Больше не партнёр

Короткая ссылка
Геворг Мирзаян
Геворг Мирзаян
Политолог, журналист, доцент департамента политологии Финансового университета при Правительстве РФ

«Она нам больше не партнёр». Именно такое заявление сделал президент Франции Эммануэль Макрон в отношении Турции. Французскому президенту категорически не нравится агрессивное поведение Анкары — вроде как союзника по НАТО, — направленное против Европы.

Также по теме
Альтернативное сотрудничество: почему ослабевают военно-технические связи между Турцией и Западом
Если западные страны не готовы продавать Турции системы ПВО, Анкара продолжит закупать их у других государств. Об этом заявил глава...

Основных претензий к Турции пока две. Во-первых, её действия в Ливии, где Анкара активно участвует в гражданской войне на стороне правительства национального согласия (ПНС) Ливии, возглавляемого Фаизом Сараджем. Целью турецкого вмешательства является взятие под контроль всей Ливии и включение её в свою сферу влияния. Это не только противоречит интересам Франции (которая сама претендует на эту территорию), но и угрожает безопасности Европы. Ведь в этом случае Эрдоган получит контроль над ливийскими углеводородными месторождениями, которые в Старом Свете рассматриваются как альтернатива российскому газу, а также над потоком мигрантов из стран Африки в Европу, который идёт через Ливию. И может открыть эти ворота так широко, что Европа получит второй миграционный кризис.

Во-вторых, французам категорически не нравятся действия Турции в греческих территориальных водах. Эрдоган не только претендует на эти воды (в частности, вокруг греческого острова Кастелоризон, а также в Эгейском море), но и подкрепляет свои претензии действиями турецкого ВМФ, охраняющего турецкие исследовательские суда, проводящие в данных водах геологоразведку. Фактически идёт речь о покушении на территориальную целостность страны, входящей в НАТО и ЕС. В Париже и Афинах понимают, что по линии НАТО сделать ничего нельзя: Турция тоже является страной — членом Североатлантического альянса и американцы, не желающие публичного конфликта внутри НАТО, будут до последнего откладывать в сторону варианты коллективного наказания Анкары, требуя от греков и турок договариваться мирно. Но в ЕС Турция не входит, многими там рассматривается как угроза. Поэтому Макрон (как самопровозглашённый лидер ЕС) предлагает странам — членам Европейского союза занять коллективную жёсткую позицию, «быть ясными и твёрдыми относительно недопустимого поведения правительства Эрдогана» — в общем, повоспитывать Анкару. Не как партнёра, а как противника.

Шансы на то, что Турция в процессе этого воспитания (или желая его избежать) снова станет в глазах европейцев партнёром, невелики. Для Анкары и ливийское дело, и греческая авантюра являются не только экономическими или внешнеполитическими, но и внутриполитическими проектами. Частью большого плана по восстановлению Османской империи (как минимум в плане сферы влияния и уровня мощи), который поддерживается турецким электоратом и ради которого этот электорат готов и дальше отдавать свои голоса Реджепу Эрдогану. Поэтому турецкие власти какую-то вину за собой признавать отказываются и называют слова Макрона «высокомерными», сделанными в «неоколониальном стиле». А это значит, что конфликт по линии Европа — Турция (или как минимум Франция — Турция) будет усиливаться, а также обрастать новыми сущностями — санкциями, демонстративными шагами турецких и французских властей и т. п. По сути, заявление Макрона можно считать объявлением Турции холодной войны.

В Москве с интересом следят за происходящим. Следят — и задумываются над тем, как обострения турецко-французских и турецко-европейских отношений скажутся на российских интересах в Европе и на Ближнем Востоке. Где эти обострения несут угрозы, а где создают интересные возможности.

Из угроз, конечно, судьба «Турецкого потока». Россия реализовывала этот обходной поток для того, чтобы не зависеть от ненадёжного транзитёра в лице Украины, которая постоянно пыталась шантажировать Москву и могла просто перерезать экспорт российского газа в Европу. Обострение же турецко-европейских отношений (помноженное на личные амбиции Эрдогана), а также отсутствие в турецкой политике серьёзной системы сдержек и противовесов, которая могла бы удержать турецкого султана от опрометчивых шагов, превращают Турцию в такого же ненадёжного транзитёра. Который будет ставить ультиматумы не России, а Евросоюзу.

Да, можно сколько угодно возлагать вину за эту ситуацию на ЕС (который запретил Болгарии участвовать в проекте «Южный поток» и сам себя высек, отказавшись получать российский газ напрямую), однако сейчас обвинения делу не помогут.

Резкое обострение турецко-европейских отношений будет означать, что деньги на «Турецкий поток» (по крайней мере на те его ветки, которые пойдут в Европу) были выброшены впустую. Однако при всём этом плюсов от возможной турецко-европейской холодной войны гораздо больше. И они вполне могут компенсировать российские убытки из-за «Северного потока — 2».

Также по теме
Макрон назвал Средиземноморье театром конфликтов
Французский лидер Эммануэль Макрон на пресс-конференции по итогам саммита стран Южной Европы заявил, что Средиземноморский регион стал...

Так, лишение Турции статуса партнёра может привести к официальным заявлениям Европы о том, что Анкару в ЕС не ждали и не ждут. После почти полувека турецких стремлений и выполнения различных европейских требований. Возможно, такое поведение Брюсселя станет сигналом для ряда политиков на постсоветском пространстве, которым тоже обещают включение в Евросоюз, требуя от них превращать их страны в антироссийские плацдармы. Возможно, эти страны поймут, что не стоит жертвовать сытым и безопасным настоящим ради прекрасного будущего, которое никогда не наступит.

Кроме того, следствием конфликта становится ещё большая изоляция Турции. И на фоне конфликтов Анкары с Израилем (где Эрдоган активно поддерживает «палестинское дело»), ситуации в Сирии, конкуренции с Саудовской Аравией, а также напряжённости с Ираном на всей периферии Турции останется лишь одна великая держава, с которой у Реджепа Эрдогана сохранятся как минимум рабочие отношения. Россия. А значит, турецкий президент-султан будет вынужден с большим пиететом относиться к российским интересам в Сирии и на Кавказе, а также трижды подумает, перед тем как вмешиваться во внутренние дела России (в Крыму, Поволжье и на Кавказе).

Ещё одним плюсом может стать консолидация Евросоюза против «турецкой угрозы» (если, конечно, Парижу удастся-таки ЕС консолидировать). И дело тут не в том, что весь Старый Свет встанет против Анкары, а в том, что такая консолидация приведёт к усилению субъектности Евросоюза. Станет, возможно, началом превращения аморфного ЕС (или хотя бы его западной части) в мощного внешнеполитического игрока, имеющего свои интересы и умеющего их защищать. В том числе и в отношении России, где конструктивные интересы Евросоюза расходятся с деструктивной позицией Соединённых Штатов.

Наконец, если Европа действительно разругается с Эрдоганом и начнёт холодную войну, то ей нужна будет помощь России для успешного сопротивления пусть и менее мощной, но куда более консолидированной Турции. Да, сейчас Макрон говорит, что Москва и Анкара чуть ли не рука об руку действуют в Средиземноморье — но все прекрасно понимают, что это не так. Что у России с Турцией существует ряд проблем и противоречий, что в Москве заинтересованы в блокировании турками строительства европейцами газопровода из Восточного Средиземноморья (чему как раз мешает территориальный спор между Анкарой и Афинами), но в то же время не хотят ссориться из-за этого с Грецией. А значит, у Брюсселя есть возможность заручиться если не поддержкой, то хотя бы благожелательным нейтралитетом России — в случае, если ЕС, конечно, готов будет за него заплатить. Прекращением поддержки радикалов в Киеве, снятием всех санкций, интеграцией России в европейские системы безопасности и много чем ещё.

Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.

Самые свежие новости России и мира на нашей странице в Facebook
Ранее на эту тему:
Сегодня в СМИ
Загрузка...
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить