«Мы провалили этап»: Сергей Сироткин рассказал о выступлении на Гран-при России в Сочи

Пилот «Уильямса» Сергей Сироткин признался, что Гран-при России в Сочи был для него провальным и про него «просто хочется забыть». Гонщик «Формулы-1», занявший 18-е место, рассказал, что привело к такому результату, выделил позитивные моменты в своём выступлении и поделился планами команды на оставшиеся этапы сезона.
«Мы провалили этап»: Сергей Сироткин рассказал о выступлении на Гран-при России в Сочи
  • Сергей Сироткин
  • © Алексей Филиппов / РИА Новости

— Как для вас прошла гонка?

— Трудно переварить произошедшее. В плане работы это была одна из лучших моих гонок. Мне удался один из лучших стартов в году. Но это привело к тому, что во втором повороте я оказался между болидами «Рено» и «Заубера». Они меня не видели и зажали между собой. Я потерял не только всё, что отыграл, но и ещё три позиции, а на такой необгонной трассе, как в Сочи, это привело к негативному результату во всей гонке. После этого я смог вернуть ситуацию под контроль. Пока не знаю, насколько сильными были повреждения у машины, какой была потеря прижимной силы, это ещё предстоит проанализировать. После двух-трёх кругов удалось найти контакт с машиной, продолжить борьбу.

— Какой была ваша борьба с напарником Лэнсом Строллом после этого?

— В тот момент я подобрался к нему на расстояние атаки. Можно даже сказать, что я обогнал его, но он перетормозил и слегка выбил меня за пределы трассы в 13-м повороте. Тогда я пропустил ещё и Стоффеля Вандорна. Во всей этой борьбе я сильно повредил резину и не мог заехать на пит-стоп, потому что была очередь Стролла. На колёсах было много мусора, резины уже не осталось. Я потерял по три секунды на круге, в то время как соперники на свежей резине стали много отыгрывать. Гонка была уже проиграна, когда я выехал на трассу с большим отставанием от Вандорна. Понимаю, что будет много негативных отзывов обо мне, но после этого гонка стала налаживаться.

Также по теме
Льюис Хэмилтон Договорная победа: Хэмилтон выиграл Гран-при России благодаря уступке напарника, Сироткин — 18-й
Победителем Гран-при России в третий раз стал Льюис Хэмилтон. Он выиграл гонку благодаря тому, что напарник по «Мерседесу» Валттери...

— В чём это выражалось?

— На первых кругах на Soft я был быстрее всех машин, которые были впереди. Расход резины при этом был минимальным. Мне удалось подъехать на близкое расстояние к Стоффелю, но на такой трассе очень трудно обгонять даже с тем темпом, который был. С тех пор было просто выживание до финиша гонки. Я держался за Стоффелем, но мешали в том числе лидеры гонки, которых надо было пропускать. Дело до реальной атаки так и не доходило. Я понимал, что на протяжении 15—20 кругов расходовал слишком много резины и её бы не осталось на атаку под самый конец гонки. Тогда пришлось сбавить обороты. К сожалению, шансов подняться с 18-го места не было. Я только держался за Стоффелем в ожидании каких-то внеплановых событий на трассе. Мне удавалось лишь подобраться к нему, но оказаться в зоне DRS (положении за другим болидом на определённом участке трассы, при котором разрешено изменение угла антикрыла для увеличения скорости. — RT) физически не получалось.

— Вы говорили инженерам о сложностях с резиной. Она резко потеряла эффективность?

— Нет, пошли сильные вибрации на последних 10—15 кругах. Мой темп оставался лучше, чем у Стоффеля, что надо отметить как очень хорошую сторону гонки. Это было даже удивительно хорошо. Но в целом гонка была проиграна после второго поворота и из-за трёх-четырёх лишних кругов перед пит-стопом.

— Какие есть планы на следующий Гран-при Японии?

— Точно такие же, как на каждую гонку. Мы должны сделать максимум из того, что можем. Нового добавить нечего.

— Фернандо Алонсо заявил, что потерял интерес к «Формуле-1», потому что стало слишком многое зависеть от машины, а не от пилота. Как вы к этому относитесь?

— Безусловно, твоё ориентировочное положение в пелотоне зависит от машины. Но так или иначе на одной и той же машине можно сделать работу лучше, чем кто-то другой. Процент того, что зависит от пилота, небольшой, но он есть. На уровне «Формулы-1» это тоже показатель.

— Как вы отнеслись к ситуации, когда Валттери Боттас получил приказ от команды пропустить Льюиса Хэмилтона в сегодняшней гонке?

— Честно говоря, в первый раз об этом слышу, потому что провёл собственную непростую гонку. Сейчас меня волнуют данные, которые мы можем собрать после неё, а не чужие разборки.

— Удалось извлечь какой-то позитив из этой гонки?

— Мы провалили этап. К сожалению, как бы глупо это ни звучало, но произошло это не по нашей вине. Мы неплохо справились со всей работой — начиная с пятницы. У нас было много сильных моментов, в том числе во время гонки. Но ничто из этого не попало в прямую трансляцию. Никто на это не обратит внимания. Это был трудный этап, который просто хочется забыть и вернуться к работе в Японии.

— Остались ли ещё задачи на этот сезон? Или все думают о следующем?

— О следующем. Дальнейшее развитие будет, но оно будет с прицелом на будущий сезон и не связано с тем, чтобы исправить ситуацию в этом году на оставшихся этапах.

Ошибка в тексте? Выделите её и нажмите «Ctrl + Enter»
Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен
Загрузка...
Сегодня в СМИ
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить