Оккупация

Короткая ссылка
Максим Кононенко
Максим Кононенко
Родился в 1971 году. Журналист, публицист, один из пионеров русского интернета. Автор проекта vladimir.vladimirovich.ru.

На днях пересматривали семьёй кинокартину Кэтрин Бигелоу «Повелитель бури». Про американских сапёров в Ираке. И я объяснял старшему сыну: смотри, сочувствовать тут надо не американцам. Сочувствовать тут надо иракцам. Которые взрывают оккупантов, пришедших в их страну без малейших на то оснований, разрушивших эту страну и ввергших её в полный хаос. Иракцы тут — это как Молодая гвардия, устраивающая диверсии в электромеханических мастерских Краснодона. Это как Зоя Космодемьянская, поджигающая дома в русской деревне. Можно дискутировать об осмысленности этих действий. Но нельзя подвергать сомнению их искренность и их благородство. Против оккупантов должно бороться, ибо они оккупанты. 

Также по теме
Делегаты в зале на пленарном заседании сессии Парламентской ассамблеи Совета Европы (ПАСЕ) «Торжество здравого смысла»: комитет ПАСЕ призвал подтвердить полномочия российской делегации
Мониторинговый комитет Парламентской ассамблеи Совета Европы (ПАСЕ) предложил подтвердить полномочия российской делегации. Об этом...

Но можно, конечно, называть их не оккупантами, а международными террористами. Можно, наоборот, называть оккупантами тех, кто ничего никогда не оккупировал. Потому что цена слов не то чтобы девальвировалась, нет — слова стоят столько же, сколько телереклама. Но цена слов стала как та самая телереклама. Верить или нет которой — выбор каждого, смотрящего телевизор. 

Недавно широко разошлось видео с украинским представителем при ПАСЕ, который, проходя чрез толпу журналистов, кричит: «Все русские — ублюдки!» Потом, правда, поправляется: «Всё русское правительство — ублюдки». Но первое слово, как известно, дороже второго. И первое слово этого украинского представителя тиражируется всеми СМИ, причём без малейшего осуждения. Хотя оскорбление по национальному признаку — это прямое нарушение устава ПАСЕ. Но разве можно осуждать возмущение представителя оккупированной страны? Ведь все знают, что Украина оккупирована. Так говорит сама Украина. А теперь ещё оказывается, что Россия оккупировала и Грузию. 

Я, конечно, могу тут привести тысячу аргументов, почему никакой оккупации Россией ни Украины, ни Грузии нет и никогда не было. Но это будет, как говорится, об стенку горох. Потому что в современном мире совершенно неважно, как там на самом деле. Важно то, что необходимо в данный момент для решения какой-то политической задачи. Любой политической задачи.

Швеция (проголосовавшая против восстановления прав русской делегации в ПАСЕ) каждый год обнаруживает в шхерах Стокгольма русскую подводную лодку для того, чтобы парламент утвердил военный бюджет. Польша (проголосовавшая против восстановления прав русской делегации в ПАСЕ) — древний, органический враг России, и никакой польский политик не может выступать за сближение с Россией — это самоубийственно для него. Великобритания... ну вы сами знаете. Лучше бы её не было. Делегации этих стран проголосовали против не единогласно, но большинством. 

А единогласно против проголосовали страны Прибалтики, Украина и Грузия. Кто бы сомневался в том, что так будет. По той же самой причине, что в Польше: если ты не против России, у тебя нет никаких шансов быть избранным. 

Ок, у всех этих стран есть поводы нас не любить. У нас тоже подобные поводы есть. Но про всё это напишут другие. Меня же интересует не нелюбовь. Меня вот эта вот «оккупация» интересует.

Термин с утраченным содержанием. Делегации Украины и Грузии выступают в ПАСЕ, и в их выступлениях эта «оккупация» — через слово. То есть существование суверенных Абхазии и Южной Осетии называется «оккупацией». Местные органы власти, избранные на местных выборах, — это, оказывается, оккупация. Признание суверенитета — это, оказывается, оккупация.

Ну давайте тогда объявим оккупацией признание суверенитета Косова, например. Страны Европы оккупировали часть Сербии. Нет? Нет. А как насчёт оккупации США Ирака и Афганистана? Нет? Нет. Потому что содержание термина более не имеет значения. Значение имеет только контекст. 

Ну хорошо, бывают политики и политики. Бывают вот эти вот ничтожные придурки типа украинского представителя при ПАСЕ, но бывают и президенты с премьерами и канцлерами. И если ничтожества принимают все эти камлания про «оккупацию» как должное, то ведь президенты, премьеры и канцлеры должны, казалось бы, если не совесть, то разум иметь. Им же встречаться с теми, кого обвиняют во всех этих «оккупациях», и разговаривать. А ну как визави возьми и спроси: «А вы что, правда считаете, что мы оккупируем Грузию?» И посмотрит в глаза. 

Впрочем, эти глаза не сморгнут. Если американцы считают героями сапёров из «Повелителя бури», то довольно трудно их в этом переубедить. А кого им считать героями? Иракцев, которые закладывают бомбы? Немцы тоже считали Зою Космодемьянскую террористом. Снова, видите ли, чёртов контекст.

Но обесценивание терминов — не единовременный эксцесс. Любой процесс, как пожар, требует развития. И если сейчас на уровне Парламентской ассамблеи Совета Европы совершенно без всяких рефлексий бросаются нелепые обвинения в «оккупации», то совершенно очевидно, что это только начало. И обвинения просто должны становиться более страшными. Оккупация, химическое оружие, сбитые самолёты — это ерунда. А вот когда выяснится, что руководство некоторых стран — хайли лайкли — ест детей и купается в крови девственниц, вот тогда мы снова вернёмся к вопросу о членстве таких стран в какой-нибудь парламентской ассамблее.

Впрочем, почему только руководство? Всё население. Всё население ест детей. И свободный цивилизованный мир немедленно должен положить конец этому. 

Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.

Самые свежие новости России и мира на нашей странице в Facebook
Ранее на эту тему:
Сегодня в СМИ
Загрузка...
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить