Сетевая агрессия

Короткая ссылка
Валерий Коровин
Валерий Коровин
Публицист, политолог

Министр обороны Сергей Шойгу заявил, что Запад ведёт информационную войну с Россией. «Основная и главная цель этой войны — стремление управлять Россией и в конечном итоге миром», — сказал Шойгу в ходе форума «Армия-2019»

По мнению министра, Запад проводит в отношении России «агрессивное информационное воздействие». При этом Шойгу отмечает: «Мир опять становится многополярным. И это, конечно, не нравится. В то же время Запад пока не понимает, что сегодняшним миром просто вот так взять и начать управлять невозможно». 

Также по теме
© Алексей Даничев Шойгу назвал целью информационной войны Запада подчинение России
Запад ведёт информационную войну с Россией, чтобы сделать её управляемой, а затем подчинить и весь мир, заявил министр обороны России...

Вообще с приходом Сергея Шойгу на должность министра обороны российская армия обновилась не только в плане военно-технического оснащения. Армия меняется качественно, можно сказать, парадигмально. И в этом смысле наибольший интерес вызывают системные трансформации подходов к ведению войны как таковой. 

Речь идёт в первую очередь о развитии и применении так называемой стратегии непрямых действий, давно используемой Западом против своих противников. И информационная война лишь самая очевидная часть этой стратегии, подразумевающей достижение военного результата без прямого военного вторжения.

Среди подходов, включаемых в стратегию непрямого воздействия на противника в нынешнюю эпоху сетей, следует отметить технологию ведения сетевых войн — то, что на Западе определяется понятием netwar и официально принято на вооружение Пентагоном. Частным случаем сетевых войн являются уже давно всем известные «цветные революции». В области же прямых боевых действий сетевые технологии выражаются в ведении так называемых сетецентричных войн — network-centric warfare. 

И вот тут следует обратить внимание на ещё одно высказывание российского министра обороны, сделанное чуть ранее: «Конфликты нового поколения — это совокупность классических и асимметричных способов ведения вооружённой борьбы». Важно отметить, что в официальной американской военной доктрине асимметричными способами ведения войны считаются именно сетецентричные и сетевые технологии. 

Американские разработчики концепции сетевых и сетецентричных войн уже давно адаптировали свои теоретические исследования под практические нужды военного ведомства США, реализуя данные модели на практике. В России же до определённого момента об этом речи даже не шло. В упадке находились даже обычные вооружения, а либеральные реформаторы эпохи «пересменки» чуть вообще не пустили российскую армию на табуретки.

Сегодня же, когда восстановлена основная материально-техническая база и осуществлено практически полное переоснащение всех видов вооружений и родов войск, пришло время для практического внедрения и реализации концепта сетевых войн.

Если попытаться описать суть данного подхода максимально просто, то сетевые войны — это установление стратегического контроля над заданной территорией без использования обычных вооружений.

Асимметричные меры воздействия, на которые пока лишь намекает Сергей Шойгу, — это, говоря откровенно, и есть применение технологии сетевых войн на практике. 

Запад (в первую очередь США) уже давно применяет эти технологии, как сказано в соответствующих теоретических разработках, «против врагов, нейтральных сил и друзей». Основная и главная цель этой войны — стремление управлять Россией как главным геополитическим оппонентом Запада, государствами, лояльно относящимися к США, а также союзниками, которых в Америке цинично называют «друзьями», такими, например, как страны ЕС, Южная Корея или оккупированная Япония. То есть в конечном итоге цель сетевой войны для США — управлять миром. 

Последние события в Грузии, до этого — на Украине, а так же серия «цветных революций», реализованная в интересах США в различных регионах мира за последние два десятилетия, свидетельствуют о наличии у Вашингтона действенных организационно-социальных технологий, позволяющих управлять поведением больших групп населения в любой стране. Пикантность моменту придаёт то, что делается это, как правило, через голову национальных администраций. 

Также по теме
В Минобороны России призвали адекватно оценивать киберугрозы
Первый заместитель министра обороны России Руслан Цаликов в рамках форума «Армия-2019» заявил, что в условиях повышения активности США...

То есть хорошо, конечно, когда правительство той или иной захватываемой с помощью данных технологий страны приветствует американское сетевое вторжение. Но по большому счёту это не имеет принципиального значения, так как сетевые технологии обращаются напрямую к обществу и мнение руководства страны американских сетевых технологов попросту не интересует. Ну а если уж правительство захватываемого государства начинает сопротивляться, да ещё и как-то противодействовать американскому сетевому вторжению, тут уж пусть пеняют на себя! Такое правительство сносится целиком руками его же граждан, а государство всё равно переходит под контроль новых «революционных» марионеточных элит, то есть под контроль США. 

За последнюю четверть века подобный сетевой захват государств был успешно реализован как в отношении стран — бывших участниц советского блока Варшавского договора, так и в отношении большинства республик бывшего СССР. Главное преимущество — возможность избежать военного вторжения и прямой агрессии. Ну разве что в самом конце — против особо непокорных (в основном это касается арабского мира, Магриба и Ближнего Востока). 

Иными словами, сетевые войны позволяют управлять миром, не привлекая внимания санитаров, в нашем случае — подчинить всё Вашингтону так, чтобы в России ничего не заметили. Заметили. 

И готовы принимать контрмеры, беря сетевые технологии на вооружение теперь уже российской армии, о чём как бы и намекает Сергей Шойгу. 

Шутка ли, «агрессивное информационное воздействие» (а если всё прямо называть своими именами — сетевая война) есть не что иное, как последовательное проведение военных операций по сокращению зоны влияния России за счёт организации в странах постсоветского пространства «цветных революций» и привода к власти прозападного руководства, что создаёт серьёзную угрозу безопасности России. 

Проще говоря, США окружают Россию недружественными государствами, подконтрольными глобалистам, реализуя тем самым так называемую стратегию анаконды, о чём вообще стоит говорить отдельно. При этом обставляется всё так, как будто это народ — сам! — ради демократии свергает тиранию, тоталитарный режим и добровольно отдаёт себя и своё государство в руки США и глобалистов, вверяя свою судьбу западной цивилизации. 

На самом же деле так называемые революции всегда и везде осуществляются меньшинствами, технологично организованными в сети и управляемыми специально подготовленными людьми, как правило, на деньги фонда Сороса или подобных структур в интересах конкретного заказчика. Народ, представляющий собой пассивное большинство, в этих случаях вообще ни при чём, а отсылка к нему лишь придаёт легитимности всему происходящему. Но мы верим картинке, не вникая в технологическую суть, и… теряем одного союзника за другим, сдавая противнику. 

Плохая новость состоит в том, что по большому счёту бороться с вражескими сетями на своей территории бесполезно. По крайней мере до тех пор, пока не будет устранён их источник (закрыть Америку?) или не установлен — а вот это уже хорошая новость — сетевой паритет. Грубо говоря, для эффективного противодействия сетевым подходам необходимо (помимо чисто оборонительных мер) перехватить инициативу в применении организационно-социальных технологий и перенести их действие на территорию противника. В нашем случае — на территорию США и стран-союзников.

И сделать это представляется наиболее целесообразным именно на базе Министерства обороны РФ, ибо речь идёт в конечном итоге о войне, ведущейся новейшими сетевыми методами, а по большому счёту — о геополитическом и цивилизационном противостоянии, неотменимом во все времена. Мир, как отметил Сергей Шойгу, становится многополярным, и в одиночку управлять им уже не получится. Но прежде он стал сетевым, а значит, всякая сетевая агрессия может быть использована против самого агрессора. Особенно если за дело берётся армия России.

Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.

Добавьте RT в список ваших источников
Ранее на эту тему:
Сегодня в СМИ
Загрузка...
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить