«Американцы оказывают себе медвежью услугу»: Лавров о санкциях США, отношениях с Грузией и развитии RT

В долгосрочной перспективе Соединённые Штаты будут вынуждены смириться с тем, что экономическое развитие мира требует соблюдения договорённостей и общепринятых правил. Об этом в интервью RT и иностранным журналистам заявил глава МИД России Сергей Лавров. По его мнению, текущий политический курс США, в том числе в отношении Ирана и Венесуэлы, в конечном счёте приведёт Вашингтон к негативному итогу. Говоря о ситуации в Боливарианской Республике, Лавров отметил положительную динамику в переговорах между законными властями и оппозицией.
«Американцы оказывают себе медвежью услугу»: Лавров о санкциях США, отношениях с Грузией и развитии RT
  • РИА Новости
  • © Антон Денисов

— Куба считалась закрытой страной. Однако России она открывалась и открывается как никому. Тем не менее телеканал RT на испанском языке есть в открытом доступе во многих латиноамериканских странах, но не на дружественной Кубе. Насколько для России важно медийное присутствие на острове и что можно для этого сделать?

— Я бы не сказал, что Куба являлась закрытой страной. На Кубе с давних пор любили отдыхать и продолжают отдыхать многие европейцы, канадцы. Да и американцы, собственно говоря, пока не вводились эти совершенно необоснованные запреты, там бывали и с удовольствием проводили отпуск. Впрочем, как и многие россияне. Насчёт процессов, которые на Кубе происходят, — мы считаем, что это важные реформы. Вступила в силу новая Конституция, как я понимаю. Проводятся реформы экономики, растёт частный сектор. Мобильный интернет появился. И, насколько я знаю, представитель RT есть в Гаване. Может быть, там нет ежедневного вещания, но раз в неделю выходят новостные, документальные фильмы. И, мне кажется, здесь уже надо компании самой договариваться с нашими кубинскими друзьями.

Убеждён, что чем больше доступа к информации — к качественной информации, к информации, которая не связана с фейковыми новостями, которые сейчас заполонили всё медийное пространство, — тем интересней. Тем правильней будет народ понимать процессы, которые в мире развиваются.

— То есть вы за то, чтобы RT развивался?

— Конечно. Чем активнее наши средства массовой информации будут присутствовать в самых разных странах (а тем более на дружественной нам Кубе), тем будет полезнее для развития наших отношений.

  • Глава МИД России Сергей Лавров о развитии RT

— Сергей Викторович, что вы думаете о политике блокады, которую осуществляют США против Кубы? 

— Это абсолютно неприемлемое поведение. Уже почти 60 лет, по-моему, эти санкции действуют. Их то чуть-чуть пытаются ослабить, то потом снова ужесточают. С задействованием третьей главы закона Хелмса — Бертона, конечно же, в очередной раз Соединённые Штаты показали всем, что они пренебрегают международным правом и свои собственные законы пытаются экстерриториально распространять на всех других. Это печально. Я думаю, что эта политика не имеет никакой перспективы.

Я убеждён, что в конечном итоге США осознают тупиковость этой линии. И им же будет, наверное, полезнее вести дела так, как положено вести дела с равноправными государствами. Никто эту политику в мире не поддерживает вообще. Подавляющее большинство государств (более 190) каждый год голосуют за резолюцию, требующую отменить торговое эмбарго против Кубы.

— У вас будет диалог по ситуации в Венесуэле — как найти выход из этого кризиса? Как заявил президент Эквадора, в страну эмигрировали более миллиона граждан из Венесуэлы.

— Мы знаем, что из Венесуэлы многие граждане эмигрировали — и не только в Эквадор, в другие страны тоже. И мы диалог по поводу ситуации в Венесуэле никогда не прекращали. Мы активно говорим со всеми представителями венесуэльского политического ландшафта: и с правительством, и с оппозиционерами. В том числе на нас выходят люди от господина Гуаидо. Мы объясняем им неприемлемость попыток решать свои внутренние проблемы путём провоцирования вмешательства извне, как это сейчас мы наблюдаем. Постоянные угрозы со стороны Соединённых Штатов. Все варианты лежат на столе.

Вы знаете, в принципе, по Венесуэле ситуация меняется, и меняется в лучшую сторону. Потому что изначально было несколько инициатив. Например, так называемая международная контактная группа, которую продвигал Европейский союз. Эта контактная группа была сплочена на основе ультиматума фактически: срочно проводим президентские выборы — и тогда всё будет хорошо.

Также по теме
Уличные акции в Венесуэле «Удобный момент для проверки на прочность»: почему США продолжают настаивать на отстранении Мадуро от власти
США продолжат добиваться смещения президента Венесуэлы Николаса Мадуро. Об этом написал в своём Twitter советник президента...

Был и механизм Монтевидео — это Боливия, Мексика, Уругвай, КАРИКОМ (Карибское сообщество. — RT), — который выступал за то, чтобы правительство и оппозиция вступили в диалог и договорились между собой без каких-либо предварительных условий. Это гораздо более перспективная позиция, она гораздо больше вписывается в нормы международного права. В конечном итоге (после безуспешных попыток наскоком извне спровоцировать там очередную «цветную революцию») всё-таки ситуация перешла в то, что мы называем «процессом Осло». Это процесс, который нацелен на достижение договорённостей, компромиссов между правительством и оппозицией. То есть здравый смысл постепенно начинает превалировать. Я надеюсь, учитывая позитивные комментарии президента Мадуро и оппозиционеров по поводу того, как идёт этот переговорный процесс, что может быть достигнута договорённость, которая всех устроит. Это будет в интересах венесуэльского народа прежде всего.

— Бразильский президент Жаир Болсонару на саммите G20 в Японии после встречи с Владимиром Путиным заявил, что не хотел вступать в полемику со своим российским коллегой на тему Венесуэлы. По его словам, решения о будущем мира принимают ядерные державы и ему совершенно не хотелось спорить с крупнейшей из них. Насколько в целом ситуация в Венесуэле влияет на отношения России со странами региона и как может отразиться на взаимодействии в рамках БРИКС антагонистическая позиция Бразилии по венесуэльскому вопросу?

— Я не думаю, что позиция антагонистическая. Я не думаю, что президент Болсонару имел в виду то, что прозвучало: что все вопросы решают в мире только ядерные державы. Это совсем не так. И ситуация вокруг Венесуэлы — тому лучшее подтверждение. Если бы всё решали ядерные державы, то США, наверное, давно бы уже добились смещения законного президента и законного правительства. А ситуация оказалась гораздо сложнее. Многие страны региона не хотят никаких силовых решений. Даже те, кто требуют немедленной отставки президента Мадуро, категорически не воспринимают идею силового сценария. Поэтому всё-таки международное право работает.

Что касается БРИКС, то президент Болсонару сразу же после избрания заявил, что он будет сохранять преемственность и продолжать участие в БРИКС. Сейчас бразильцы готовят саммит, который состоится осенью. А буквально через несколько дней состоится министерское заседание формата БРИКС — «пятёрка» соберётся в Рио-де-Жанейро. И мы будем рассматривать вопросы, которые требуется решить в рамках подготовки к встрече в верхах. Бразилия очень активно взялась за своё председательство: проводится несколько десятков мероприятий, в том числе много министерских. И у меня нет оснований полагать, что Бразилия будет пересматривать свои принципиальные подходы не в пользу того, чтобы БРИКС сохранялась, развивалась и тем самым, в общем-то, отражала реалии многополярного мира.

Эти реалии, между прочим, проявляются не только в формате БРИКС, но и в формате «группы двадцати», которая уже не один год является ключевым механизмом, где решаются международные экономические и финансовые вопросы. И уже Запад один, без БРИКС, без других стран, которые выступают со схожих с нами позиций, не может решать никакие вопросы мировой экономики и мировых финансов.

То, что сейчас наши американские коллеги пытаются делать, распространяя свои односторонние санкции на всех участников международного общения, и тем самым выиграть себе какие-то сиюминутные преимущества, долго продолжаться не может. В конечном итоге они себе медвежью услугу оказывают, потому что позиции доллара, доверие к доллару резко подорваны. Когда ведущая страна, ведущая экономика мира так злоупотребляет своим положением и пытается всех остальных наказывать ради того, чтобы получать конкурентные преимущества, причём получать их недобросовестно, это в конечном итоге сыграет плохую шутку с американцами.

— Россия защищает идею многополярного и справедливого мира. Но это идёт вразрез с мировой гегемонией США. Есть примеры осуществления такой политики — например, Куба, Венесуэла. Что вы думаете по этому поводу?

— Мы говорим о том, что мир всё-таки многогранен. У него, у нашего мира, всё больше и больше ярких примеров развития новых экономик. Китай, Индия бурно растут в экономическом плане и создают новые центры экономического и финансового влияния. А с экономическим и финансовым влиянием, конечно же, приходит и влияние политическое. Игнорировать эту реальность недальновидно и бесперспективно. В долгосрочном плане нет никаких сомнений, что Соединённые Штаты будут вынуждены смириться с тем, что экономическое развитие мира требует договорённостей, требует справедливых решений и соблюдения правил, которые должны быть одинаковы для всех. Я уверен, что и БРИКС, и «группа двадцати» работают на эту историческую тенденцию. И мы находимся на правильной стороне истории, как любят говорить наши американские коллеги. Но сейчас они не совсем на той стороне.

  • Глава МИД России Сергей Лавров об однополярном видении мира со стороны США

— Президент России Владимир Путин несколько дней назад сказал, что санкций для Грузии не будет. Как вы думаете, это может служить примером для США?

— Вы знаете, насчёт наших отношений с Грузией, мы никогда не стремились эти отношения ухудшать. Именно грузинское руководство прежде, при Михаиле Саакашвили, разорвало дипломатические отношения, пыталось всячески ограничивать наше экономическое взаимодействие, но потом экономика взяла своё. И те, кто в Грузии производят материальные блага, они очень хорошо помнят, насколько тесными были наши торговые, инвестиционные связи. Сейчас эта торговля возобновилась. И я не думаю, что кто-то от этого испытывает какое-то неудобство.

Повторю ещё раз: это всё происходит из-за того, что наши западные коллеги, прежде всего Соединённые Штаты, пытаются всячески оторвать наших соседей от Российской Федерации. Вспомните, в 2008 году, когда у президента Михаила Саакашвили совсем, так сказать, отказали тормоза, и он, вопреки многократным предупреждениям, включая предупреждения, которые делал Владимир Путин, решил применить силу для того, чтобы решить все свои вопросы в Южной Осетии, а затем и в Абхазии. Там работали десятки американских инструкторов, тренировали и спецназ грузинский, и в целом военнослужащих. И приказы, которые были отданы, по захвату Южной Осетии, они преступные сами по себе, все это понимают. Он напал на своих граждан, напал на миротворцев, среди которых были российские военнослужащие. Заказанное Евросоюзом специальное исследование, так называемая комиссия Хайди Тальявини, чётко сделало вывод о том, что именно Саакашвили начал эти военные действия.

Также по теме
Протесты в Тбилиси «Всю ответственность несёт правительство»: фонд Сороса призвал Тбилиси бороться с «гибридной войной» РФ против Грузии
Филиал фонда Сороса «Открытое общество»* в Грузии обвинил официальный Тбилиси в «нарушении законодательства», поскольку власти...

А насчёт того, сделают ли Соединённые Штаты какой-то вывод из решения президента Путина не вводить никакие санкции против Грузии, мне трудно об этом судить. Потому что Соединённые Штаты — это особая страна. У них есть свои традиции. Традиции, как правило, такие, знаете, великодержавные, к сожалению. Потому что на самом деле если Соединённые Штаты стали бы проводить политику ровных взаимоуважительных отношений со всеми своими партнёрами, будь то Россия, будь то Китай, будь то Евросоюз, будь то любая другая страна, я убеждён, что проблемы в мире решались бы гораздо эффективнее и надёжнее. Но мы диалог ведём с Вашингтоном, стараемся объяснить наши подходы к событиям, которые на международной арене развиваются. И вот последняя встреча президентов Путина и Трампа в Осаке показала, что президент США, он, в общем-то, нацелен искать какие-то общеприемлемые подходы. Посмотрим, насколько это будет потом уже претворяться в жизнь на уровне исполнителей.

— Сергей Викторович, вот вы сказали о великодержавности Соединённых Штатов. Как в этой связи вы оцениваете ситуацию вокруг Ирана?

— Никогда накачивание военных мускулов не способствовало стабильному развитию того или иного региона. В 2015 году была достигнута договорённость, которую все превозносили как величайшее достижение современной дипломатии. Она была одобрена резолюцией Совета Безопасности ООН, которая является обязательной к исполнению всеми. И Соединённые Штаты решили, что эта договорённость их теперь уже не устраивает, потому что она была достигнута предыдущей администрацией. Там есть наверняка влияние внутриполитических трений и разногласий между демократами и республиканцами. Но тем не менее резолюцию Совета Безопасности США категорически отказались выполнять. Более того, они всем остальным странам запретили выполнять эту резолюцию. Это парадоксальная ситуация.

И было бы, конечно, смешно всё это, но, к сожалению, дело серьёзно и немало горячих голов в Вашингтоне, которые хотят решать проблему с Ираном военным путём. Мы не почувствовали какого-либо настроя в этом плане у президента Трампа. Я не ощущаю, что он разделяет такие взгляды. Но, к сожалению, многие американские политики по-прежнему такую идею вынашивают. Считаю, что это будет крайне опасным развитием событий. Этот регион уже много раз страдал от авантюрной политики Вашингтона. Возьмите, пожалуйста, Ирак, Ливию. Потом так называемая коалиция хотела повторить всё то же самое, что было сделано с Ираком и с Ливией, в Сирийской Арабской Республике. К счастью, нам вместе с нашими турецкими, иранскими коллегами удалось этого не допустить, и сейчас мы продвигаемся всё активнее по пути политического урегулирования.

Я убеждён, что Иран — это страна, которая должна быть частью решения проблем региона, а не выставляться в качестве главного виновника всего того, что там происходит. Мы уже давно, более десяти лет продвигаем идею о том, чтобы страны Персидского залива — как арабы, так и Исламская Республика Иран — начали договариваться о процессе укрепления доверия, транспарентности в военной области. При поддержке Лиги арабских государств, при поддержке Организации исламского сотрудничества, «пятёрки» постоянных членов Совета Безопасности.

Также по теме
Представители стран — участниц ядерной сделки, Вена, 14 июля 2015 года «США исчерпали санкционные возможности»: к чему может привести обострение ситуации вокруг ядерной программы Ирана
Четыре года назад было заключено историческое соглашение — Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД), который позволил решить...

Я думаю, что в конечном итоге без этого не обойтись. И линия на то, чтобы Иран выставлять главным виновником всего происходящего, будь то в Сирии, будь то на палестинских территориях, будь то в Йемене, или в соседних странах, или ещё где-то, — это конфронтационная линия, она не поможет проблемы решать. Убеждён, что Иран надо вовлекать в диалог. Мы об этом говорим и с американскими коллегами, и с нашими израильскими коллегами. Будем отстаивать эту позицию всё более и более эффективно. Потому что всё больше стран понимают тупиковость любых авантюрных, агрессивных военных сценариев.

— Продолжая вопрос по поводу присутствия: есть ли опасность военной экспансии США в Латиноамериканском регионе?

— Мы с удивлением услышали заявление официальных лиц США насчет того, что Доктрина Монро жива. И когда США выступали с таких наиболее агрессивных позиций по отношению к Венесуэле, там же прозвучало, что на Венесуэле дело не закончится, следующими будут Куба и Никарагуа. Такая, знаете, очень аррогантная, вызывающая позиция. В современном мире редко такое услышишь. Но утверждение о том, что Доктрина Монро жива, — это факт. Мы слышали от господина Болтона такие заявления. Я убеждён, что это не принесёт лавров американской внешней политике. Даже те латиноамериканские страны, которые поддерживали США в пользу смены власти в Венесуэле, во-первых, они никогда не согласятся на военный сценарий. А если кто-то в Вашингтоне решит силу применить, то я убеждён, что вся Латинская Америка выступит против этого. Страны региона давно для себя сделали вывод о недопустимости смены режимов неконституционным путём. Это один из принципов, на котором строится Сообщество государств Латинской Америки и Карибского бассейна — СЕЛАК.

Мне кажется, у стран Латинской Америки есть чувство собственного достоинства, есть чувство справедливости. И всё это позволяет нам надеяться на то, что будут найдены мирные решения, мирные пути выхода из кризиса, будь то в Венесуэле или в какой-то другой части региона.

Ошибка в тексте? Выделите её и нажмите «Ctrl + Enter»
Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен
Сегодня в СМИ
Загрузка...
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить