Антисемитизм в Германии

Короткая ссылка
Александр Сосновский
Александр Сосновский
Главный редактор немецкого журнала World Economy, публицист, писатель

Почему в Германии, которая при каждом удобном случае кричит о своей вине перед евреями, быть евреем всё ещё опасно? Этот вопрос нужно адресовать канцлеру Германии Ангеле Меркель, которая на протяжении часов после трагедии в Галле так и не нашла в себе мужества выйти к микрофону и сказать, что ксенофобия и антисемитизм в демократической Германии — это обыденное явление.

И добавить, что приличная часть вины за эту ситуацию лежит лично на канцлере. Почему Меркель и весь мужественный политический бомонд Германии промолчали три дня назад, когда сирийский беженец с мачете напал на синагогу в Берлине? Так ведь ничего не произошло, говорят власть имущие. Зато берлинский судья вообще отпустил террориста восвояси.

«А за что его сажать? — удивился судья вопросу журналистов. — Он ведь только угрожал, а не убил?».

Да, в Галле убивал другой (или другие), это не играет ровно никакой роли.

Потому что борьба с ксенофобией и антисемитизмом в Германии — это пышная показуха, за которой нет никакой реальной работы.

Не хочу углубляться в вопрос, кто живёт опасней, — евреи, мусульмане, албанцы или бомжи. А немцы, которые всё чаще становятся жертвами нападений радикальных беженцев? Или жертвы теракта на рождественской ярмарке — разве не всё равно, кто они по национальности?

Также по теме
Полиция ФРГ рассказала подробности о стрельбе в Галле
Федеральное ведомство уголовной полиции Германии опубликовало официальную информацию о стрельбе в немецком городе Галле (федеральная...

Мы говорим о еврейском вопросе, поскольку это то, что на виду и в плане исторического прошлого, и в плане сегодняшней еврейской жизни в Германии.

Расскажу, как «безопасно» живут еврейские организации, например, в Берлине. Община насчитывает около 12 тыс. человек, содержит школу, детсад, ухаживает за кладбищами. Но самая мощная структура внутри общины — это не воспитатели или учителя. Служба безопасности — вот кто главенствует. Каждое учреждение охраняется службой безопасности, которая контролирует, кто, когда и зачем идёт к двери еврейской организации. Видеокамеры, сотрудники, которые регулярно проходят обучение у израильских спецов. К ним добавьте полицейские наряды, которые круглосуточно несут охрану снаружи зданий. Бронежилеты, автоматы, шлемы спецназа. Перед терминалом авиалиний El Al в часы рейсов стоит ещё и броневик с пулемётом на башне, который очень хорошо виден издали.

Десятилетиями немецкое руководство твердит, что еврейской жизни (так же, как и немецкой, мусульманской и другим) ничего не угрожает, и шлёт на охрану этой жизни броневики!

Да, Германия делает много для того, чтобы искупить свою вину за годы нацизма. Искупили? Миллионы марок и евро помогли, разумеется, конкретным людям, но привели они к уничтожению антисемитизма?

Нет, не привели.

Будет глупо винить в этом одну Меркель, хотя к её конкретной вине за рост антисемитизма ещё вернёмся. Заглянем на пару десятилетий назад — в конец сороковых, начало пятидесятых.

С 1946 года США и Англия начали активно строить «свою» часть Германии по своему подобию. Дали немцам в руки проект государственных основ и назвали его Основным законом, который должен был стать Конституцией. Не поверите — до сих пор не стал. Как был Основным законом, так и остался. Но для охраны этого закона американцам требовались государственные органы, в первую очередь силовые структуры, юридические и судебные службы. Для силовых структур США в лице Аллена Даллеса подобрали генерала вермахта Гелена — члена НСДАП и верного соратника Гитлера.

Под него создали так называемую Организацию Гелена, известную сегодня как БНД, — службу внешней разведки ФРГ. 80% сотрудников организации составили бывшие офицеры и служащие из СД, СС, Абвера. Аналогично были созданы суды — больше половины судей вплоть до середины 1960-х и позже были членами НСДАП. С одной стороны, США вручили немцам проект Конституции, в которой провозглашались демократические принципы по кальке Вашингтона. С другой — для охраны этого закона наняли бывших нацистов.

О каком искоренении антисемитизма можно говорить, если половина силовых структур Западной Германии была построена на плечах бывших членов НСДАП? Добавлю, что из почти 12 млн членов НСДАП было денацифицировано не более полутора миллионов. Почти 10 млн нацистов сохранили фактически свои партбилеты. Будет наивно предполагать, что в их семьях проповедовали любовь и сострадание к евреям.

Поэтому никуда и никогда нелюбовь и даже ненависть к евреям не ушла. Она была просто задавлена и скрыта страхом перед репрессиями за открытые проявления антисемитизма.

Зато оправдать террориста за нападение на синагогу — это пожалуйста.

Только не надо списывать всё на так называемых правых. К сожалению, левые и зелёные в своей «любви» к евреям ушли недалеко. То они призывают бойкотировать товары из Израиля, то требуют оказать помощь террористическим группам на Ближнем Востоке. Это также создаёт определённый накал ксенофобии в обществе.

Вернёмся к Меркель. Канцлер Германии прекрасно осведомлена, что среди миллионов беженцев около 30 тыс. относятся к радикальным исламистам. Меркель, с одной стороны, горько сетует на рост случаев антисемитизма, с другой — делает всё, чтобы наполнить страну людьми, которые эту ксенофобию в страну привносят.

Страну раздирают противоречия. Правые радикалы ненавидят мигрантов, а заодно евреев, цыган и всех, кто не ариец. Мигранты ненавидят правых и по определению — евреев.

Канцлер пришла вечером в Центр иудаизма в Берлине. Сказала правильные слова о солидарности с немецкими евреями, о борьбе с антисемитизмом. Но не надо обманывать себя и общество — Германия нездорова. Для выздоровления мало твердить: «Мы сможем». Надо принимать меры. Причём срочные.

Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.

Добавьте RT в список ваших источников
Ранее на эту тему:
Сегодня в СМИ
Загрузка...
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить