Годовщина убийства Сулеймани

Короткая ссылка
Юлия Юзик
Юлия Юзик
Журналист

На календаре 3 января, тот момент, когда мир сидит по домам и празднует Новый год и Рождество. Но Ирак, Иран, Ливан и весь шиитский мир сегодня не спит.

01:20 ночи — время трагедии в аэропорту Багдада, когда 3 января 2020 года авиаударом с воздуха была уничтожена машина, в которой находился генерал Касем Сулеймани. С ним вместе погиб Абу Махди аль-Мухандис, лидер шиитской военизированной группировки «Катаиб Хезболла», действующей на территории Ирака и Сирии, и основатель Сил народной мобилизации (проиранских милиций в Ираке).

Смерть иранского государственного деятеля и одного из главных мировых борцов с «Исламским государством»* вызвала мощную мировую реакцию, а 11 января 2020-го президент Ирана Хасан Рухани издал указ об объявлении 3 января Всемирным днём сопротивления (World Day of Resistance).

Весь шиитский мир, та самая «ось сопротивления», сегодня бурлит и кипит — в Иране, Ираке, Палестине, Сирии, Йемене, Ливане, Латинской Америке и даже в Африке.

США и Пентагон ожидают возмездия, и Трамп заранее предупредил Иран, что в случае любого удара по американским объектам последует немедленный сокрушительный ответ. Вплоть до нанесения удара по ядерным объектам Ирана.

Сегодня ночью Ирак не спит: в городах собираются толпы людей, которые в 01:20 ночи отмечают траурную годовщину на улицах, а потом выдвигаются с маршем на Багдад.

С призывом выйти на марш за несколько дней до этого обратился шейх Каис аль-Хазали, командующий проиранскими милициями в Ираке, и к концу дня будет понятен примерный количественный состав иранского актива в сегодняшнем Ираке. Несколько десятков тысяч человек? Сотни тысяч? Миллион?

И во что может перерасти этот «марш на Багдад»? Вот самый главный вопрос сегодня.

Также по теме
«Ужасное прошлое»: как власти США объясняют убийство Сулеймани
Атаки на американские объекты, которые якобы готовил иранский генерал Касем Сулеймани, были «неотвратимы», заявил Дональд Трамп. Он...

Так, 1 января израильский телеканал @kann_news публиковал экстренное заявление: «ЦАХАЛ готовится к атаке Ирана, которая будет осуществлена иракскими и йеменскими ополченцами и объединит дистанционно управляемое оружие, включая ракеты и дроны».

Новость тут же и не без удовольствия опубликовал на своём официальном канале Корпус стражей Исламской революции (пасдаранцы, как говорят в народе).

Правда, пятью днями раньше тот же ЦАХАЛ устами своего пресс-секретаря, бригадного генерала Хеди Зильбермана, туманно прокомментировал информацию, которая разошлась по иранской и арабской прессе, о том, что израильская подлодка выдвинулась в сторону Ирана: «Израильские субмарины находятся в разных местах, далёких и близких».

«Далёким и близким» был также знаменитый американский авианосец Nimitz, патрулировавший воды Персидского залива.

1 января все без исключения иранские газеты написали о том, что война возможна как никогда раньше и Иран к ней готов. Министр иностранных дел Ирана Джавад Зариф: «Исламская республика избегает военного конфликта, но готова обеспечить эффективную оборону».

В общем, все стороны возможного конфликта — Иран, Израиль, США — помахали друг другу тем самым большим, что у них есть, дабы остудить взаимный пыл.

Но вот кому точно не позавидуешь в этой разогретой до предвоенного состояния ситуации — это премьер-министру Ирака Мустафе аль-Казыми, который принял руководство страной в мае этого странного 2020 года и за это время успел сделать немало для того, чтобы привести страну в чувство.

Сулеймани и аль-Мухандиса убили на территории Ирака, поэтому все траурные движения пройдут в Ираке. В Тегеране нет американского посольства, а в Багдаде оно есть, и устроить бучу возле него или запустить несколько ракет — самая простая и счастливая цель для иранского «возмездия».

А то, что прилетит от разъярённого Трампа обратно, — совершенно непредсказуемо, зато предсказуемо — куда: да-да, в Ирак. Трамп может закрыть посольство, вывести американскую группировку и оставить аль-Казыми наедине с иранцами. Может нанести авиаудары по Ираку. Может успеть обвинить Ирак в пособничестве террористам и засанкционировать по иранскому или сирийскому типу, и тогда Ираку не останется ничего другого, как войти в финансовый союз, уже заключённый Сирией и Ираном, с созданием собственного внутреннего SWIFT.

Возможно, это было бы хорошим рождественским подарком Ирану, ведь последний год его отношения с Ираком, стратегическим партнёром в регионе, серьёзно ухудшились. Пользуясь пандемией, аль-Казыми закрыл границы с Ираном для ежегодных паломничеств (и для всего остального, что проникало в Ирак под видом паломников).

Несмотря на то что 30% суточной потребности в электроэнергии Ирака обеспечивает Иран, Багдад, воспользовавшись новой серией банковских санкций США в отношении иранских банков, заморозил все иранские деньги в собственных банках и туманно отвечал о сроках их разморозки. Так Ирак оставил у себя более $6 млрд иранских денег, и вытаскивать их с октября пытается управляющий Центрального банка Ирана Абдольнасер Хеммати.

И это всё при том, что Ирак по итогам девяти месяцев текущего иранского года стал вторым по значимости иранским экспортёром по ненефтяной торговле ($5,9 млрд).

Но тренд, как говорится, в том, что премьер-министр Ирака аль-Казыми пытается вывести страну из иранской орбиты влияния, приведя в неё американские энергетические компании и плавно переподключив Ирак к саудовским электросетям.

Это не может устраивать Тегеран категорически: без Ирака рушится вся иранская стратегия выхода в Сирию, и поэтому происходящие сегодня многотысячные марши по Ираку и обещания возмездия американцам за гибель Сулеймани и аль-Мухандиса рискуют перерасти в военный конфликт и сделать Ирак площадкой боевых действий между Ираном и США.

Это прекрасно понимает аль-Казыми, именно поэтому ровно неделю назад, в воскресенье, экстренная неофициальная делегация из Багдада прилетала в Тегеран: чтобы добиться гарантий того, что траурная «годовщина» в Багдаде пройдёт мирно и без эксцессов.

Неизвестно, как прошёл этот разговор, но известно, что после возвращения делегации в Ирак иракский суд выдал ордер на арест Абу Али аль-Аскари, начальника службы безопасности «Хезболлы».

Al Jazeera сообщает о том, что приговор является «беспрецедентным» против «иракских сил сопротивления» и основан на 4-й статье закона Ирака о терроризме.

Словом, иракский премьер-министр вступил в львиную схватку с Тегераном.

За сутки до начала траурных мероприятий «зелёная зона» Багдада оцеплена иракскими силами безопасности, перекрыты все дороги к ней. Никто не пройдёт и не проедет к посольству США, толпы, пытающейся прорваться к посольству, как в декабре 2019-го, сегодня не будет. Но ракетам блокпосты помешать не могут.

  • С 2 на 3 января «зелёная зона» Багдада была оцеплена силами антитеррористической коалиции Ирака

«Никто не должен недооценивать нашу способность защищать наши силы или действовать решительно в ответ на любое нападение», — отвечает Тегерану командующий силами США на Ближнем Востоке генерал Фрэнк Маккензи.

Рванёт или не рванёт? Площадь Тахрир сегодня приковывает к себе внимание всего мира. До конца правления Трампа остаётся две недели, они и будут решающими для Ближнего Востока.

* «Исламское государство» (ИГ) — организация признана террористической по решению Верховного суда РФ от 29.12.2014.

Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.

Добавьте RT в список ваших источников
Ранее на эту тему:
Сегодня в СМИ
Загрузка...
Уважаемые читатели, оставленные вами ранее комментарии в процессе миграции из-за смены платформы. В ближайшее время все диалоги вернутся
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить