«Американец спрашивал, почему мы выступаем в нейтральном статусе»: Шубенков о допинговом скандале и серебре ЧМ в Дохе

Возвращение серебряного призёра чемпионата мира по лёгкой атлетике Сергея Шубенкова из Дохи в Москву совпало с его 28-м днём рождения. Спринтер признался, что впервые в жизни встретил праздник на борту самолёта. Также он объяснил, почему завоёванная в Катаре медаль стала одной из самых тяжёлых в карьере, и рассказал, что чувствует опасения из-за обострившегося допингового скандала вокруг России.
«Американец спрашивал, почему мы выступаем в нейтральном статусе»: Шубенков о допинговом скандале и серебре ЧМ в Дохе
  • РИА Новости
  • © Григорий Сысоев

«Весь сезон получился сложным, и серебро чемпионата мира стало его квинтэссенцией»

Перелёт из Дохи в Москву получился для одного из главных героев чемпионата мира по лёгкой атлетике Сергея Шубенкова необычным, ведь он в воздухе отметил свой 28-й день рождения, с которым его по прилёте поздравили журналисты.

— Пожалуй, в самолёте день рождения встретил впервые в жизни. На соревнованиях приходилось, но не на борту. С семьёй увижусь уже только завтра. Ещё вечером предстоит перелёт.

— Многие ли узнали вас по пути домой?

— Только что проходил таможенный контроль, и сотрудник строго спросил, что я делал в Катаре. Когда ответит, что бегал, тот вскрикнул: «А, точно! Поздравляем!».

— Можете ли назвать серебряную медаль чемпионата мира в Катаре одной из самых сложных в карьере?

— В какой-то степени да. Но и сезон получился очень сложным, это серебро стало его квинтэссенцией. Всё далось очень нелегко, однако я получил полезный опыт и узнал много нового о самом себе. Понял, что способен бороться даже в сложных ситуациях.

— Ведь существовала вероятность, что из-за травмы вы вовсе пропустите чемпионат мира...

— Действительно, за полтора месяца до первенства планеты я только пытался вернуться на дорожку и показывал скромный результат — 13,88 секунды. Чтобы вы понимали, я так бегал, когда пришёл в «барьеры» в 14 лет. В тот момент долго думали, стоит ли продолжать, но в итоге решили, что стоит, и всё сложилось.

Причём травма получилась фактически с двойным, а то и с тройным дном. Казалось бы, просто поцарапался, а это привело к целому вороху проблем. Спортсмены ведь кажутся всем железными людьми, а на самом деле наш организм порой как карточный домик. Достаточно дуновения, чтобы всё посыпалось.

«Теперь буду просить не ставить нас с Маклаудом на соседние дорожки»

— Многие участники ЧМ жаловались на сильнейшую жару. Вам она мешала?

— Погода была прекрасная. Например, в итоговом протоколе нашего забега судьи написали, что было 26 градусов. Но нужно понимать, что на стадионе работала современная система климат-контроля. Внутри арены условия были потрясающими. А вот разминаться на улице при 40 градусах жары не хотелось совсем. К счастью, разминку перенесли в манеж, и туда переместились очень многие спортсмены.

Также по теме
Историческая медаль: Шубенков завоевал серебро в беге на 110 метров с барьерами на ЧМ по лёгкой атлетике
Россиянин Сергей Шубенков стал серебряным призёром в беге на 110 м с барьерами на чемпионате мира по лёгкой атлетике в Дохе....

— В финале вы всего ничего уступили Гранту Холлоуэю. Обидно?

— Это только кажется, что 0,05 секунды — мало, а когда бежишь на дистанции, каждая сотая чувствуется. Я, например, чётко знаю, выиграю или нет, даже если отрыв небольшой. Исключение — прошлогодний чемпионат Европы в Берлине, но там я уступил Паскалю Мартино-Лагарду две тысячных.

Тем более, повторюсь, нужно понимать, что сезон у меня фактически разделился на две части: до травмы и после неё. Завоевание медали в такой ситуации — уже существенный успех. По факту только в сентябре удалось выйти на июньские обороты. Теперь просто хочу добраться домой.

— После травмы, которую получили в столкновении с Омаром Маклаудом, не боитесь бегать с ним по соседним дорожкам?

— Страха нет, просто появилась лишняя иллюстрация, что рядом с ним лучше не стоять и уж тем более не бегать. Буду просить, чтобы нас не ставили на соседние дорожки. Вспомните финальный забег в Катаре, где Маклауд упал на Орландо Ортегу. А ведь испанец бежал на медаль. В итоге он получил её, потому что в IAAF приняли решение вручить сразу две награды, хотя это достаточно странно. Тем не менее я рад за Ортегу, потому что он действительно быстр и мог претендовать на самые высокие места, если бы ему не помешали.

— И всё-таки, если вернуться к Маклауду…

— Он перед началом первенства планеты давал большое интервью, в котором заявлял, что не боится вызовов и испытаний. На самом же деле он из раза в раз демонстрирует, что как раз опасается их. Когда бежит в одиночестве, всё нормально, но как только Омара догоняют, он начинает спотыкаться и нервничать. Собственно, так я и получил травму. В Рабате мне удалось настигнуть его на десятом барьере, а ямаец попросту упал на мою ногу сзади. В Катаре «фактор Маклауда» тоже сработал, но не против меня.

«Думаю, до конца года ситуация со статусом ВФЛА разрешится»

— Удалось ли поболеть за других российских легкоатлетов на ЧМ?

— Честно говоря, тяжело было это делать, толком не следил за ребятами. Но уже постфактум узнал, что очень здорово выступила Анжелика Сидорова. Её победа пробрала до мурашек. В успехе Марии Ласицкене, наверное, никто и не сомневался, но это спорт, и здесь возможно всё. На 99% процентов Маша должна была вновь занять первое место. Очень болел за Илью Шкуренёва — жаль, ему не хватило совсем немного до медали. А впереди ещё ждут соревнования по прыжкам в высоту у мужчин, где у россиян неплохие шансы на награды. Так что, если сравнивать с прошлым ЧМ, то золота у нас уже больше, а вот серебра пока недобираем.

— Расскажите, что за история произошла с вами на допинг-контроле?

— Когда закрывал крышку на банке, у меня вылетела пластиковая пробка. Я ещё подумал, что это нормально, и попытался вернуть её на место, но мне объяснили, что так делать нельзя. Пришлось повторить процедуру. Но вопросов никаких не было, заменили пробку, да и всё. С юмором отнёсся к этому.

— Сильно ли вас беспокоит тот факт, что по-прежнему не можете выступать под российским флагом?

— Это неприятно, но отношусь к происходящему как к досадной формальности, с которой приходится мириться.

— А каково ваше мнение о новом витке скандала с допингом в российском спорте? Не боитесь, что придётся пропустить Олимпийские игры в Токио?

— Опасения присутствуют, но я ничего не могу с этим поделать, поэтому принимаю без лишних эмоций. В принципе думаю, что до конца года IAAF должна разобраться со статусом ВФЛА. Но здесь всё зависит от поступающей информации. По сути же, это витки старой истории. Ничего нового мы, наверное, уже не узнаем. Поэтому к Олимпийским играм буду готовиться в обычном режиме.

Опять же, нельзя сравнивать эту ситуацию с той, которая была три или даже два года назад, когда перед чемпионатом мира в Лондоне выпускали специальный кодекс поведения для российских спортсменов. Сейчас же большинство легкоатлетов даже не догадываются, в чём заключается ситуация. Тот же Холлоуэй на церемонии награждения без всякой задней мысли интересовался, почему мы выступаем в нейтральном статусе. Поверьте, мир лёгкой атлетики очень большой и мало кто знает, что у нас вообще происходит.

Ошибка в тексте? Выделите её и нажмите «Ctrl + Enter»
Добавьте RT в список ваших источников
Загрузка...
Сегодня в СМИ
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить