«Колоссальное преимущество»: как советские десантники первыми в истории осуществили парашютирование в боевой машине

50 лет назад в СССР осуществили первое в истории десантирование бронемашины БМД-1 с экипажем внутри. Командиром и механиком-водителем машины был подполковник Леонид Зуев, а наводчиком — старший лейтенант Александр Маргелов. Эксперимент прошёл удачно и вскоре стал широко применяться в войсках. Новая тактика позволила упростить и ускорить введение в бой подразделений ВДВ после приземления. По словам аналитиков, опыт, полученный советскими десантниками в 1970-х годах, до сих пор успешно используется в ВДВ РФ.
«Колоссальное преимущество»: как советские десантники первыми в истории осуществили парашютирование в боевой машине
  • Выброска БМД (боевой машины десанта) с транспортного самолёта Ил-76
  • РИА Новости
  • © Владимир Вяткин

5 января 1973 года в СССР было проведено первое в истории парашютирование боевой десантной машины с экипажем внутри.

Идея этого эксперимента принадлежала Герою Советского Союза генералу армии Василию Маргелову, командовавшему Воздушно-десантными войсками СССР.

К тому моменту ВДВ, помимо личного состава, имели возможность десантировать инженерную технику, бронемашины и артиллерию, но без экипажа внутри. Из-за этого после приземления у военных уходило иногда немало времени на поиск своей машины.

Предложенный Маргеловым спуск бронетехники с экипажем внутри должен был существенно сократить время ввода подразделений в бой.

Василий Маргелов планировал лично участвовать в первом подобном десанте, однако военное руководство страны не позволило легендарному военачальнику, которому было на тот момент уже 64 года, идти на такой риск.

В итоге командиром и механиком-водителем первого экипажа назначили подполковника Леонида Зуева, а наводчиком стал старший лейтенант Александр Маргелов — сын Василия Маргелова. Перед броском они прошли подготовку на специальном тренажёре.

  • Совместные учения войск стран — участниц Организации Варшавского договора. Десантирование военной техники
  • РИА Новости
  • © Александр Сергеев

Десантировались они в БМД-1 (боевой машине десанта), которая встала на вооружение ВДВ в 1969 году. Машина отличалась небольшим весом, высокими скоростными характеристиками и могла преодолевать водные преграды. БМД-1 была оснащена 73-мм пушкой 2А28 и спаренным с ней 7,62-мм пулемётом ПКТ.

Также по теме
Стратегический бомбардировщик-ракетоносец Ту-160 ВКС РФ взлетает с аэродрома перед началом патрулирования в воздушном пространстве «Часть ядерной триады»: какие задачи выполняет российская дальняя авиация
23 декабря в России отмечается День дальней авиации. В настоящее время на вооружении стоят бомбардировщики-ракетоносцы Ту-160, Ту-22М3...

Небольшая боевая масса БМД-1 (7,5 т) достигалась за счёт первого в практике советского машиностроения применения алюминиевой брони. Однако такая броня защищала экипаж только от огня стрелкового оружия калибра 7,62 мм и осколков снарядов.

Первое десантирование БМД-1 с экипажем внутри осуществлялось на специальной платформе с использованием парашютной системы «Кентавр», которая перед броском с людьми прошла программу испытаний, в том числе с участием животных.

Внутри БМД-1 десантники располагались на модернизированных космических креслах типа «Казбек-Д».

Спуск производился с военно-транспортного самолёта Ан-12, который способен брать на борт до двух БМД-1. Эксперимент было решено проводить на полигоне 106-й гвардейской дивизии ВДВ Слободка, расположенном недалеко от Тулы.

Перед Зуевым и Маргеловым была поставлена задача осуществить успешный бросок, расшвартовать машину после приземления и начать движение в течение двух минут. Члены экипажа таким образом должны были продемонстрировать, что они не только перенесли все этапы десантирования, но и могут после этого успешно вести боевые действия. 

О своих впечатлениях от того полёта Александр Маргелов рассказал в написанной им с братом Виталием Маргеловым книге «Десантник №1 генерал армии Маргелов».

  • Боевая машина десанта (БМД-1) во время празднования Дня Воздушно-десантных войск РФ на полигоне 242-го учебного центра ВДВ
  • РИА Новости
  • © Алексей Мальгавко

«Машина плавно перевалилась через обрез грузолюка — до земли 800 м. Как гигантский маятник с центром качания вокруг вытяжного парашюта, наш «утюг» сначала завалился на 135° от горизонтали, затем стал раскачиваться с постепенно уменьшающейся амплитудой. Раскрылись тормозные, а затем и основные парашюты. Перевернувшись в первый момент вниз головой, мы несколько секунд испытывали состояние, близкое к невесомости. В воздух поднялся невесть откуда взявшийся в машине хлам», — вспоминал Александр Маргелов.

После приземления экипаж с ходу повёл стрельбу холостыми боеприпасами. Испытания были признаны успешными. После этого Василий Маргелов распорядился повторить эксперимент во всех дивизиях ВДВ. Все последующие броски также прошли успешно.

Как отмечается на сайте Минобороны РФ, «новая тактика позволила обеспечить введение дивизий воздушно-десантных войск в бой не в течение суток, как было раньше, а в течение часов и минут».

«Западные страны, в том числе США, Франция и Англия, узнав о наших экспериментах, организовали работы в данном направлении, но до сих пор никто в мире подобного рода испытаний не проводит», — констатировали в военном ведомстве.

«Реактивный «Кентавр»

После успешного десантирования БМД-1 с Зуевым и Маргеловым ВДВ перешли к следующему этапу испытаний. Теперь военным предстояло опробовать новую систему парашютирования — «Реактивный «Кентавр» («Реактавр»). По сравнению с обычным «Кентавром» она имела ряд важных преимуществ. Так, в «Реактавре» отсутствовала платформа, а вместо нескольких парашютов использовался один, более экономичный и лёгкий.

Кроме того, в отличие от «Кентавра», который крепился к БМД-1 на аэродроме перед вылетом, «Реактавр» монтировался и перевозился непосредственно на бронемашине.

  • Вооружённые силы СССР. Десантирование боевой техники с военно-транспортного самолёта Ил-76 во время военных учений
  • РИА Новости
  • © Лев Поликашин

Важным преимуществом «Реактавра» было также то, что он спускался из самолёта со скоростью до 25 м/с — в четыре раза быстрее, чем «Кентавр». В момент приземления скорость снижения гасилась до нуля за счёт тяги реактивных двигателей парашютной системы.

Также по теме
Атомная подводная лодка К-535 «Юрий Долгорукий» на причале в Гаджиеве «Крупнейшее и самое мощное соединение ВМФ»: как Северный флот обеспечивает безопасность России
В России 1 июня отмечается День Северного флота — самого мощного соединения ВМФ РФ. Как сообщил командующий этим межвидовым...

Первый испытательный прыжок состоялся 23 января 1976 года на парашютодроме 76-й гвардейской воздушно-десантной дивизии.

Ответственное и опасное задание вновь было поручено Александру Маргелову, который к тому моменту был уже майором. Он возглавил экипаж, а механиком-водителем стал подполковник Леонид Щербаков.

Испытания прошли успешно, после чего «Реактавр» был принят на вооружение. В 1996 году Александру Маргелову и Леониду Щербакову за проявленные мужество и героизм было присвоено звание Героя Российской Федерации.

Между тем в СССР продолжили совершенствовать технику для переброски и десантирования подразделений ВДВ. На вооружение, в частности, был принят новый военно-транспортный самолёт Ил-76, который мог брать на борт уже три БМД-1.

Развивались и боевые машины десанта. На базе БМД-1 была создана БМД-2, принятая на вооружение в 1985 году. Затем появились БМД-3 и БМД-4.

В настоящее время в ВДВ поступают новейшие боевые машины десанта БМД-4М и многоцелевые бронетранспортёры БТР-МДМ «Ракушка». Как отмечается на сайте Минобороны РФ, для них были созданы «парашютно-бесплатформенные системы ПБС-950У и ПБС-955 с возможностью десантирования личного состава, размещённого внутри бронемашин».

«Колоссальное преимущество»

Как отмечает военный эксперт Владислав Шурыгин, необходимость десантирования личного состава в боевой машине проистекала из советской концепции применения ВДВ.

«У нас и на Западе воздушно-десантные части используются по-разному. В НАТО это вспомогательные аэромобильные части. Они не десантируют разом полки. Задача западных парашютистов — расчистить путь для посадки самолётов, с которых уже осуществляется высадка техники и людей. У нас же применялась концепция «с неба — в бой». Мы сразу предусматривали возможность десантирования и людей, и машин, и оружия. Целиком высаживался полк и вступал в боевые действия. Поэтому разработка бронеавтомобилей для высадки с экипажем осуществлялась именно в СССР», — рассказал Шурыгин в беседе с RT.

По его словам, десантирование в технике позволило советским воздушно-десантным войскам существенно увеличить свою оперативность.

«В концепции большой войны десантным войскам отводилась роль штурмовых частей, которые должны были захватывать и удерживать объекты до подхода основных сил. Ключевую роль при этом играло время. Технику, которую ВДВ использовали, раньше выбрасывали на парашютах без десанта. При сильном ветре солдаты и машины могли приземлиться на большом расстоянии друг от друга. Десантирование же с техникой давало возможность немедленно вступать в бой», — говорит Шурыгин.

Аналогичного мнения придерживается военный эксперт Юрий Кнутов.

«Если десантировать технику и личный состав раздельно, это существенно осложнит поиск и приведение машин в боевую готовность. Теряется время и внезапность удара. Эту проблему как раз и решили наши десантники. Появилось колоссальное преимущество», — подчеркнул Кнутов в беседе с RT.

По его словам, приобретённый советскими десантниками в 1970-х годах опыт по сей день используется в российских ВДВ.

«Наработки, которые мы получили полвека назад, до сих пор применяются нашими десантниками. При этом такие операции не делает практически никто. Только российские десантные войска», — заключил Кнутов.

Ошибка в тексте? Выделите её и нажмите «Ctrl + Enter»
Вступайте в нашу группу в VK, чтобы быть в курсе событий в России и мире
Сегодня в СМИ
  • Лента новостей
  • Картина дня

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить