Внутреннее дело Европы

Короткая ссылка
Дмитрий Лекух
Дмитрий Лекух
писатель

В пятницу в Германии произошло событие, равно — парадоксальным образом — «ожидаемое, но неожиданное». С одной стороны, чуть ли не всеми более или менее вменяемыми консервативными политическими аналитиками предсказанное, но определённые атлантистские силы в Европе тем не менее внезапно обескуражившее: бундестаг Германии отказался голосовать за предложение местных немецких зелёных об остановке энергетического проекта «Северный поток — 2».

Также по теме
«Крупный инфраструктурный проект»: главы шести земель ФРГ выступили за завершение строительства «Северного потока — 2»
Премьер-министр немецкой земли Мекленбург — Передняя Померания Мануэла Швезиг сообщила, что «Северный поток — 2» реализован на 97%....

Причём сделано это было даже как-то не по-европейски цинично, жёстко и определённо: зелёные в своём требовании остановить проект в ответ на инцидент с Алексеем Навальным демонстративно были оставлены бундестагом в тоскливом политическом одиночестве. Остальные фракции с ними даже не стали спорить, а просто отправили решение «в профильный комитет» — как неподготовленное. А с учётом того, что именно глава комитета по экономике и энергетике бундестага Клаус Эрнст и ранее, и сейчас довольно жёстко выражал поддержку проекту «Северный поток — 2», о судьбе данного судьбоносного документа в профильном комитете можно даже и не гадать. Резолюция на него в любом случае будет отрицательной — тут даже и к фрау Ангеле не ходи.

При этом скажем сразу: уровня давления, оказываемого на проект «Северный поток — 2» хорошо известными силами как в Европе, так и далеко за её пределами, это, безусловно, не снизит, хотя судьбу его всё-таки некоторым образом облегчит. Оно — это давление — для этого слишком серьёзно и системно, слишком высоки ставки.

Более того, даже физическое завершение строительства вовсе не может гарантировать успешной эксплуатации газопровода: то, что сейчас происходит, — это всего лишь один небольшой эпизод довольно долгой войны. Можно сказать, бои местного значения. Тем не менее определённые рубежная и правовая отметки этим решением бундестага, безусловно, всё-таки пройдены. И теперь чисто юридически не форс-мажорными, скажем так, методами остановить «Северный поток — 2» на нынешнем этапе будет намного сложней.

Тут всё просто.

В принципе, наезд на не достроенный пока что газопровод, безусловно, не просто ожидался — он ожидался именно в это время и приблизительно по этой же схеме. Логика тут проста: обыкновенное решение вопросов экономической конкуренции политическими методами — этого никто даже и не скрывает. Можно подумать, это происходит впервые. Неожиданным тут, может, было только шитое не просто белыми нитками, но и ещё довольно топорными стежками дело «об отравлении блогера Навального», имеющее собственно к газопроводу такое же отношение, как киевский дядька к произрастающей в огороде бузине. То есть примерно никакого.

Ну и внезапное участие в его «медийном освещении» настолько знаковой фигуры, как сама бундесканцлерин фрау Меркель. И мы сегодня можем только предполагать, что именно заставило такого опытного политика ступить на столь скользкий и ущербный — прежде всего для её собственной репутации — маршрут.

Впрочем, Бог ей тут судия. Понятно, что у потенциальных бенефициаров «казуса Навального» хватало рычагов для давления и на канцлера: в конце концов, те же американцы открыто называют Германию «страной с ограниченным суверенитетом».

Так уж исторически сложилось, что свои счета на уровне «победителя во Второй мировой войне» англосаксы предъявляют куда жёстче и конкретней, чем это делалось победителями в этой же войне, но со стороны СССР. И крайне наивно предполагать, что в отношении канцлера «нет рычагов управления» не только у США, но и, скажем, у Великобритании. Хотя это в любом случае исключительно наши журналистские догадки, конечно, и модная «теория заговора». А если говорить холодно и объективно, то нужно эту необычную позицию фрау Меркель просто прагматически воспринимать как данность.

Как уже свершившийся в международной политике несколько неприятный факт. А не гадать отчего и почему — это просто уже случилось. И нам теперь предстоит с этим каким-то образом сосуществовать.

И, кстати, несмотря на очевидный кризис, возникший в российско-германских отношениях, происходящее вовсе не означает, что глава правительства ФРГ так уж горит желанием прихлопнуть именно проект «Северный поток — 2».

Также по теме
Еврокомиссия «Больше накажет себя, чем Россию»: какие риски для ЕС может нести отказ от «Северного потока — 2»
Председатель Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен назвала проект строительства газопровода «Северный поток — 2» «крайне политическим»....

Вот как раз этого-то, а именно закрытия второго «Северного потока» (тут не надо ничего придумывать — довольно посмотреть на итоги голосования, в том числе правящей партии в бундестаге по вопросу о «Северном потоке — 2»), фрау Меркель, ежели будет такая ситуация, хотела бы по возможности избежать. И вовсе не оттого, что хорошо относится к России или пытается сдержать, вне всякого сомнения, дававшиеся ею ранее обещания российской стороне проекта.

Всё куда проще и циничней, мы не раз об этом уже писали: «Северный поток — 2» — это уже давно вовсе не российский проект.

И, чтобы не повторяться, просто приведём слова депутата всё того же бундестага, члена комитета по международным делам Вальдемара Гердта: «Северный поток — 2» — это не немецкий и не российский проект. В нём участвуют более 100 фирм. Все они получили разрешение, прошли соответствующие процедуры и вложили деньги. Если мы сейчас политическим решением остановим «Северный поток — 2», то нам грозит более €10 млрд штрафных санкций. То есть возмещение ущерба всем этим фирмам».

От себя только добавим, что, во-первых, большинство этих фирм не российские, а именно европейские (это раз). А кроме того, господин Гердт слишком оптимистичен в оценках потерь европейских экономик (и это, вне всякого сомнения, два): даже прямой ущерб будет много выше, о системных же потерях, в частности в германской промышленности, в этом случае лучше, наверное, даже и вовсе не говорить.

И долгосрочные последствия гипотетического срыва строительства «Северного потока — 2» будут настолько серьёзнее текущих — да, многомиллиардных выплат, — о которых переживают сейчас депутаты бундестага, что их даже нелепо сравнивать. Фактически речь может идти о прекращении развития, а то и вообще о сворачивании солидного сектора собственно европейской промышленности: машиностроения, электротехнической и химической индустрии. Энергоёмкость которой, в случае сохранения нынешних технологических трендов (это общее место) должна только возрастать — если она, разумеется, собирается развиваться.

А никакой другой генерацией, кроме газовой, этих вопросов в среднесрочной перспективе в Европе решить просто невозможно: атомная энергетика в той же Германии под жёстким табу, да и традиционная угольная генерация доживает последние годы.

Что же касается гипотетических потерь российской стороны, то они далеко не настолько существенны: ну, в конце концов, построит «Газпром» вместо трубопровода по дну Балтики мощности по производству СПГ на её же, Балтики, побережье — что построенному сухопутному участку-то пропадать. Это лет десять назад у нас подобного рода технологий тупо не было, сейчас ямальский СПГ всё уже всем доказал.

Также по теме
Призыв ввести санкции и отказаться от «Северного потока — 2»: Европарламент принял резолюцию по ситуации с Навальным
Депутаты Европейского парламента утвердили резолюцию, касающуюся инцидента с Алексеем Навальным. В документе содержатся призывы ввести...

Да, определённые потери будут, безусловно, но не стоит забывать, что на дне холодного Балтийского моря лежат сейчас, вообще-то, не столько русские, сколько европейские деньги: именно поэтому и министр энергетики России Александр Новак, и постпред России при ЕС Владимир Чижов буквально незадолго до описываемых событий выразили уверенность, что «проект «Северный поток — 2» устоит». И решение бундестага, отвергнувшего «антирусскую» (на самом деле — антиевропейскую) инициативу зелёных, эту уверенность только подтвердило.

Ещё раз — тут всё просто: по сути, когда речь идёт о «Северном потоке — 2», речь идёт о европейском проекте. И во многом больше говорит нам сейчас о состоянии дел именно в странах условного Запада, об их — континенталистов и атлантистов — разборках между собой, чем об их взаимоотношениях с Россией. И как бы нам ни внушали обратное, горести и радости североевропейского газопровода «Северный поток — 2» — это во многом вообще не наше дело, а внутреннее дело Европы.

И мы вовсе не обязаны так и продолжать постоянно таскать для них каштаны из огня.

А всё, что нас сейчас по-настоящему занимает, так это как бы они в угоду своей «западной солидарности» и прочим «демократическим ценностям» не грохнули свою собственную, европейскую промышленность. Потому как, если она у них будет, то они всё равно достроят вместе с нами (точнее, с нашей помощью) «Северный поток — 2». И будут традиционно покупать именно идущий по нему «русский трубопроводный газ». И вовсе не потому, что он «русский». А просто оттого, что это качественный, доступный, сравнительно дешёвый и для европейской экономики критически необходимый товар.

Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.

Добавьте RT в список ваших источников
Ранее на эту тему:
Сегодня в СМИ
Загрузка...
Уважаемые читатели, оставленные вами ранее комментарии в процессе миграции из-за смены платформы. В ближайшее время все диалоги вернутся
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить