Призрак Тяньаньмэня

Короткая ссылка
Сергей Строкань
Сергей Строкань
Журналист, писатель

Не успели отшуметь победные речи на состоявшемся в октябре историческом ХХ съезде Компартии Китая, делегаты которого в едином порыве продлили эпоху правления председателя КНР Си Цзиньпина, как в бочку золотистого политического мёда Поднебесной невидимая рука попыталась подлить ложку протестного дёгтя.

Также по теме
В Шанхае проходят протесты против коронавирусных ограничений
Сотни людей вышли на улицы Шанхая, чтобы выразить протест против локдауна и других ограничительных мер китайских властей в связи с...

В минувшие выходные Пекин, Шанхай и ещё ряд крупных городов страны — Чэнду, Гуанчжоу, Ухань — на несколько часов оказались во власти митинговой стихии — крайне редкого явления в общественно-политической жизни современного Китая. До событий последних дней в XXI веке что-то подобное в стране не наблюдалось ни разу. Солнечные и лунные затмения случаются гораздо чаще. А тут произошло не солнечное, а уличное затмение.

После самой громкой истории более чем 30-летней давности — студенческих выступлений 1989 года на пекинской площади Тяньаньмэнь, помнится, в 1999 году бузили ещё сторонники секты «Фалуньгун». Секта эта тогда сумела охмурить немало доверчивых китайцев, которые стали осваивать какую-то особую технику дыхания и искать новые пути духовного роста — в обход коммунистической идеологии. Через десять лет после событий на площади Тяньаньмэнь «Фалуньгун» плохо кончила.

И вот в ноябре 2023-го настал черёд третьей за последние полвека волны протестов. Она вызвала тайную надежду осевших за рубежом китайских диссидентов, а также заклятых «друзей» Пекина в западном лагере: а вдруг пошатнётся монументальная политическая вертикаль, а что, если не так прочна власть Си Цзиньпина, как её рисует китайская пропаганда?

Как известно, дьявол — в деталях.

Чтобы попытаться понять, что же на самом деле произошло, необходимо обратить внимание на эти смыслоразличительные детали.

Итак, всё началось после случившейся в прошлую пятницу трагедии в городе Урумчи, где в результате пожара в многоэтажном здании десять человек сгорели заживо. Как и почему это произошло, ещё предстоит выяснить в ходе расследования, которое уже ведут власти Синьцзян-Уйгурского автономного района — именно там и разыгралась трагедия.

В то время как официальные СМИ по горячим следам не отреагировали на случившееся — репортажей с места событий, интервью с очевидцами китайцы не увидели, — инициативу перехватили соцсети. В них появилась версия о том, что всему виной — действующие в Китае жёсткие антиковидные меры, предписывающие гражданам соблюдать режим самоизоляции и ограничивающие возможности оперативной работы экстренных служб. То ли пожарные вовремя не успели, то ли люди боялись покинуть горящее здание — никто толком не знает.

Как бы то ни было, версия о том, что люди погибли по вине властей, которые всех достали своим эпидемиологическим контролем, стала господствующей. Пожар в Урумчи стал триггером протестов, которых страна не видела не одно десятилетие.

Конечно, вполне можно допустить, что китайцы психологически просто устали три года сидеть взаперти: антиковидный контроль в стране, в которой началась пандемия, — один из самых жёстких в мире. Однако обращает на себя внимание, что, во-первых, после ХХ съезда КПК власти как раз стали постепенно ослаблять меры санитарного контроля, а во-вторых, именно сегодня этот доставший многих контроль, похоже, становится безальтернативным. В последние две недели день за днём страна бьёт суточные антирекорды по числу выявленных случаев СOVID-19 за весь период пандемии.

Цифры просто шокирующие. А тут выясняется, что сидеть дома уже нет никаких сил. Терпение лопнуло в самый неподходящий момент.

Вообще, в этих китайских выступлениях последних дней есть нечто такое, что по своей типологии и технологии отдалённо напоминает сценарии протестов так называемой арабской весны — потрясений десятилетней давности, начавшихся в Тунисе, затем перекинувшихся на Египет и другие страны Ближнего Востока. В Тунисе всё началось с самоубийства уличного торговца фруктами, который таким образом выразил протест против политики властей, пытавшихся объявить подобный бизнес нелегальным. Затем эту историю стали раскручивать соцсети, которые сыграли активную роль в распространении протестных настроений и мобилизации молодёжи. Список требований тех, кто вышел на улицы, включал в себя призывы к политическим реформам и смене режима.

Также по теме
МИД Британии: Китай должен уважать право своих граждан на протест
Китай должен уважать право граждан страны на протест, а также соблюдать права СМИ, заявил глава МИД Великобритании Джеймс Клеверли.

Если внимательно посмотреть на нынешние китайские протесты, то нельзя не заметить, что вся эта история, похоже, совсем не про коронавирус и не про то, как с ним бороться.

На видео, снятом в 25-миллионном Шанхае, протестующие кричат: «Уходи, Си Цзиньпин!», «Уходи, Коммунистическая партия!», «Не хотим диктатуры, хотим демократии!»

Нечто подобное в это время звучало на юге страны, в городе Чэнду. «Долой диктатуру!», «Нам не нужны пожизненные правители!», «Нам не нужны императоры!» — скандировала толпа.

И наконец, в Пекине, в Университете Цинхуа — одном из старейших и наиболее престижных учебных заведений Китая, которое окончил сам Си Цзиньпин, как и его предшественник Ху Цзиньтао, студенты пели «Интернационал» и скандировали: «Мы не хотим локдауна, мы хотим свободы!»

В руках у протестующих в разных городах Китая в эти дни были листы белой бумаги — символ протеста против государственного контроля над СМИ. Вот такое в эти дни в Китае возникло движение — не белоленточное, а белолисточное.

Вопрос: при чём здесь коронавирус и пожар в Урумчи?

Только слепой не заметит, что эти китайские протесты разворачивались по одному и тому же сценарию, а манифестанты использовали одни и те же лозунги про демократию, верховенство закона и свободу слова. При этом трудно назвать эти протесты стихийными, никак не связанными между собой, ведь все они происходили как под копирку.

Может ли всё это поколебать позиции Си Цзиньпина и китайскую вертикаль власти? Ни малейшим образом. Обратите внимание, что, в отличие от событий 1989 года, ни один человек не погиб, не ранен, не получил травмы — максимум заработал синяк во время уличного толкания с полицией. И то вовсе не факт, что заработал. Правда, BBC сообщила, что её репортёра пинали, заковали в наручники и несколько часов продержали в отделении полиции в Шанхае. Потом отпустили. Что тут скажешь — тяжела и опасна работа BBC в «авторитарном Китае».

Конечно, китайские власти проведут разбор полётов и сделают выводы. Однако призрак Тяньаньмэня так и останется призраком — на дворе другое время и Китай совсем другой.

Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.

Добавьте RT в список ваших источников
Ранее на эту тему:
Сегодня в СМИ
  • Лента новостей
  • Картина дня

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить