Старт переговоров в Вене и новая звезда иранской политики

Короткая ссылка
Юлия Юзик
Юлия Юзик
Журналист

В Вене начался долгожданный седьмой раунд переговоров по ядерной сделке между Ираном, США и «4 + 1».

В мировой политике это, возможно, главное событие уходящего 2021 года.

Во-первых, потому, что возможность обладания Ирана ядерным оружием весь год не сходила с обложек газет. Во-вторых, переговоры в Вене (с толпами журналистов и политиков) — возможно, последнее массовое и публичное политическое шоу на фоне новостей об омикрон-штамме, который скоро закроет границы всех стран и вернёт мир в жесточайший режим изоляции и локдауна.

Поэтому предлагаю вам понаблюдать за политическим батлом между США и Ираном, проходящим в интерьерах венских дворцов, вместе.

Это не просто красиво — на венских политических подмостках в случае иранской удачи может родиться звезда следующего иранского президента.

Но обо всём по порядку.

1. Переговоры по иранской ядерной сделке вдруг решено было переместить из Grand Hotel, где традиционно проходили «ядерные» встречи, в отель Palais Coburg («Дворец Кобург»).

Журналисты уже выяснили, что иранская делегация, состоящая из 40 человек, будет жить в номерах стоимостью около €1550 в сутки, и перевели это в девальвированную иранскую национальную валюту, чтобы показать иранской аудитории, какое дорогое удовольствие эти переговоры, которые в шести предыдущих раундах не принесли никаких результатов.

2. Для журналистов рядом с Palais Coburg специально построили белоснежный дворцовый шатёр с обогревом, столами, стульями, люстрами, кофемашинами и даже самоварами — традиционным чайным атрибутом для России и Ирана.

3. Накануне переговоров США и Иран обменялись по традиции пикирующими заявлениями. Спецпосланник Байдена по Ирану Роб Малли предупредил, что в случае, если Иран продолжит тянуть время и обогащать уран до оружейного уровня, США приступят к мерам принуждения.

Иран в лице спикера МИД Саида Хатибзаде в миллионный раз обвинил США в срыве сделки Трампом в 2018-м.

Также по теме
Российский постпред отметил продвижение в переговорах по иранской ядерной сделке
Участники переговоров договорились о срочных дальнейших шагах по реализации Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) в рамках...

4. Активнейшую роль в работе с иранской стороной играет Россия. Twitter постоянного представителя РФ в Вене Михаила Ульянова на время переговоров переходит в разряд телеграфного агентства, сообщающего о ходе переговоров. Вчера вечером, например, Ульянов запостил фото «предваряющей начало переговоров встречи представителей России, Ирана и Китая», показывая, что Иран доверяет России и Китаю больше, чем европейцам и американцам.

5. Китайский дипломат был столь впечатлён интерьерами дворца, что пришёл на дипломатическую встречу в фиолетовой бабочке. Впрочем, возможно, после рабочей рутины он собрался на какой-то венский бал (хотя Вена стремительно закрывается на локдаун).

  • Twitter
  • © Amb_Ulyanov

6. Все иранские СМИ выходят сегодня с обложками, посвящёнными венским переговорам. Иранцы как мантру повторяют тезис о серьёзности своих намерений заключить сделку. Об этом заявил уже в Вене и главный иранский переговорщик Али Багери Кани.

Однако господин Ульянов высказался о настоящем настрое Тегерана интригующе: «Китай, Иран и Россия провели сегодня трёхсторонние неформальные консультации в рамках подготовки официального возобновления переговоров. Обмен мнениями был полезен прежде всего для лучшего понимания обновлённой переговорной позиции Тегерана».

7. Наконец, эти переговоры по ядерной сделке необычны тем, кто представляет Иран в этой важнейшей сделке. Едва ли не впервые верховный лидер Ирана отодвинул от стратегических переговоров с США и Европой собственно главу МИД — и назначил ответственным ядерным переговорщиком члена своей семьи.

8. Мало замеченный журналистами факт говорит о том, что правитель Ирана не очень-то доверяет известным опытным, блистательным дипломатам своего МИД (экс-министр иностранных дел Джавад Зариф, автор ядерной сделки 2015 года, сослан Хаменеи на преподавательскую кафедру, племянник второго переговорщика МИД Аббаса Аракчи, которого ещё весной мы видели в Вене, получил несколько лет тюрьмы).

Для меня самым впечатляющим фактом стало то, что в стратегических вопросах — коим ядерная сделка, несомненно, и является — Хаменеи не доверяет даже собственноручно взращённому им КСИР.

Да, он назначил главой МИД Хосейна Амира Абдоллахияна, протеже главы сил «Кудс» Касема Сулеймани, но технично вывел его именно из переговоров в Вене.

Почему? Вот это самый интересный вопрос.

Также по теме
Гутерреш назвал важным шагом возвращение Ирана к переговорам по ядерной сделке
Возвращение Ирана к переговорам по восстановлению Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) является важным шагом. Об этом...

Вариантов может быть несколько. Хаменеи сегодня не верит своему окружению и боится заговоров, особенно со стороны самого влиятельного силового института страны. Хаменеи хочет оставить во главе страны если не своего сына, то в любом случае члена своей семьи, то есть, несмотря на заявленную форму правления «исламская республика», любая восточная диктатура так или иначе стремится к перерождению в семейную монархию — если не де-юре, то де-факто.

Чтобы было понятнее: Али Багери Кани (1967), которого европейские журналисты уже успели прозвать «жёстким переговорщиком», является родным братом мужа Ходы Хаменеи, младшей дочери духовного лидера Ирана Али Хаменеи. Оба брата — и Месбах ол-Хода, и Али Багери Кани — происходят из очень известной и влиятельной семьи шиитских мулл.

Что косвенно подтверждает то, насколько важно для Хаменеи сохранить Иран именно как исламскую республику, работающую по принципу «велаят-э факих», суть которого достаточно замысловата: пока шииты ждут прихода (сокрытого) 12-го имама, его неограниченные властные полномочия передаются исламскому богослову, «мудрецу». Коим уже 30 с лишним лет в Иране и является сам Хаменеи.

Сложно, но попробую объяснить российскому читателю: это как если бы в ожидании второго пришествия Иисуса Христа всю власть в стране — экономическую, правовую с правом казнить-миловать, военную — сосредоточил в своих руках совет выпускников семинарии с правом выбирать пожизненного «представителя Иисуса». А кто не согласен, что данный выпускник семинарии и есть «заместитель Иисуса Христа до его второго пришествия», — welcome на виселицу. В общем, имам Хомейни, придумавший для Ирана эту модель государственного устройства, не ограничивал полёт своей фантазии ничем. Но я отвлеклась от ядерной сделки.

Также по теме
Иранская АЭС в Бушере В поисках золотой середины: чего ожидать от нового раунда переговоров по иранской ядерной сделке
В Вене стартовал седьмой раунд переговоров по восстановлению иранской ядерной сделки (СВПД). По словам российского постпреда при...

Итак, чтобы дипломаты и переговорщики лучше представляли себе, кто возглавляет иранскую команду, перед ними сидит человек, с которым господин Хаменеи обедает вместе за одним столом. И этот прекрасный дипломат не принимает ни одно, даже промежуточное, решение без согласования с рахбаром (лидером) Ирана.

Формально состав иранской делегации выглядит так: три заместителя министра иностранных дел (самого министра нет) — это, собственно, Багери, замминистра по правовым вопросам Наджафи и заместитель по экономике Сафари, а также представители министерств нефти и экономики (выход иранской нефти на рынок наверняка обвалит цены), Центробанка и господин Харрази, представляющий Высший совет по международным отношениям.

То есть когда будут объявляться условные кофе-брейки, некто из иранской делегации будет выходить на контакт с Тегераном и согласовывать каждый миллиметр продвижения сделки с господином Хаменеи (через посредника, но тем не менее). Говорят, предыдущие переговоры Зарифа курировались Касемом Сулеймани.

В этой конструкции воззвания к президенту ИРИ господину Раиси со стороны вашингтонских лоббистов сделки и чиновников и вправду выглядели несколько наивно.

  • Али Багери в Москве, 2012 год
  • © REUTERS/Sergei Karpukhin

Ибо команда переговорщиков, которую мы видим в Вене, говорит только об одном: сегодня ни один человек в Иране не может принимать никаких решений по сделке, кроме лица №1. И у господина Хаменеи нет более доверенных лиц, чем члены его семьи.

И у господина Али Багери Кани более чем блестящие политические перспективы в Иране, если сделка не сорвётся. Можно сказать, что Али Хаменеи выводит его сегодня в Вене на мировую политическую сцену.

Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.

Самые свежие новости России и мира на нашей странице в Facebook
Ранее на эту тему:
Сегодня в СМИ
Загрузка...
Уважаемые читатели, оставленные вами ранее комментарии в процессе миграции из-за смены платформы. В ближайшее время все диалоги вернутся
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить