«Четвёртые места на ЧМ и Олимпиадах никому не нужны»: Вылегжанин о тактике Клебо, лыжных марафонах и глупых обморожениях

Йоханнес Клебо поступает разумно, когда бросает бороться в тех гонках, где не претендует на медали. Такое мнение в интервью RT высказал трёхкратный призёр сочинской Олимпиады Максим Вылегжанин. По его мнению, норвежский лыжник способен принять участие во всех забегах на Играх-2022, если правильно распределит силы. Специалист также объяснил, что мотивирует его соревноваться на марафонских дистанциях спустя два с половиной года после завершения карьеры, вспомнил, как Андреас Нюгард однажды обморозил руки из-за собственной беспечности, и рассказал, как относится к истории со своей необоснованной дисквалификацией.
«Четвёртые места на ЧМ и Олимпиадах никому не нужны»: Вылегжанин о тактике Клебо, лыжных марафонах и глупых обморожениях
  • РИА Новости
  • © Александр Вильф

Осенний Рамзау — это почти всегда не только место традиционной подготовки сборных команд, но и неожиданные встречи. Появление на леднике обладателя трёх серебряных олимпийских наград Максима Вылегжанина, завершившего лыжную карьеру почти три года назад, воспринималось именно так.

— Максим, какими судьбами?

— Начало сезона. Последние два года я бегаю за марафонскую команду «Русская зима». Сейчас у нас здесь проходит сбор, катаюсь на лыжах. Рамзау — это ещё и возможность встретиться с представителями фирм, получить инвентарь не только для себя, но и для удмуртской и марафонской команды.

Также по теме
«Тредбан Саше доставили, но без важного кабеля»: Бородавко о подготовке Большунова, ЧМ по лыжероллерам и сборах в Рамзау
Олимпийское расписание лыжных гонок составлено таким образом, что Александр Большунов и Йоханнес Клебо могут пробежать все дистанции...

— Получается, что в вашей жизни после окончания карьеры вообще ничего не изменилось? Те же спонсоры, те же сборы, те же лыжи, тот же снег.

— Наверное, да. Дистанции только увеличились по сравнению с тем, что было в обычных лыжных гонках. Сейчас они у меня длинные — от 45 до 100 км. Многие спрашивают, в чём моя мотивация, а я, честно, не могу ответить на этот вопрос. Просто нравится гоняться. Добираю адреналин, азарт на гонках.

— Зачем тогда нужно было завершать карьеру?

— Устал от стандартных дистанций. Устал от одних и тех же мест сборов, соперников, захотелось чего-то нового. В марафоне другие конкуренты, новые места соревнований, другая специфика, у нас сплочённая, дружная команда. Всё это мне очень нравится.

— Тренировочный процесс стал легче или тяжелее?

— Он абсолютно другой. Дома я тренируюсь один раз в день. Стараюсь субботу и воскресенье проводить с семьёй. К тому же приходится заниматься какими-то рабочими делами. Когда приезжаю на сбор с командой, тренировочный процесс становится более интенсивным. Работать в коллективе легче. Есть молодые спортсмены, от них сильно заряжаешься. Тренировки провожу в своё удовольствие.

— Если с возрастом вы пришли к тому, что достаточно одной тренировки в день, означает ли это, что начали понимать про спорт что-то такое, чего не понимали раньше? Или это просто позволяет удерживать какой-то средний уровень готовности без попыток прыгнуть выше головы?

— Скорее второе. Я стараюсь поддерживать тот уровень, который у меня был во времена активной карьеры, не даю ему упасть. Да, я подтянул даблполинг (бесшажный ход, при котором продвижение осуществляется за счёт отталкивания палками. — RT), но, если взять соревнования коньковым или классическим ходом, я вряд ли смогу сравнить себя с теми, кто бегает в сборной.

— В чём заключается для вас притягательность марафонских дистанций?

— Мне всегда нравились масс-старты, а марафон — это тот же самый масс-старт, где идёт непрерывная борьба, плюс работа на выносливость. Главный кайф, наверное, в преодолении себя. Потому что это долго и тяжело. Уже не толкаются мышцы, начинает сводить ноги, руки. Для того чтобы ехать, постоянно приходится себя заставлять, переламывать. Определённый плюс ещё и в том, что ты видишь соперника. Когда понимаешь, что кому-то явно тяжелее, чем тебе, появляется дополнительный адреналин и бежать становится легче.

— Когда во время 60-километровой январской гонки в Италии вы и другие участники обморозили лица, я подумала о том, что лыжные марафоны сопоставимы с походами альпинистов. Те, кто штурмует Эверест, сознательно испытывают себя, рискуя вернуться без ступней или пальцев рук. Выходит, что и лыжник-марафонец должен быть готов к тяжким последствиям? Или то был некий форс-мажор?

— Никто никого не заставлял выходить на эту гонку. Просто, как мне кажется, многие европейцы толком не осознавали, что такое холод. Когда люди идут на Эверест, они заведомо понимают и просчитывают все риски. А тут многие просто не ожидали, что марафон может оказаться более экстремальным, чем те гонки, в которых им приходилось принимать участие раньше. Наша команда отделалась лёгкими обморожениями, потому что русские спортсмены приучены к холоду, у них, как правило, имеется опыт стартов на лыжах в мороз.

— Получается, если ты обморозился на лыжне, это банальное раздолбайство?

— Да. Взять того же Андреаса Нюгарда. Вроде опытный человек, жёлтая майка лидера во время гонки, пролил напиток на перчатки. Можно было взять другие у кого-то из сервиса, а он, похоже, подумал, что ничего страшного не случится. Подумаешь, руки подмёрзли… Вот и обморозился сильнее всех. А сейчас уже будет понимать: если ты выходишь зимой на гонку в холод, лучше надеть варежки. Если ты намочил их, лучше у кого-нибудь попросить. Можно потерять 30 секунд, но без проблем добраться до финиша.

— Насколько это денежное занятие — бегать марафоны?

— Все старты коммерческие — соответственно, и призовые имеются.

Также по теме
«Если понадобится воевать за Родину, пойду не задумываясь»: Вяльбе о патриотизме, уважении и самостоятельности
Идея национальных сборных не изжила себя, заявила в интервью RT президент Федерации лыжных гонок России (ФЛГР) Елена Вяльбе. Она также...

— Достаточные, чтобы не искать другой заработок?

— Зависит от того, как ты бегаешь. Если попадаешь на пьедестал, то достаточные. Хотя вопрос заработка для меня в этом деле не главное. Я и в лыжах о деньгах не думал, когда стоял на пьедестале. Гораздо острее в этот момент чувство удовлетворения собственных амбиций. Выходя на старт, ты ведь не думаешь о том, что за первое место дадут столько-то денег. Ты просто хочешь всех обыграть. А с результатом уже приходят и финансы.

— Когда спортсмен заканчивает карьеру, это почти всегда какой-то внутренний надрыв, период, который надо просто пережить, с которым надо смириться. Вы — исключение?

— Как бы то ни было, я ещё бегаю и тренируюсь. Возможно, как раз поэтому процесс завершения карьеры проходит гладко. Тем более что ушёл из больших лыж на красивой ноте — заехал на пьедестал (9 марта 2019 года Вылегжанин стал вторым на дистанции 50 км на этапе Кубка мира в Холменколлене. — RT).

— А в ветеранском спорте вы себя представляете?

— Такого точно не будет.

— Я знала дедушку, профессора института физкультуры, который в 87 лет выиграл медаль ветеранского чемпионата мира в прыжках на лыжах с трамплина.

— Если бы этот дедушка имел в прыжках с трамплина медаль настоящего чемпионата мира, не думаю, что он радовался бы возможности в 80 с лишним лет выиграть что-то ещё. У меня достаточно много серьёзных наград, поэтому нет никакой необходимости продолжать кому-то что-то доказывать. Разве что хорошая компания соберётся. Тогда можно и побежать. Не для результата — для удовольствия.

— Когда у вас ближайший старт?

— 18 декабря в Швеции. В соревновательном плане очень загружен январь — там гонки проходят каждую неделю.

— Это же невероятно тяжело, если говорить о марафонских дистанциях.

— Такой плотный январь будет впервые, и, думаю, он реально будет тяжёлым. Но всегда можно какой-то старт пропустить. Никто тебя из-под палки бежать не заставит.

— Какие-то марафоны в общем ряду стоят особняком?

— Традиционно это Марчалонга, Васалоппет, Биркебейнер. Последний, наверное, самый трудный. Там более длинный подъём со старта идёт, полдистанции в гору бежать приходится. Эту гонку одну из самых последних начали бегать даблполингом — до этого проходили классикой. Лет шесть назад только первый раз выиграли без мази. Марчалонгу и Васалоппет лидеры давно уже бегают без мази.

— Столь высокая личная загруженность оставляет время и желание следить за тем, что происходит в классических лыжах?

— Безусловно, я смотрю соревнования.

— Преобладают патриотические чувства или чисто профессиональный интерес к сильнейшим?

— Патриотизм присутствует всегда. В моё время в разыгрывании медалей участвовало очень много стран. Сейчас идёт преобладание только двух — Норвегии и России. Конечно, это менее интересно, но я всё равно смотрю, слежу за тактикой. Кто как начинает, отпускает ли соперников или уходит сразу. То есть чисто профессиональные моменты. Тот же Саша Большунов уверен в своих силах и гонку начинает вообще без оглядки на кого-то.

— Йоханнес Клебо собирается на Олимпиаде в Пекине выходить на старт в каждой гонке. Вы в это верите?

— А почему нет?

Также по теме
«У нас вид спорта — одна сплошная импровизация»: Логинов о давлении на трассе, книге братьев Бё и нелюбви к малине
Любой нормальный человек старается извлечь максимум из той или иной жизненной ситуации, даже если она совсем негативная. Об этом в...

— Мне казалось, что он всё-таки достаточно выраженный спринтер.

— Но он же стартовал на чемпионате мира во всех гонках. Если его привезут до финиша, то там он и покажет свой знаменитый спринт, это его коронка. Если не привезут — отстанет. Петтер Нортуг так же бегал свои гонки. Если вспомнить дуатлон, Клебо не выдержал до финиша и бросил бороться. А 50 км он доехал вместе с Иверсеном и Большуновым и победил бы, не случись дисквалификации. Поэтому и на Играх, как мне кажется, он будет выходить на гонку, не думая о том, чтобы ото всех убежать.

— Много раз видела, как Клебо бросает бороться, если понимает, что у него нет шансов. С точки зрения лыжника, это нормально или в любой ситуации надо идти до конца?

— Если это какая-то подводящая работа, тренировки, то, конечно, ты должен бороться до конца. А если это чемпионат мира и ты знаешь, что уже ни при каком раскладе не попадаешь в призы, а на следующий день нужно бежать спринтерскую эстафету, то, думаю, надо бросать. На чемпионатах мира, как и на Олимпиаде, никому не нужны четвёртые или десятые места. Нужны медали.

— История с необоснованной дисквалификацией и попыткой отнять у вас олимпийские медали Сочи отпустила уже или где-то в глубине души по-прежнему сидит?

— Вспоминается только тогда, когда об этом спрашивают. Понятно, что были эмоции, желание доказать, что я сильный спортсмен и никак не связан с допингом. Показать людям, которые не пустили на Олимпиаду в Пхёнчхане, что они меня не сломали. И я это доказал. Через неделю после окончания Олимпийских игр был этап Кубка мира в Осло, где я заехал третьим в масс-старте на 50 км «коньком». Я испытал тогда большое удовлетворение. Понятно, что в душе всё равно остаётся какой-то осадок. Что ты пропустил чемпионат мира, пропустил Олимпийские игры, к которым столько лет готовился, психологически настраивался. Но всё это немного сглаживает мысль, что в багаже есть трофеи со всех крупных турниров: медали Игр, чемпионата мира, пьедестал «Тур де Ски». Осталось только медали Ski Classics заработать.

Ошибка в тексте? Выделите её и нажмите «Ctrl + Enter»
Кадры с места главных событий дня на нашем YouTube
Загрузка...
Сегодня в СМИ
Уважаемые читатели, оставленные вами ранее комментарии в процессе миграции из-за смены платформы. В ближайшее время все диалоги вернутся
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить