«Игра имперскими страстями»: почему Турция меняет статус Святой Софии наперекор позиции христианского мира

Позиция иностранных государств по поводу превращения собора Святой Софии из музея в мечеть не повлияет на решение Турции, заявил президент страны Реджеп Тайип Эрдоган. В Анкаре расценивают претензии других стран по этому вопросу как вмешательство во внутренние дела республики. По мнению экспертов, такой шаг продиктован не столько религиозными, сколько политическими мотивами. За ним стоит желание властей отвлечь внимание населения от непростой экономической ситуации, а также стремление продемонстрировать самостоятельность Анкары на мировой арене, уверены аналитики.
«Игра имперскими страстями»: почему Турция меняет статус Святой Софии наперекор позиции христианского мира
  • Собор Святой Софии
  • Reuters
  • © Murad Sezer

Позиция иностранных государств по возвращению собору Святой Софии статуса мечети не может повлиять на решение Анкары, об этом заявил президент Турецкой Республики Реджеп Тайип Эрдоган в видеообращении во время открытия моста в провинции Сиирт.

«Турция приняла решение о смене статуса Айя-Софии с музея на мечеть, основываясь на желании и воле народа. Мнение других стран не может повлиять на наше решение», — подчеркнул турецкий лидер.

  • Реджеп Тайип Эрдоган
  • Reuters
  • © Turkish Presidential Press Office

Политик добавил, что страна продолжит двигаться верным путём к «строительству великой и сильной Турции».

Храм Святой Софии, вокруг статуса которого в последние дни развернулась международная дискуссия, был построен при византийском императоре Юстиниане I Великом между 532 и 537 годами. В качестве христианского собора здание просуществовало свыше 11 веков. После того как турки-османы завоевали Константинополь, храм был превращён в мечеть и пробыл в этом статусе ещё порядка пяти веков. В 1934 году по решению основателя современной Турецкой Республики Кемаля Ататюрка храм стал музеем.

«Символ цивилизации»

10 июля 2020 года Государственный совет Турции отменил постановление почти вековой давности, подчеркнув при этом, что в государственном реестре Айя-София до сих пор числилась как мечеть. Объект принадлежит Фонду имени султана Мехмет-хана, в документации которого указывалось, что уже бывший музей может использоваться только в качестве мечети.

В тот же день президент республики Реджеп Тайип Эрдоган подписал указ, позволяющий открыть собор для отправления исламских религиозных обрядов.

При этом турецкий президент подчеркнул, что двери мечети будут открыты для всех, включая иностранцев и представителей других религий. Плату за вход, существовавшую ранее, отменят. Действовать в качестве мечети собор начнёт 24 июля, после проведения подготовительных мероприятий.

  • Собор Святой Софии
  • Reuters
  • © Murad Sezer

«Айя-София находится в юрисдикции Турции. Любые возражения касательно решения наших судебных органов будут рассматриваться как нарушение нашего суверенитета», — заявил Эрдоган.

Политик также сравнил Айя-Софию с одной из ключевых исламских святынь — мечетью Аль-Акса, которая находится в ведении властей Израиля.

«Возрождение Айя-Софии — это предвестник освобождения мечети Аль-Акса», — добавил Эрдоган.

Глава Управления по делам религии Турции Али Эрбаш уже поприветствовал решение властей страны. Комментируя это событие, лидер турецких мусульман отметил особую роль собора.

«Айя-София — это не простой храм с точки зрения его значения. Это символ великой веры, цивилизации, морали и справедливости для мусульман», — говорится в заявлении, опубликованном на сайте управления.

Также по теме
Обращение в мечеть: Эрдоган подписал указ об открытии собора Святой Софии для богослужений
Госсовет Турции отменил постановление правительства от 1934 года о присвоении собору Святой Софии в Стамбуле статуса музея. После...

Шаг властей Турции вызвал одобрение значительной части политических кругов республики. Даже кемалистская оппозиционная Республиканская народная партия воздержалась от резкой критики этого решения. В партии лишь напомнили о том, что Айя-София является частью исторического наследия всего человечества, поэтому превращение из музея в мечеть должно пройти без ущерба для архитектурного облика собора.

По мнению директора Центра изучения новой Турции Юрия Мавашева, турецкие политики поддержали решение правящей партии в первую очередь из-за критики, которая звучит сейчас со стороны иностранных государств в адрес Анкары.

«Турки восприняли иностранную критику решения по Святой Софии как вмешательство в суверенные дела республики, поэтому и поддержали власти. Но изначально у населения не было единого мнения по этому вопросу. Идею превращения Софии в мечеть обычно поддерживают малообразованные слои населения, в то время как городские жители всегда оценивали такие планы скептически», — отметил эксперт в беседе с RT.

Говоря о причинах, заставивших власти страны пойти на этот шаг, эксперт напомнил об экономическом кризисе, настигшем Турцию. В мае курс национальной валюты обвалился до беспрецедентных значений, а пандемия коронавируса больно ударила по туристической отрасли.

«Президент Турции хочет акцентировать внимание турецкого народа на возвращении Святой Софии статуса мечети, показать, что это более значимо, чем пошатнувшийся рейтинг правящей Партии справедливости и развития и проблемы с курсом лиры. Ему нужен политический и моральный подъём», — добавил эксперт.

  • Мусульмане молятся перед собором Святой Софии
  • Reuters
  • © Murad Sezer

Кроме того, решение по Святой Софии должно послужить идее Эрдогана войти в историю Турции в качестве крупного политического деятеля.

«Речь идёт о концепции «Новой Турции» (тур. Yeni Türkiye) — так Реджеп Тайип Эрдоган и его сторонники называют нынешний республиканский период. В строгом смысле неоосманским назвать этот курс можно со многими оговорками. Я бы сказал, что это скорее использование некоторых исторических воспоминаний, игра имперскими страстями», — отметил Юрий Мавашев.

Похожей точки зрения придерживается и доцент Института общественных наук РАНХиГС востоковед Сергей Демиденко.

«Решение турецкого руководства тесно связано с экономическим кризисом, обвалом лиры. Турецкая экономика вошла в достаточно крутое пике, поскольку серьёзно зависит от внешнего капитала, который, в свою очередь, к 2012—2013 годам стал уменьшаться. Сегодня у Эрдогана есть внешнеполитические успехи, но внутренних практически нет. Поэтому экономические потери власть пытается компенсировать некими внешнеполитическими завоеваниями и подобными инициативами», — отметил эксперт в комментарии RT.

«Пощёчина мировому христианству»

Решение Анкары вызвало в мире неоднозначную реакцию. В Организации Объединённых Наций по вопросам образования, науки и культуры (ЮНЕСКО) заявили, что изменение статуса собора Святой Софии неправомерно без согласования с Комитетом всемирного наследия.

Сожаление решение Анкары вызвало и в Москве, об этом заявил замглавы МИД РФ Александр Грушко. Дипломат добавил, что в Москве рассчитывают на полное выполнение Анкарой своих обязательств по сохранности и доступности этого объекта.

  • Reuters
  • © Philippe Wojazer

В гораздо более резких формулировках шаг турецких властей прокомментировали в Русской православной церкви. Председатель синодального отдела внешних церковных связей (ОВЦС) Московского патриархата митрополит Волоколамский Иларион (Алфеев) назвал этот шаг Анкары «пощёчиной всему мировому христианству».

«Жаль, что политическая конъюнктура берёт верх над уважением к иным религиозным традициям», — заявил он.

Решение турецкого руководства вызвало весьма прохладную реакцию и со стороны Вашингтона — ранее глава Госдепа Майк Помпео призвал турецкую сторону сохранить за собором статус музея.

Похожей точки зрения придерживается и официальный Брюссель.

«Вызывает сожаление постановление Государственного совета Турции об отмене одного из знаковых решений современной Турции и решение президента Эрдогана о передаче исторического памятника в распоряжение Управления по религиозным делам», — говорится в заявлении Жозепа Борреля, главы европейской дипломатии.

Наиболее резкая реакция последовала со стороны Афин. Как пояснил глава греческого МИД Никос Дендиас в интервью телеканалу Skai, Реджеп Тайип Эрдоган своим решением «отворачивается от международного сообщества и его правил».

При этом в исламском мире решение Анкары вызвало некоторые разночтения, считает Юрий Мавашев.

Также по теме
Папа Римский опечален решением Турции по статусу собора Святой Софии
Папа Римский Франциск во время традиционной воскресной проповеди на площади Святого Петра заявил, что опечален изменением статуса...

«Наиболее явно Турцию поддержали Пакистан и Катар. В то же время Эрдоган поставил в неудобное положение своих оппонентов в лице руководства ряда арабских стран — Саудовской Аравии, ОАЭ, Иордании, Омана и некоторых других. Из политических соображений они не хотят поддерживать Анкару, но при этом многие их граждане восприняли шаг Турции как реванш исламского мира над коллективным Западом», — отметил эксперт.

Говоря о том, почему Анкара не стала прислушиваться к мнению таких крупных мировых игроков, как США, ЕС и Россия, а также к позиции ЮНЕСКО, Сергей Демиденко напомнил, что турецкий лидер давно отстаивает идею абсолютно самодостаточной Турции.

«Для него Турция — государство, которое самостоятельно действует в отношении России и Ирана, не подстраивается под НАТО и США. Эрдоган разыгрывает карту жёсткого политического лидера, позиционирует себя в качестве отца турецкой нации. И хотя это не решит внутренних проблем Турции, на внешней арене такой шаг представит Анкару в качестве независимого игрока, с мнением которого надо считаться всем», — подытожил эксперт.

Ошибка в тексте? Выделите её и нажмите «Ctrl + Enter»
Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен
Загрузка...
Сегодня в СМИ
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить