Тегеран под ударом

Короткая ссылка
Семён Пегов
Семён Пегов
Военкор, писатель, автор проекта WarGonzo

Когда почти семь лет назад в Сирии начался вооружённый конфликт и «светская» оппозиция, неприкрыто поддерживаемая коллективным Западом, попыталась свергнуть Асада, многие эксперты предрекали, что Дамаск — это своего рода прелюдия перед главной войной, войной против Ирана. Логика этих рассуждений оправданна: Иран обладает куда большими экономическими и политическими ресурсами в регионе, нежели Сирия, а его без преувеличения и исторически жёсткая позиция в отношении различного рода брюсселей и вашингтонов вот уже несколько десятилетий стоит поперёк горла у лидеров западного мира.

Также по теме
Верховный лидер Ирана аятолла Али Хаменеи

«Игра на повышение»: почему Тегеран выдвинул ультиматум европейским странам
Иран озвучил условия, которые европейским странам необходимо выполнить, чтобы сохранить ядерную сделку. В частности, власти исламской...

Однако упорный Асад с его армейской и народной поддержкой (ни один режим не выдержит такой масштабной войны без опоры внутри страны), а также определённое потепление в диалоге между Ираном и США при администрации Обамы (я имею в виду частичное снятие санкций с Тегерана) как-то оттенили прогнозы относительно раскачивания ситуации там. Создалось даже ложное впечатление, что могущественная страна персов на какое-то время вышла из зоны риска в этой ближневосточной истории с вереницей государственных переворотов, свержения «тиранов» и народных восстаний.

Однако не тут-то было. В конце декабря прошлого года и в начале января нынешнего в Иране внезапно вспыхнули беспорядки, волна которых тут же была подхвачена информационной машиной Европы, США и их союзников. Да, власти довольно быстро угомонили протестующих, и всё вроде бы устаканилось, но на деле это был лишь первый звоночек. Совсем недавно Трамп разорвал базовые договоренности с Ираном, достигнутые по ядерной программе, а это означает автоматическое возвращение санкций и дальнейшую эскалацию в отношениях между Тегераном и Вашингтоном. То есть персы снова под ударом — и именно в контексте сирийских обстоятельств.

О серьёзности намерений по поводу использования Сирии как плацдарма для удара по Ирану говорит следующий факт, ранее нигде не засвеченный.

Помните историю с французским спецназом, случайно спалившимся в сирийской восточной провинции? Колонна французских военных заблудилась и случайно заехала вместо курдского блокпоста на правительственный блокпост. Это, к слову, было первым свидетельством появления французского вооружённого контингента в Сирии с реальными фотодоказательствами. Так вот, мои источники сообщают (и я склонен им доверять), что французы приехали не одни.

Также по теме
МИД: США лишаются всех прав в рамках иранской ядерной сделки
В ходе внеочередного заседания совместной комиссии в рамках выполнения Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД), которое...

На КПП, который расположен на переправе через реку Тигр (мост построен американцами специально, чтобы наладить сообщение между курдами Ирака и Сирии), французских военных при заезде встречали высокие чины из Рабочей партии Курдистана, рассказал мой информатор. В целом в ситуации нет ничего странного — ведь французы приехали воевать на стороне курдской группировки СДС. Однако есть любопытный нюанс. Среди многоязыкового многоголосия наш информатор обратил внимание на людей, которые говорили на наречии иранских курдов, в зоне его внимания оказались порядка двадцати таких человек.

Позже другой наш источник подтвердил, что вместе с французами в СДС заехал отряд, скомплектованный исключительно из иранских курдов — под руководством французских военных инструкторов этот отряд должен набраться боевого опыта в Сирии. Главный вопрос: для чего? Стратегия Запада свергать неудобные режимы руками жителей страны, которой этот самый режим управляет, неоднократно приносила успех. Вспомните Египет и свергнутого «народом» Мубарака. Вспомните Ливию и показательно уничтоженного Каддафи.

Тем временем в Иране именно курдское национальное меньшинство может стать главным дестабилизирующим фактором. Курдов в Иране, с одной стороны, не так много — но тем легче работать точечно.

С другой, 10% населения — это достаточно весомая сила, если все они как один кулак. А объединить иранских курдов на почве их национальных амбиций и претензий на автономию — при грамотной пиар-поддержке и при наличии боевого костяка — проще простого.

Итак, амбиции у курдов в Иране есть, пиар-поддержку им по щелчку пальцев обеспечат западные и арабские (подконтрольные саудитам и Катару) СМИ — дело за боевым костяком. Вот именно его формированием, похоже, в том числе и занимаются французы в Сирии. Появление отряда из иранских курдов вряд ли можно назвать фронтовой случайностью или внезапным желанием побороться с остатками ИГИЛ* (террористической, по нашим законам, организации). Спрашивается, где они были раньше? Там-то и воевать почти не с кем. А вот для того, чтобы набраться боевого опыта под руководством специалистов НАТО, Сирия — отличный полигон.

Трамп, похоже, решил не только сорвать план по иранской ядерной программе, но и попробовать свои силы против Тегерана в более рискованном ключе. Роль Франции и её военных в этой истории вполне понятна: Макрон со всеми его цитатами из Толстого тем не менее полон амбиций и желания самоутвердиться как большой политик. А без боевой строчки в резюме в историю не войдёшь. Военный союз с Трампом даёт такую возможность. Но посмотрим, чем ответит Иран, стражи революции тоже ведь не лыком шиты.

* «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ) — организация признана террористической по решению Верховного суда РФ от 29.12.2014.

Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.

Самые свежие новости России и мира на нашей странице в Facebook
Ранее на эту тему:
Сегодня в СМИ
Загрузка...
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить