как правило, в подобного рода ситуациях довольно непросто искать, но вот только не в данном конкретном случае. Когда причиной турбулентности на нефтяных рынках со всей очевидностью выступает сам глобальный системный экономический кризис, триггером которому, в свою очередь, послужил «китайский коронавирус», что бы за этим понятием ни стояло.

Подчёркиваем: только триггером, ничуть не более.

Просто напомним, как развивались события на энергетических рынках: изначально нефтяные котировки и курсы валют обрушились после новостей о том, что участники ОПЕК+ так не смогли продлить договорённости по добыче нефти: Москва предлагала сохранить существующие условия, а Эр-Рияд плюс к этому хотел дополнительно снизить добычу ещё на полтора миллиона бочек в сутки.

Москва на это дополнительное снижение добычи, что было вполне естественно, не пошла: считать деньги в России в последние десятилетия научились ничуть не хуже этих фокусников, и поэтому там прекрасно понимали, что снижение добычи сейчас жизненно необходимо как раз Эр-Рияду и Вашингтону, а отнюдь не гордо высящейся среди грустных весенних равнин древней столице России.

Ибо цены на нефть всё равно на какое-то время уйдут ещё ниже — просто потому, что китайские рынки пока только восстанавливаются, а вот потребление во всём остальном мире, особенно в Европе, сейчас некоторым образом упадёт.

Так что ценовой выигрыш России от дальнейшего сокращения добычи в рамках сделки ОПЕК+ был бы весьма иллюзорен. А вот с рынков её, такую белокаменную и красивую, если бы она, Москва, продолжала заниматься всякими глупостями, потеснили бы, а то и вовсе выкинули в честь какой-нибудь очередной «борьбы с правами человека». Причём сделали бы это весьма нагло и решительно, ибо добыча в не сдерживаемых никакими «сделками», аналогичными ОПЕК+, США будет только продолжать расти. И её, эту добытую в Америке нефть, кто-то будет должен, знаете ли, покупать.

Потому что она демократичная и несёт в себе «молекулы свободы». Вот только и продавать её надо по адекватной трудозатратам цене. Проблема.

И зачем России в таком случае бесплатно чужие проблемы решать — своих, что ли, недостаточно? Короче, с сокращением добычи с российской стороны вышел самый натуральный отказ…

Вот в результате собственной неубедительности в переговорном процессе арабы, как это у них водится, и психанули. И теперь с 1 апреля сделка ОПЕК+ вообще прекращает своё действие и ограничений у участников альянса больше не будет. 

Разберёмся, кто от этого выиграл и кто проиграл.

И тут приходится констатировать: на краткосрочном отрезке проиграли, в общем-то, все.

Ну, может быть, кроме крупнейших импортёров вроде Китая, который сейчас потихоньку восстанавливается после пережитого уханьского кризиса, и ему сейчас резко и вовремя подешевевшая нефть — это очень даже и хорошо.

Ну а если всем плохо, то согласие есть продукт непротивления сторон. А значит, цены на энергоносители производители неизбежно будут поднимать, и единственный тут вопрос — за чей, извините, счёт. И вот тут уже начинается несколько иная математика, включающая и внеэкономические методы принуждения.

Потому как, судя по всему, получается, за счёт того, кого больше всего и прогнут. Вот так вот, возможно, и без предварительных ласк.

И вот, как это странно ни прозвучит, но самая уязвимая позиция тут именно у Эр-Рияда: нет, не по себестоимости добычи, тут-то у них всё в порядке, чуть меньше $2,5 за бочку (хотя, судя по недавнему весьма любопытному интервью Игоря Сечина Евгению Примакову — младшему, «Роснефть» тут тоже не сильно проигрывает: $3,1 за баррель по операционке — весьма достойная цифра, вполне конкурентная саудитам). А чисто политически — непросто средневековому королевству даже при такой низкой себестоимости добываемой в его пустыне нефти выиграть хоть что-то у современных великих держав.

И если конкретно: мы все прекрасно понимаем, насколько критически саудовская династия в её нынешнем виде зависит от своих «партнёров» в США (примеров масса — от «замыленного», но отнюдь не забытого убийства журналиста Джамаля Хашукджи, далее везде: даже механизм «прав человека» включаем «партнёрами» просто в любой момент).

Также по теме
Белоусов отметил роль арабских партнёров в падении цен на нефть
Вице-премьер России Андрей Белоусов заявил, что российская сторона не желала резкого падения цен на нефть и разрыва соглашения ОПЕК+,...

И оттого мы вовсе не исключаем, что вся эта немного диковатая история с «дополнительным сокращением добычи в рамках ОПЕК+» (с) была не чем иным, как инициативной попыткой саудитов «разложить издержки» от давления партнёров из США в том числе и на плечи Российской Федерации.

Ничего тут нового нет.

Это если говорить о «политических зависимостях».

Ну а что касается «экономических зависимостей», то тут, помимо Эр-Рияда, у которого фактически доход Saudi Aramco суть доход королевства, а бесчисленные полчища принцев и прочих шейхов с расходной части бюджета не снимешь (оттого бюджет СА и балансируется как бездефицитный только при $86—87 за баррель), весьма неприятная ситуация складывается и для Вашингтона, на которой мы сейчас, с вашего разрешения, не будем останавливаться.

Ибо говорить о себестоимости сланцевой добычи в Америке сейчас общее место и даже несколько дурной тон: там всё настолько понятно, особенно в связи с количеством американцев, так или иначе задействующих свои личные средства для игры на фондовых и инвестиционных рынках, что об этом действительно немного скучно говорить. Нефтянка сейчас, шутки шутками, но это 5,6% от ВВП США, это примерно 835 тыс. рабочих мест (плюс ещё около 120 тыс. «смежников» на трубопроводах). И, если что, грохнуть эту отрасль только потому, что где-то на Аравийском полуострове какие-то средневековые шейхи хотят жить в «нефтяном раю», никто, простите, не даст. Это с русскими в этом смысле есть небольшие политические проблемы: атомная бомба и гиперзвуковое оружие, например.

С арабами таких проблем нет.

Впрочем, мы тут опять возвращаемся к «политическим зависимостям». А эту тему мы недавно прошли.

Таким образом, когда всё тот же Игорь Иванович Сечин в уже упомянутом нами выше интервью говорит, что ожидает к концу года цену в $60 за баррель, он отнюдь не благодушествует, а выдаёт вполне объективный и даже, возможно, консервативный прогноз. Ситуация-то проста, в общем, до изумления: как сообщил в выходные Bloomberg, нефтекомпании уже уменьшили инвестиционные бюджеты на $31 млрд из-за снижения цен на нефть. И первыми, что вполне естественно, начали сокращать бюджеты именно компании США и Канады, которые и без снижения цен на нефть на фоне очень благоприятной для них сделки ОПЕК+, мягко говоря, «испытывали незначительные трудности».

Также по теме
Эксперт оценил ситуацию на нефтяном и финансовых рынках
Экономист, директор Института нового общества Василий Колташов оценил ситуацию на нефтяном и финансовых рынках.

И это только первые недели. Если же ничего не предпринимать, будет ещё веселей.

Поэтому вот как раз происходящее сейчас ралли нефтяных цен полноценным кризисом глобальной нефтедобывающей отрасли я бы называть, наверное, всё-таки поостерёгся: это просто длительная волатильность, вдоль и поперёк просчитанная и спрогнозированная не только главой «Роснефти». Волатильность неприятная, но прозрачная, которая известно приблизительно к каким результатам приведёт после обязательной (тут кто бы с Игорем Ивановичем спорил) «корректировки рынков». То есть здесь-то как раз ситуация предельно простая: мы просто не хотим платить по чужим счетам, это не наши игры, мы самоустраняемся, решайте, пожалуйста, без нас.

Можно не сомневаться: решат.

Как говорилось в известной постсоветской комедии про летающую в бомбардировщике корову, жить захочешь — ещё не так раскорячишься. А у нас нет никаких сомнений в том, что и американская нефтедобывающая и нефтеперерабатывающие отрасли, и Королевство Саудовская Аравия целиком, со всеми своими шейхами и принцами, любят жизнь и ценят её во всех её проявлениях. И вот поэтому как раз данная волатильность, пусть и выглядящая сейчас несколько устрашающей, вполне управляема, механизмы известны по аналогу всё той же ОПЕК+.

Беда может прийти не оттуда.

Боюсь, то, что сейчас происходит на мировых фондовых рынках, на идущих натурально вразнос тех же рынках ценных бумаг, даже в смысле управляемости процессов и для нефтяных рынков выглядит гораздо страшней.

Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.

Добавьте RT в список ваших источников
Ранее на эту тему:
Сегодня в СМИ
Загрузка...
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить