Допросы свидетелей и показания потерпевшего: как прошла первая неделя суда над Кокориным и Мамаевым

С 9 апреля Пресненский суд столицы рассматривает дело Александра Кокорина и Павла Мамаева. Слушания проходят в ежедневном режиме. В ходе первой недели свои показания дали свидетели, а также один из потерпевших — водитель Виталий Соловчук. Как судят футболистов и к чему апеллируют их адвокаты — в материале RT.
Допросы свидетелей и показания потерпевшего: как прошла первая неделя суда над Кокориным и Мамаевым
  • РИА Новости
  • © Григорий Сысоев

Суд

Судьба братьев Кокориных, Павла Мамаева и Александра Протасовицкого решается неподалёку от Садового кольца столицы — дело рассматривает Пресненский районный суд Москвы. Согласно порядку судопроизводства, заседания проходили в ежедневном режиме. Однако ни в один из дней слушание, назначенное ровно на полдень, не начиналось вовремя. Причины разные — длительное ожидание окончания предыдущего заседания, незначительное опоздание прокурора и защитников. Единственные, кто прибывал вовремя, были сами обвиняемые — Кокориных, Мамаева и Протасовицкого на автозаке доставляли в центр столицы к десяти утра. Далее долгое и томительное ожидание под конвоем, перевод в здание суда, секунды для того, чтобы перекинуться парой фраз с родными и близкими перед дверями зала заседания, а после — свыше шести часов в тесной клетке за решёткой с единственным перерывом на обед (из СИЗО обвиняемые привозят с собой сухой паёк).

Дело Кокориных, Мамаева и Протасовицкого рассматривается в 11-м зале Пресненского суда. Небольшая комната, оборудованная тремя столами, тумбой для выступления, клеткой подсудимых и тремя рядами скамеек для слушателей, с трудом вмещает всех желающих. Однако простых зрителей на деле нет. Вся аудитория — семьи и друзья подсудимых, а также многочисленные журналисты.

Компактная планировка зала позволяет обвиняемым в буквальном смысле находиться рядом с жёнами. Алана Мамаева и Дарья Валитова, посетившие все заседания, сидят к клетке ближе всех.

Судья

Дело футболистов рассматривает заместитель председателя Пресненского суда столицы Елена Абрамова. На должность зампреда она была назначена в октябре 2017 года президентом Владимиром Путиным. За плечами 37-летней судьи уже есть два резонансных процесса. Именно Абрамова в прошлом году приговорила к пяти годам колонии Бога Кузю (Андрея Попова), она же с июля 2018-го рассматривает громкое финансовое дело полковника МВД Дмитрия Захарченко.

С футболистами она общается в мягком тоне и порой иронично реагирует на их ремарки. Так, после того как Абрамова поздним вечером сообщила о том, что слушание закончено и возобновится на следующий день в полдень, Павел Мамаев незамедлительно вставил эмоциональную реплику.

«Ваша честь, а давайте, может, продолжим», — обратился к судье полузащитник «Краснодара».

«Хотите ещё? Завтра увидимся. Не так уж и много времени», — с улыбкой ответила ему Абрамова.

Кроме того, судья не стала удалять из зала подруг Кирилла Кокорина, несмотря на просьбы гособвинителя с указанием на то, что девушки активно выражают позитивный настрой и мешают проведению процесса.

«Улыбаться у нас можно», — парировала судья.

При этом Елена Абрамова ведёт процесс строго по букве закона и за время слушаний уже успела отклонить несколько ходатайств защиты и удовлетворить ряд процессуальных прошений прокурора. В частности, неоднократно разрешала гособвинителю повторно зачитывать первоначальные показания свидетелей, из-за чего время рассмотрения дела ощутимо увеличилось.

Прокурор

Гособвинителем по делу Кокориных, Мамаева и Протасовицкого выступает Светлана Тарасова. Она также известна своим участием в двух громких процессах. Так, именно Тарасова представляла обвинение по делу о массовой драке на Хованском кладбище и была одним из прокуроров в деле о коррупции в отношении экс-губернатора Кировской области Никиты Белых. Тогда суд приговорил бывшего чиновника к восьми годам строгого режима.

Гособвинитель рассматривает дело со всей строгостью. Допрашивая свидетелей, Светлана Тарасова акцентирует внимание на мелочах, которые с первого взгляда не имеют никакого отношения к вменяемым спортсменам обвинениям.

В частности, прокурора интересуют детали интимного характера. На допросах, касающихся эпизода в «Кофемании», Тарасова задавала вопросы о поведении одной из девушек из компании футболистов. Прямые вопросы, садилась ли девушка на Кокорина, спускалась ли она затем под стол, имитировала ли интимную близость с Кокориным, опуская голову в район паха, поначалу шокировали слушателей и вызывали бурную негативную реакцию со стороны защиты и подсудимых, но к концу первой недели заседаний стали в 11-м зале Пресненского суда явлением заурядным.

  • © Агентство городских новостей «Москва»

По мнению адвокатов, таким образом гособвинитель демонстрирует и доказывает аморальное и вызывающее поведение подсудимых, которое является прямым нарушением общественного порядка. И даже несмотря на то, что все вышеназванные деяния не инкриминируются Кокориным, Мамаеву и Протасовицкому, так или иначе они способны оказать влияние на формирование общего отношения к подсудимым, считает защита.

К слову, с самими футболистами прокурор в дискуссии не вступает — и это несмотря на то, что в её адрес из клетки звучат колкие реплики. Их автором чаще выступает Павел Мамаев, который комментирует работу гособвинителя.

«Ваша честь, зачем мы опять будем сейчас всё перечитывать? Давайте посмотрим видео или что? Может, нашему прокурору просто нравится читать?» — эмоционально реагировал полузащитник на очередное прошение о пересмотре свидетельских показаний.

«Я в шоке! Свидетель дал слишком хорошие показания, сейчас товарищ прокурор всё быстро исправит», — комментировал Мамаев итоги допроса одного из очевидцев событий.

Свидетели

За первую неделю рассмотрения дела по существу суд успел заслушать и допросить ряд свидетелей. На вопросы прокурора и адвокатов ответили два молодых человека и девушка из компании футболистов, посетитель «Кофемании» и несколько сотрудников вышеуказанного заведения.

Их допросы и показания во многом схожи — ни один из них так и не смог подтвердить факта предварительного сговора подсудимых.

Друзья футболистов и вовсе утверждают, что со стороны потерпевших Виталия Соловчука и Дениса Пака в адрес компании действительно прозвучали оскорбительные реплики, которые и спровоцировали все конфликты. Факт нецензурной брани в сторону Кокориных и Мамаева подтвердил и один из официантов «Кофемании» Илья Павлов, который также отметил, что, несмотря на шумное поведение в заведении, компания не представляла никакой угрозы для окружающих.

Также по теме
«Безумно обидно за парней»: что говорили после второго заседания по делу Кокорина и Мамаева
Александра Кокорина и Павла Мамаева необходимо наказать, но нельзя портить им жизнь, заявил актёр театра и кино, известный футбольный...

Косвенно информация о мирном настрое футболистов в кофейне легла в основу и других свидетельских показаний. По словам очевидцев, собравшиеся за столом молодые люди и девушки нарушали общественный порядок, однако признаков насилия не проявляли. По их словам, битьё посуды и активные требования удалить снятое видео со смартфонов начались уже после того, как внимание компании привлёк Денис Пак.

Схожи показания свидетелей и ещё в одном факте — все они имеют ряд расхождений с теми, что очевидцы давали в ходе следствия. В связи с этим прокурор Тарасова раз за разом выступала с ходатайством о зачитывании их первоначальных слов.

По мнению защиты, неточности связаны с тем, что во время допросов у следователя все свидетели давали показания по видеоматериалам, в то время как на суде рассказывали лишь то, что действительно видели своими глазами. Сами же очевидцы связали это с большим промежутком времени между происшествием и началом слушаний. При этом все они дали отрицательный ответ на вопрос, оказывалось ли на них давление во время следствия.

Исключением стали лишь непосредственные участники событий — друзья Кокориных и Мамаева. Так, по словам Карена Григоряна, его допрос длился 16 часов и проходил в непростых условиях, связанных с отсутствием сна и пищи. А подруга Кокорина-старшего Екатерина Бобкова не смогла узнать свою подпись на половине листов протокола первого допроса.

Потерпевший

Главным событием первой недели слушаний стало появление в зале суда первого пострадавшего — Виталия Соловчука. Бывший водитель Ольги Ушаковой прибыл на заседание в четверг и дожидался появления подсудимых за одним столом с прокурором.

Во время допроса гособвинителем Соловчук рассказал следующее: у «Эгоиста» он припарковал машину и ждал, когда Ушакова закончит эфир, а незнакомую девушку из компании футболистов, которая по ошибке села к нему в авто, не оскорблял. В адрес её друзей негатива не проявлял и не называл Кокорина и Мамаева оскорбительными и нецензурными словами, отметил он.

Далее из допроса водителя известно: девушку из машины забрал Мамаев, а спустя минуты в сторону автомобиля кинули бутылкой. Выйдя из салона посмотреть, не задет ли корпус дорогого авто, Соловчук вступил в первый контакт с обвиняемыми. Согласно показаниям потерпевшего, Мамаев и Кокорин стали спрашивать, почему он назвал их «петухами», после чего от полузащитника «Краснодара» последовал первый удар.

При этом Соловчук рассказал, что, помимо младшего Кокорина, Мамаева и Протасовицкого, к его избиению причастен и Кокорин-старший. Сам же футболист продолжает настаивать на своей невиновности и даже вступил с потерпевшим в эмоциональный диалог.

«Я с вами встречаюсь уже в третий раз, и вы никак не можете определиться, куда я вас бил. То в грудь, то в плечо, то в область уха. А сколько раз я вас ударил? Два? Три? Этого вы тоже не помните?» — возмущённо спрашивал из клетки Кокорин.

После допроса потерпевшего, который прерывался из-за эвакуации суда, сторона защиты в лице Татьяны Стукаловой, незамедлительно заявила, что Виталий Соловчук говорит неправду.

«Очевидно, Соловчук говорит неправду. Какую он при этом преследует цель? Нам неизвестно. Почему нельзя было дать объективные показания? Ведь другие ребята признают побои и извиняются за них. Но Александр не может принести извинений, он настаивает на том, что не наносил ему ударов и всячески пытался эту драку разнять».

Также, по её словам, вопросы возникают и к другим показаниям потерпевшего. Так, в ходе допроса водитель не смог объяснить, как в его автомобиле работает видеорегистратор, почему пропала часть записи разговора с девушкой и каким образом во время избиения потерпевший смог запомнить кроссовки Александра Кокорина.

«Он утверждает, что помнит, как мой подзащитный наносил удары в белых или светлых кроссовках. При этом утверждает, что лицо закрывал руками, уклоняясь от побоев. Кроссовки у Александра в тот вечер были приметные, они запечатлены на снимке, где они с Павлом едут в Москву. В случае необходимости мы предоставим их в качестве доказательств», — заявила адвокат.

Днём позже фигура Соловчука вновь активно обсуждалась в суде — прокурор Тарасова зачитала стенограмму разговора с парковки возле «Эгоиста». Расшифровка диалога изобиловала нецензурной бранью и прямыми угрозами в адрес водителя.

Впрочем, сторона защиты акцентировала внимание на том, что экспертиза голосов произведена не была, а гособвинитель оглашает лишь куски, выгодные для прокураторы.

Ранее сам Соловчук признался, что опознал футболистов лишь после того, как они стали называть друг друга по фамилиям, а адвокат Стукалова косвенно подтвердила его слова, указав на то, что в записи разговора её подзащитный неоднократно произносит фразу: «Мамай, Мамай, всё, хватит! Пойдём!» Однако обращений, идентифицирующих личности игроков «Зенита» и «Краснодара», в стенограмме, зачитанной прокурором, журналисты не услышали. 

Линия защиты

Адвокатский квинтет в лице Анатолия Ромашова, Татьяны Стукаловой (защита Александра Кокорина), Вячеслава Барика (защита Кирилла Кокорина), Татьяны Припилко (защита Александра Протасовицкого) и Игоря Бушманова (защита Павла Мамаева) продолжает настаивать, что во время следствия были допущены процессуальные ошибки, а деяния не были спланированными и были совершены в индивидуальном порядке, а не групповом, как указывает прокурор.

Также по теме
«Лучше бы слушание было закрытым»: о чём говорили после заседания по делу Кокорина и Мамаева
Судебный процесс над футболистами Александром Кокориным и Павлом Мамаевым напоминает реалити-шоу, заявил бывший игрок «Зенита» и...

Так, после одного из заседаний Бушманов заявил журналистам, что действия его подзащитного, равно как и других фигурантов дела, по-прежнему квалифицируются неверно.

«Мы продолжаем утверждать, что всё произошло на почве личных неприязненных отношений. Был повод, была причина, которые и привели к дальнейшим действиям Павла. Все свидетельские показания говорят о том, что никакого сговора не было, все действия совершались хаотично, а подсудимые принимали участие в одном или другом эпизоде. Следствие искусственно сплело все эпизоды в одно дело», — пояснил адвокат.

Его коллеги разделяют подобное мнение и при допросе каждого из свидетелей акцентируют внимание каждый на своём подзащитном. Так, в ходе слушаний защитник Александра Протасовицкого Татьяна Прилипко смогла установить тот факт, что большинство очевидцев конфликта в «Кофемании» не помнят и не видели её клиента.

Кроме того, защитники настаивают на просмотре всех видеоматериалов дела. По их мнению, наглядная демонстрация произошедшего позволит избежать расхождения в показаниях свидетелей и сэкономить время при рассмотрении дела. Однако сторона обвинения, которая первой представляет все доказательства, откладывает просмотр видеофайлов на более позднее время.

Чего ждать дальше?

Слушания по делу Кокориных, Мамаева и Протасовицкого возобновятся во вторник, 16 апреля. Суд продолжит допрашивать свидетелей обвинения и рассматривать документы, приобщённые к делу. Кроме того, не исключено, что в зал суда прибудет и Денис Пак. Однако даст ли чиновник показания против своих обидчиков на грядущей неделе и сделает ли это вообще, доподлинно неизвестно ни журналистам, ни защитникам.

Кроме того, в среду, 17 апреля, судья рассмотрит очередное ходатайство об изменении меры пресечения. Судья Абрамова уже отклонила одно такое прошение, однако защитники и подсудимые не теряют надежды, что на последующие заседания процесса Кокорины и Мамаев прибудут из дома, а не из камер бутырского СИЗО.

Ошибка в тексте? Выделите её и нажмите «Ctrl + Enter»
Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен
Сегодня в СМИ
Загрузка...
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить