«Думала, что вируса нет»: суд вернул изъятого органами опеки ребёнка семье ВИЧ-положительной петербурженки

Московский районный суд Санкт-Петербурга вернул отцу младенца, которого 43-летняя ВИЧ-инфицированная мать пыталась накормить грудью. Ребёнок был изъят у Людмилы П. ещё в роддоме в мае 2019 года по жалобе врачей. Медики тогда сообщили в опеку о роженице, которая отказывается от антиретровирусной терапии. В итоге женщину не только попытались лишить родительских прав, но и завели в отношении неё уголовное дело за попытку заразить малыша. Между тем Людмила утверждает, что в её действиях не было злого умысла, просто она не верила в реальность инфекции и сомневалась в своём диагнозе. При этом отец ребёнка также ВИЧ-положителен, однако применяет АРВ-терапию.
«Думала, что вируса нет»: суд вернул изъятого органами опеки ребёнка семье ВИЧ-положительной петербурженки
  • © Павел Львов/РИА Новости; Maxim Marmur / AFP

43-летняя Людмила П. (имя героини изменено) приехала в Санкт-Петербург четыре года назад — её старшие дети, сын и дочь, поступили в вузы, и женщина решила помочь им обосноваться в большом городе. Вскоре она встретила мужчину, началась совместная жизнь.

Как рассказала RT сама Людмила, в 2017 году она сделала тест на беременность.

«Тест показал положительный результат. Я обратилась в женскую консультацию, сдала анализы, но беременность не подтвердилась. Вместо этого врачи ошарашили страшной новостью, что у меня положительный анализ формы 50 (ВИЧ) и рекомендовали сдать анализы в СПИД-центре», — вспоминает Людмила. 

При этом, по её словам, медики сказали, что, в принципе, результат анализов сомнительный. Второй анализ, сданный анонимно, также оказался сомнительным. Именно слово «сомнительный», уверяет женщина, заставило её критически относиться к поставленному диагнозу.

«Если он есть, то почему результат сомнительный? Значит, что-то не так с моей кровью, с гормонами. Кроме того, я полезла в интернет, а там обычные люди и академики пишут, что вируса нет, а умирают все не от СПИДа, а от тяжелейшей терапии, которую раньше использовали для лечения больных раком. И я решила, что не буду себя травить, ничего у меня нет... Так и успокоилась», — вспоминает Людмила.

Специалисту было до лампочки

  • Facebook
  • © СПб ГБУЗ «Центр СПИД и инфекционных заболеваний»

Осенью 2018 года Людмила П. забеременела. В платной клинике, где ей сделали УЗИ, врач сообщила женщине, что беременность развивается хорошо. Однако когда она встала на учёт в женской консультации, ей вновь сообщили, что у неё ВИЧ-положительный статус, и предложили встать на учёт в СПИД-центре.

При этом сама врач, по словам Людмилы П., сказала, что ей как специалисту, ведущему беременную, «до лампочки, встанет ли она на учёт в центре или нет».

«Однако в моей карте на первой странице стояла галочка напротив графы «ВИЧ». Я была дома, когда у меня начались схватки, и врачам, приехавшим на вызов, я сообщила, что у меня диагноз B23 (болезнь, вызванная вирусом иммунодефицита человека, проявляющаяся в виде других состояний. — RT). Почему меня привезли в обычный роддом, я не знаю», — вспоминает женщина. 

Также по теме
«ВИЧ-диссидентство»: в Иркутске расследуют смерть ребёнка, мать которого считала неизлечимую болезнь мифом
В Иркутске следователи выясняют обстоятельства смерти четырёхмесячной девочки. Её мать была ВИЧ-инфицированной, но не верила в болезнь...

По её словам, в роддоме врачи спрашивали у бригады скорой, зачем они привезли к ним ВИЧ-инфицированную. 

«Когда я родила, мне положили ребёнка на живот, я хотела его обнять, но мне запретили трогать его руками», — рассказывает Людмила.

Собеседница настаивает, что ни до беременности, ни после родов никто не удосужился объяснить ей необходимость применения антиретровирусной терапии.

«Когда я родила, мне сказали, что мой ребёнок здоров, но ему надо дать терапию. В моём сознании терапия была ядом, и я попросила не давать её ребёнку сейчас, так как он слаб и должен окрепнуть. В ответ на это мне принесли бланк, содержание которого я не помню», — уверяет Людмила.

Так, по её словам, она и подписала отказ от лечения ребёнка. А на второй день врачи роддома обратились в опеку муниципального образования Звёздное Московского района Санкт-Петербурга, так как роженица попыталась кормить младенца грудью. Как объясняет сама собеседница, ей не предлагали смесь.

«Ко мне зашла врач и разбудила ребёнка, который до этого спал. Малыш стал кричать, и я, чтобы успокоить, взяла его на руки и попыталась начать кормить, — вспоминает она. — В этот момент в дверь вошли какие-то женщины и потребовали, чтобы я написала объяснительную. После этого они сообщили, что мне сына больше не вернут».

В роддоме №9 Московского района Санкт-Петербурга, где рожала Людмила, ситуацию комментировать не стали.

  • globallookpress.com
  • © Anton Kavashkin/Russian Look

Борьба за сына

Между тем почти сразу после изъятия ребёнка органы опеки и попечительства обратились с иском в Московский районный суд Санкт-Петербурга с требованием лишить гражданку Людмилу П. родительских прав. Кроме того, после изъятия младенца у ВИЧ-инфицированной женщины в УМВД России по Московскому району Петербурга в отношении неё возбудили уголовное дело по ч. 1 ст. 122 УК РФ (заражение ВИЧ-инфекцией). В настоящий момент расследование продолжается, полиция ход следствия не комментирует.

Людмила и её гражданский супруг, также имеющий ВИЧ-положительный статус, решили вернуть сына. 11 июля пара заключила официальный брак и обратилась в Московский районный суд с иском о восстановлении отцовства и передачи ребёнка на воспитание отцу.

В ходе судебных заседаний по передаче ребёнка мужу Людмилы представители опеки настаивали на том, чтобы он прошёл генетическую экспертизу на установление отцовства, и заявляли, что семья социально опасная и может заразить ребёнка. 

«На заседании по отцовству мы пытались доказать, что отец не делал ничего противоправного в отношении ребёнка. Судья также была на нашей стороне. Но опека считала, что мы, как ВИЧ-инфицированные люди, так или иначе заразим ребёнка, не будем его лечить. Вдруг ребёнок погибнет. Нас назвали социально опасной семьёй», — вспоминает Людмила П.

Людмила с супругом представили суду документы, подтверждающие то, что они начали применять АРВ-терапию и встали на учёт в СПИД-центре. 13 сентября  Московский районный суд Санкт-Петербурга постановил передать ребёнка отцу, а 16 сентября родители забрали мальчика из детского дома.   

Также по теме
«Реакции родственников эмоциональные»: патологоанатом о ВИЧ-диссидентах, суевериях и пользе своей работы
В первой серии своего совместного с RT проекта Антон Красовский вёл беседу с одним из самых публичных ВИЧ-диссидентов России —...

«Конечно, без проблем не обошлось — в доме ребёнка просили печать о вступлении решения в законную силу. Видно было, что они не хотят отдавать ребёнка, но мы пригрозили им ответственностью за неисполнение судебного решения», — поделилась впечатлениями женщина.

Однако на этом борьба Людмилы не закончилась. На 11 ноября назначено судебное заседание по лишению женщины родительских прав. Кроме того, в отношении неё продолжается расследование по уголовному делу по ст. 122 УК РФ.

«Когда моя подзащитная давала показания, то к материалам уголовного дела были приобщены документы о том, что она изменила отношение к своему здоровью и здоровью своего ребёнка, — рассказывает RT адвокат Людмилы Ольга Кривонос. — Людмила призналась, что была неправа в том, что не пошла в СПИД-центр, но это не означает, что она намеренно желала причинить ребёнку вред кормлением грудью. Её бездействие не приравнивается к желанию заразить малыша ВИЧ-инфекцией».

Ошибка в тексте? Выделите её и нажмите «Ctrl + Enter»
Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен
Сегодня в СМИ
Загрузка...
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить