#СтраницыПобеды: как советские войска освобождали Будапешт

75 лет назад над Будапештом было поднято красное знамя Победы. Гитлер не мог просто так сдать своего последнего союзника Венгрию, открыв путь на Вену и Берлин, поэтому на защиту Будапешта были брошены значительные силы — и сам город с тройной линией обороны стал крепостью. Проект #СтраницыПобеды рассказывает об этой осаде, тяжёлым грузом лёгшей на плечи советских войск и мирных венгров, которые не смогли эвакуироваться из окружённого города, и публикует редкие кадры Будапештской операции.
#СтраницыПобеды: как советские войска освобождали Будапешт
  • © Центральный Музей Вооружённых Сил РФ

Советские войска вышли к границе с Венгрией осенью 1944 года. К тому моменту потери венгров в кампаниях 1942—1943 годов уже заставили Будапешт пересмотреть свои взгляды на союз с нацистской Германией, поэтому в марте 1944-го в Венгрию были введены немецкие оккупационные войска: до Гитлера дошли слухи о тайных переговорах с союзниками. 

Будапешту почти удалось выйти из войны. 15 октября адмирал Миклош Хорти, правивший страной в качестве регента, в радиообращении объявил о перемирии с СССР. В ответ на это гитлеровцы захватили резиденцию Хорти и взяли в заложники его сына. Хорти отрёкся от власти в пользу лидера пронацистской партии «Скрещённые стрелы» Ференца Салаши. 

Гитлер объявил Будапешт городом-крепостью (Festung): это означало, что столицу нельзя было сдать ни под каким предлогом. На подступах и внутри города, в котором перед началом Второй мировой войны жили более 1,5 млн человек, гитлеровцами были собраны значительные силы. Военный историк, автор книг о Великой Отечественной войне Алексей Исаев отмечал, что Третий рейх не мог допустить быстрого разгрома страны:

«Венгрия осенью 1944 года оставалась единственным союзником Германии. Во-вторых, на территории Венгрии оставались последние нефтяные месторождения, доступные для Третьего рейха… Кроме этого, через Венгрию лежала дорога в Австрию, которая стала для рейха кузницей вооружения».

Начало осады

 

Красная армия, едва закончив операции в венгерском Закарпатье и на Дебреценском направлении, начала масштабное наступление на Будапешт. 29 октября 1944 года войска 2-го Украинского фронта и румынские подразделения успешно прорвали оборону врага и в начале ноября вышли на подступы к Будапешту. Гитлеровское командование сумело организовать три мощных рубежа обороны вокруг города. Это — а также ряд контратак — затормозило продвижение советских войск на два месяца. Только форсирование Дуная южнее Будапешта 3-м Украинским фронтом позволило резко переломить ситуацию, и 27 декабря кольцо вокруг Будапешта окончательно сомкнулось.

Двумя днями позднее к окружённому гарнизону были отправлены две группы переговорщиков с ультиматумом, подписанным командующими обоими фронтами: маршалами Родионом Малиновским и Фёдором Толбухиным. Советское командование категорически не желало разрушать столицу Венгрии. 

«От немецкого командования поступил приказ: открывать огонь по русским парламентёрам в случае их появления», — говорится в показаниях венгерского генерал-майора Миклои Фридьяша, рассекреченных Министерством обороны РФ. 

Таким образом, советские парламентёры вопреки нормам международного права были убиты.

Глава нового венгерского правительства Ференц Салаши покинул город ещё 9 декабря. Сдерживать осаду остались гитлеровские войска и не слишком мотивированные венгры. Оценка численности сводного гарнизона сильно разнится: от 55 тыс. до 188 тыс. человек. Мобилизация в городе шла без особого успеха. 

Гарнизон возглавил командир 9-го горнострелкового корпуса СС генерал войск СС К. Пфеффер-Вильденбрух, который, однако, целиком зависел от приказов своего командования и, в частности, фюрера. Запасов продовольствия должно было хватить на 5—6 дней боёв, далее планировалась переброска припасов и амуниции по воздуху.

Гарнизон отступает в Буду

В начале января по советским войскам было нанесено несколько деблокирующих ударов, но без ощутимых результатов. 18 января советские войска заняли всю восточную часть города, Пешт. Оставшиеся немецкие военные силы эвакуировались в Буду. Венгерские солдаты и офицеры не слишком охотно принимали участие в этом манёвре: многие намеренно отставали от своих подразделений, укрывались в подвалах и даже сливали бензин из автомашин.

Квартирмейстер 1-й венгерской бронетанковой дивизии подполковник А. Вайда так вспоминал эту эвакуацию, проходившую под шквальным огнём советской артиллерии: 

«Отовсюду доносились грубые венгерские и немецкие ругательства. Абсолютная паника, которая особенно усилилась после того, как нам пришлось пройти мимо горящих зданий по узкой улице. Мы уже не соображали, где находимся. Толпа просто несла нас за собой, и не было никакой возможности вырваться. От горевших зданий исходил нестерпимый жар, на проходившие мимо машины обрушивался град пылающих оконных решёток и других деревянных обломков. Между машинами несколько пехотных подразделений шли пешим маршем. Немецкие фельджандармы на мотоциклах пытались навести хоть какое-то подобие порядка, но без особого успеха...

Раненые стонали и кричали от боли. Каким-то чудом нам всё же удалось добраться до площади на окраине Пешта под навесным Цепным мостом. Там перед нами предстала картина настоящего пожарища. Посреди ночи было светло, почти как днём. Через огромные зияющие в мосту дыры виднелась вода. В небо задралась задняя часть немецкой военной легковой машины, которая умудрилась угодить в одну из таких дыр. Её передней части, которая глубоко провалилась, не было видно. Пассажиры и водитель, скорее всего, погибли. В другом месте стоял горящий грузовик, получивший прямое попадание, который нам едва удалось объехать. Повсюду были разбросаны мёртвые тела. Судя по некоторым, через них уже много раз проезжали машины».

После эвакуации в Буду были взорваны последние мосты через Дунай, включая знаменитый Цепной мост, открытый в 1849 году.

 

Освобождение будапештского гетто

 

18 января 1945 года было освобождено и будапештское гетто — 2 тыс. домов, помеченных жёлтыми звездами и отделённых забором в восточной части города. Хотя притеснения евреев в Венгрии начались ещё до войны, гетто было создано только после введения в страну гитлеровских оккупационных сил. За несколько месяцев «полного решения еврейского вопроса» еврейское население страны сократилось вчетверо — примерно до 200 тыс. человек, большинство из которых проживало в Будапеште. Гонения особенно усилились с приходом салашистов, которые стали использовать набережную Дуная для расстрелов. Этим событиям посвящён памятник венгерского скульптора Дьюлы Пауэра «Туфли на набережной Дуная».

Из гетто удалось спасти около 70 тыс. человек. Дивизионный инженер В.Л. Барановский вспоминал: «Помню, вошли мы в дом. В комнатах набито по 20–30 человек… Но к тому времени наши солдаты уже знали, куда мы попали и что здесь происходит. Они входили в квартиры, показывали на красные звёзды своих ушанок, как могли объясняли людям, что они свободны. Потом на улицах гетто появились полевые кухни. Запахло едой».

Следует отметить, что спасением евреев в Будапеште занимались ряд дипломатов и даже папский нунций, выдавшие тысячи поддельных документов еврейским семьям.

Голод в Будапеште

На протяжении осады во всём городе: и в Буде, и в Пеште — оставались около 800 тыс. мирных жителей. Усилия по эвакуации населения были минимальны, к тому же многие решили не уезжать, надеясь на скорую развязку. Генерал СС Пфеффер-Вильденбрух признавал в дневнике, что жителей бросили на произвол судьбы: «Люди практически не получают еды, крупные кварталы города оставлены без воды, освещения… нарастает недовольство».

С утра у продовольственных магазинов, пекарен и источников воды собирались громадные очереди. Линия фронта перемещалась по городу, вёлся артобстрел, и стоять в них было небезопасно. Замначальника Главного политуправления Красной армии И.В. Шикин писал в докладе: 

«Населением съедены все лошади, убитые в ходе боёв. Особенно остро ощущается отсутствие продовольствия в больницах… Имеют место случаи смертности на почве голода. Выпрашивание местными жителями хлеба у наших бойцов и офицеров стало массовым явлением».

Несмотря на участие венгерских частей в войне на территории СССР и жестокость венгерских карательных отрядов, уничтожавших целые населённые пункты, советское руководство требовало от красноармейцев дружественного отношения к мирному населению Венгрии. 

 

На прорыв 

 

Во время осады голод был не только среди мирных жителей, но и в гарнизоне. Советская артиллерия сбивала большинство самолётов и грузов, пытавшихся доставить припасы по «воздушному мосту».

Командование внутри города всё яснее видело бесперспективность сопротивления, особенно с учётом очередной провалившейся операции по прорыву блокады извне — «Конрад III». Это наступление со стороны озера Балатон хоть и было более успешным, чем предыдущие две операции, всё равно было остановлено в 25 км от осаждённой столицы.

Гитлер снова запретил осаждённым покидать город: с боем или без. Начались новые недели боёв. В отличие от достаточно равнинного Пешта, Буда стоит на холмах, что дало артиллерии и стрелкам гарнизона некоторые преимущества, но также сделало многие улицы целями постоянных обстрелов советской стороны.

К 10 февраля после кровавых боёв за Южный вокзал Красная армия подошла к Замковой горе, фактически отрезав южную часть обороняющегося гарнизона от северной.

Вечером следующего дня около 28 тыс. немецких и венгерских солдат предприняли отчаянную попытку выйти из окружения. Пфеффер-Вильденбрух радировал своему командованию, что идёт на прорыв, и тотчас вышел из эфира, чтобы ему не успели передать запрет. Немцам и венграм удалось пробить заслон в городе, буквально пройдя по горам трупов своих же солдат. 

Капитан Гельмут Фридрих писал об этих часах: 

«Для командиров общевойсковых частей это было удручающей попыткой к бегству, животным порывом спасти свою жизнь, актом отчаяния. На тот момент солдаты повиновались только инстинкту самосохранения. Никто не обращал внимания, что происходит в стороне… Каждый ревёт: «Вперёд!» Справа и слева люди также одержимы желанием как можно скорее прорвать кольцо окружения. Они ведут себя как скоты, толкаются локтями, шагают по трупам, пинают раненых».

До внешних войск добрались не более 800 человек. Остальных убили или взяли в плен советские соединения, занявшие позиции на подходах к Будапешту. Пфеффер-Вильденбрух тоже попал в плен, пытаясь выйти из города по подземным коммуникациям.

13 февраля последние оборонявшиеся подразделения в Будапеште капитулировали. Над городом было водружено красное знамя. Окончательно город был зачищен к 17 февраля.

Из взятых РККА европейских столиц крепость Будапешт заняла первое место по длительности уличных боёв. Разрушения венгерской столицы были существенными даже при том, что танков в операции было задействовано по минимуму, а ставка была сделана на артиллерию и штурмовые группы. Историк Дмитрий Хазанов отмечает: «Особенно пострадали возвышенности Буды. В районе Замка улицы лишь угадывались, поскольку всё лежало в кусках кирпичей, деревяшек или цементной пыли. Зачастую жители предпочитали передвигаться по крышам разрушенных домов…» 

Венгерский историк Кристиан Унгвари пишет, что за время осады погибли 38 тыс. мирных жителей: 13 тыс. непосредственно от боевых действий и 25 тыс. от голода и болезней.

Потери советских войск, по официальным данным, составили около 80 тыс. человек за все 108 дней Будапештской операции, включая наступление, осаду, усилия по отражению операций «Конрад» — I, II и III. Опыт штурма городских кварталов был перенесён на другие операции — вместе со взятием Познани Будапешт стал своеобразной репетицией боя за Берлин. Но сперва советские войска устремились к Вене.

Больше интересных кадров и фактов из истории Великой Отечественной войны — в проекте #СтраницыПобеды, запущенном RT в честь приближающегося 75-летия Победы. Присоединяйтесь к нам в Instagram, на YouTube, в Facebook, «ВКонтакте» и следите за почасовой хроникой последних месяцев войны в Twitter.

Ошибка в тексте? Выделите её и нажмите «Ctrl + Enter»
Кадры с места главных событий дня на нашем Youtube
Загрузка...
Сегодня в СМИ
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить