Разруха в головах

Короткая ссылка
Михаил Ростовский
Михаил Ростовский
Обозреватель газеты «Московский комсомолец»

Кабинет министров Украины ввёл в стране режим чрезвычайной ситуации. Решение понятное и не требующее практически никаких объяснений. Если не обращать внимания на частности и формальности, то можно смело заявлять: вызванный эпидемией коронавируса режим чрезвычайной ситуации действует сейчас на большой части территории земного шара. Но вот надо ли не обращать внимания на частности? Не потеряли ли они своё значение в мире, который бросает сейчас все свои ресурсы на борьбу с внезапно возникшим, но смертельно опасным общим врагом? 

Также по теме
Число случаев заражения коронавирусом на Украине возросло до 136
Число случаев заражения коронавирусной инфекцией COVID-19 на Украине увеличилось со 113 до 136. Об этом сообщил исполняющий...

Я на 100% убеждён, что не потеряли. Говорить о том, как будет выглядеть мир после неизбежной, но пока скрытой за горизонтом победы над коронавирусом, очень сложно. Когда речь идёт о таком количестве самых разных неопределённостей, человеческий мозг начисто теряет способность делать адекватные предсказания. Но кое-что предсказать я бы всё-таки рискнул. Когда коронавирус уйдёт из нашей жизни (или, вернее, станет менее опасным), все государства мира разделятся на две категории: на страны, которые боролись с эпидемией успешно, умело и эффективно, и на страны, у которых это не получилось. 

К какой категории будет относиться Украина? Приблизительный, но, скорее всего, верный ответ можно сформулировать уже сейчас. Внезапное решение президента Зеленского о закрытии киевского метро уже стало притчей во языцех. В полном соответствии с мыслями молодого и горячего главы государства столичный метрополитен действительно перестал быть источником распространения инфекции. Но зато в наземные виды транспорта ошарашенные полётом мысли своих руководителей граждане начали набиваться аки сельди в бочки. Спрашивается: помогло это бороться с эпидемией коронавируса или наоборот? 

А вот что несколько дней тому назад написал в социальных сетях один из самых известных и уважаемых киевских журналистов Игорь Гужва: «В то время как внутри Украины власти вводят тотальный карантин и останавливают общественный транспорт, в страну въезжают десятки тысяч людей из охваченных эпидемией стран. В отличие от украинцев из Ухани, их никто на карантин не отправляет. Они спокойно приезжают в родные города и сёла. Что происходит дальше, можно увидеть на примере села Коленковцы под Черновцами, где уже подтверждено одиннадцать случаев и ещё несколько десятков проверяются. Село уже заблокировано — оттуда никуда выехать нельзя. Но сколько ещё таких сёл будет?» 

О несчастьях, которые происходят в России, очень многие украинские политики и журналисты пишут с нескрываемым удовлетворением. Мол, так им и надо! Понимая психологическую природу такого поведения, я в то же самое время категорически отказываюсь считать его примером для подражания. Боль Украины — это и наша боль. Это верно и в эмоциональном смысле: несмотря на позицию киевской политической элиты, мы всё равно остаёмся родственными народами. 

Это верно и в практическом смысле: коронавирус не признаёт национальных границ. Если на Украине не смогут эффективно бороться с коронавирусом, то Россия от этого тоже пострадает.

Иными словами, у меня нет ни капли злорадства. У меня есть одно только горестное недоумение. Является ли главной и единственной причиной такого недоумения один только президент Зеленский? Разумеется, нет. Систему украинского государственного управления и систему украинского здравоохранения последовательно добивали в течение очень многих лет до его прихода к власти. Владимиру Зеленскому досталось очень тяжёлое политическое, экономическое и социальное наследство. Но действующий лидер не может и не должен вечно кивать на ошибки и просчёты своих предшественников. Ситуация с эпидемией коронавируса ярко высветила очень важную особенность Зеленского как политика: его не очень сильную подготовленность к практическим аспектам управления государством в период кризиса.

Я, конечно, понимаю, что эту мысль сложно расценить как «открытие Америки». Неподготовленность Зеленского была очевидной ещё до внезапной атаки коронавируса на этот мир. Но эпидемия сделала эту неподготовленность просто вопиющей, превратила её в непозволительную роскошь для страны. Покойному президенту Франции Франсуа Миттерану приписывают фразу: «Как жаль, что все, кто знает, как управлять государством, уже работают таксистами или парикмахерами». Злобно высказался известный французский политик, ничего не скажешь! Злобно — и как самый настоящий сноб. А ещё — как человек, который знает, о чём говорит.

Искусство государственного управления — это не та сфера, на которую можно смотреть свысока. Овладеть этим искусством одномоментно (или даже после года пребывания на высшем посту в государстве) очень сложно. Быть президентом и играть роль президента — это две совершенно разные оперы. Украине сейчас угрожает не только эпидемия коронавируса. Украине сейчас угрожает ещё и разруха в головах её руководителей, мешающая им эффективно бороться с коронавирусом. Пожелаем же нашим соседям любым путём и любым способом как можно быстрее преодолеть эти две связанные друг с другом проблемы. А России желаю показать всему миру пример, как надо эффективно и грамотно бороться с эпидемией. Как же хочется, чтобы у нас это получилось!

Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.

Самые свежие новости России и мира на нашей странице в Facebook
Ранее на эту тему:
Сегодня в СМИ
Загрузка...
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить