Польша «нападает» на Евросоюз

Короткая ссылка
Геворг Мирзаян
Геворг Мирзаян
Политолог, журналист, доцент департамента политологии Финансового университета при Правительстве РФ

Поляки призывают другие страны — члены ЕС выступить против брюссельских узурпаторов. При этом на самом деле узурпатором является как раз Варшава, пытающаяся уничтожить Евросоюз в нынешнем его виде.

Также по теме
Премьер-министр Польши Матеуш Моравецкий; флаг ЕС «Наступление на ЕС как единое целое»: как развивается кризис в отношениях Польши с Брюсселем
Польское правительство поддержало постановление Конституционного суда страны, признавшего примат внутригосударственного права над...

Премьер-министр Польши Матеуш Моравецкий решил написать письмо. И не кому-нибудь, а своим коллегам из числа глав правительств и лидеров государств — членов Евросоюза. В нём пан Моравецкий жалуется на произвол евробюрократов и говорит, куда эти нехорошие люди тащат их общее прекрасное объединение свободных европейских государств. «Я хотел бы вызвать у вас беспокойство и обратить ваше внимание на чрезвычайно опасное явление, которое угрожает будущему нашего союза. Я имею в виду постепенное преобразование союза в единое целое, которое перестанет быть союзом свободных, равных и суверенных государств и станет единым централизованно управляемым организмом — управляемым институтами, лишёнными демократического контроля со стороны граждан европейских стран, — пишет премьер. — К сожалению, сегодня мы имеем дело с очень опасным явлением, когда некоторые институты Европейского союза узурпируют полномочия, которых у них нет в соответствии с Договорами, и навязывают свою волю государствам-членам».

Под «государствами-членами» поляки, конечно, имеют в виду себя любимых. Дело в том, что вот уже который год Евросоюз требует от Польши соблюдать общеевропейские нормы и принципы поведения, в том числе и те, которые противоречат консервативно-религиозным принципам правящей ныне в стране партии «Право и справедливость». Например, от поляков требуют разрешить гей-пропаганду, принимать мусульманских мигрантов, прекратить покушения исполнительной и законодательной власти на судебную. В Варшаве эти требования шлют брюссельским лесом — польские муниципалитеты создают на своих территориях «зоны, свободные от ЛГБТ» (где запрещена соответствующая пропаганда, в том числе гей-парады), отказываются принимать мигрантов (как из стран ЕС — в рамках политики по справедливому их распределению между странами-членами, так и из соседней Белоруссии, с территории которой граждане Ирака и Сирии пытаются нелегально пересечь границу), а также принимают так называемый закон о наморднике, согласно которому судьи теперь контролируются польским сеймом.

Вишенкой на торте, брошенном в лицо Евросоюзу, стало недавнее решение Конституционного суда Польши, которое признало незаконным ряд положений Лиссабонского договора (основополагающего документа ЕС). В том числе и пункт, говорящий о приоритете решений Евросоюза над национальным законодательством стран-членов. В ответ Париж заявил о «нападении Польши на Евросоюз», а оскорблённый в лучших чувствах Брюссель сейчас думает о введении санкций против Варшавы (например, сокращение или прекращение ряда субсидий). Поэтому польское руководство решило обратиться напрямую к странам Евросоюза. С толстым таким намёком на то, что сегодня Евросоюз начинает дрессировать поляков, а завтра возьмётся за другое свободолюбивое государство. «Если мы не остановим это явление, его негативные последствия ощутят на себе все. Сегодня это может касаться одной страны, завтра под другим предлогом — другой», — уверяет Матеуш Моравецкий.

На первый взгляд борьба польских Давидов против Голиафа в лице Еврокомиссии и брюссельских бюрократов выглядит благородно, романтично, и в какой-то степени она даже близка россиянам. Ведь поляки борются за суверенитет против евроглобалистов, а Россия борется за такой же суверенитет —правда, на более высоком уровне, против общезападных глобалистов, пытающихся указывать нам, как жить, о чём говорить, с кем спать и кого выбирать.

Поляки борются за свои консервативные ценности, как и мы. Наконец, поляки просто борются — а в России всё ещё уважают тех, кто не готов уходить покорно в сумрак смерти.

Однако при всей внешней сходности и романтичности позицию Польши в конфликте с ЕС ни разу нельзя сравнить с битвой России против всемирного либерального порядка. Так, например, Москва никому из глобалистов ничего не должна, она не идёт поперёк своего слова и обязательств. А Польша идёт, ведь под Лиссабонским договором (который и обозначил приоритет европейского законодательства над национальным) стоит подпись тогдашнего польского премьера Дональда Туска. Нынешние власти Польши сколько угодно могут говорить о том, что Туск — национальный предатель, европейский холуй, либеральный фундаменталист, но разговоры не отменяют легальность подписи.

Также по теме
В Польше объяснили ситуацию с сочетанием законов ЕС и Конституции
В МИД Польши разъяснили позицию страны по поводу ситуации, касающейся сочетания законов Европейского союза с польской Конституцией...

Подписи, за счёт которой Польша (только-только вступившая в ЕС) получила десятки миллиардов евро субсидий от других стран-членов. И это ещё без учёта выгод от нахождения в едином экономическом пространстве. Разве кто-то в Варшаве собирается возвращать Евросоюзу эти средства? Ни разу. В этом плане поляки напоминают не столько россиян, сколько наших соседей из Прибалтики. Советский Союз взял тамошние страны, создал там всю экономику — и теперь прибалтийские элиты полощут Москву на каждом углу, требуют компенсаций за «оккупацию», однако вложения возвращать не собираются.

В этом плане польская наглость объясняется не только шляхетской моделью поведения. Дело в том, что Польше в принципе не нравится концепция единой Европы и европейской интеграции как таковой. У поляков (как и у большинства народов Восточной Европы, всё ещё живущих в рамках национального сознания) нет понимания общеевропейской идентичности. В понимании Польши ЕС — это не единое культурное, экономическое и политическое пространство (к чему должна, по идее, двигаться любая интеграционная группировка), а лишь источник получения благ. Поэтому поляки уже давно занимают антиевросоюзовскую позицию. Они вместе с целым рядом государств (прежде всего восточноевропейских) выступают за то, чтобы Евросоюз был не централизованным интеграционным объединением пусть даже суверенных стран, а просто клубом по интересам. Пространством, из которого Польша может черпать субсидии, в котором может беспошлинно продавать свои товары, но которому в то же время ничего не должна.

То есть Варшава видит ЕС как своего рода шведский стол, с которого, выражаясь словами Владимира Путина, берёт только те блюда, которые ей нравятся.

К сожалению, по сторонникам этой идеи в последние годы было нанесено два очень серьёзных удара. Сначала из Евросоюза вышло государство, которое было номинальным вожаком антиевропейских сил, — Великобритания. Затем они лишились и значительной части внешней поддержки: на место президента США Дональда Трампа (пытавшегося максимально ослабить ЕС) в Белый дом пришёл Джозеф Байден, восстанавливающий отношения с Германией и Евросоюзом в целом. И теперь тезисы Польши открыто готова поддерживать лишь Венгрия — остальные союзнички затаились и смотрят, чем дело кончится. Поэтому Моравецкому только и остаётся, что писать письма.

Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.

Добавьте RT в список ваших источников
Ранее на эту тему:
Сегодня в СМИ
Загрузка...
Уважаемые читатели, оставленные вами ранее комментарии в процессе миграции из-за смены платформы. В ближайшее время все диалоги вернутся
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить