«Нужны объединённые усилия»: продолжит ли Иран сокращать свои обязательства в рамках СВПД

Совместная комиссия по иранской ядерной сделке на встрече в Вене, в которой участвовали делегации Ирана, России, Китая, Великобритании, Франции и Германии, призвала Тегеран воздержаться от дальнейшего прекращения ряда обязательств по СВПД. Тем не менее замминистра иностранных дел РФ Сергей Рябков констатировал, что в нынешней ситуации добиться этого без каких-либо дополнительных условий «совершенно нереалистично». С точки зрения политологов, Иран лишь стремится добиться снятия или ослабления американских санкций, которые крайне неблагоприятно сказываются на его экономике. При этом эксперты полагают, что СВПД ещё «можно спасти», но для этого необходимы объединённые усилия европейских стран — участниц ядерной сделки.
«Нужны объединённые усилия»: продолжит ли Иран сокращать свои обязательства в рамках СВПД
  • РИА Новости
  • © Сергей Мамонтов

Представители России, Китая, Британии, Франции и Германии, которые входят в состав совместной комиссии по Ирану, призвали Тегеран воздержаться от сворачивания обязательств по Совместному всеобъемлющему плану действий (СВПД). Об этом сообщил заместитель министра иностранных дел РФ Сергей Рябков по итогам воскресного заседания пятёрки в Вене.

Он отметил, что к 4—5 сентября Иран собирается вновь приостановить выполнение части своих обязательств по СВПД. 

«Есть участники (ядерной сделки. — RT), которые считают, что Иран без каких-то дополнительных оговорок, условий и требований должен вернуться к полному выполнению своих обязательств. Но в нынешней ситуации это совершенно нереалистично», — сказал Рябков. 

Также по теме
Авианосец USS Abraham Lincoln проходит на юг по Суэцкому каналу, 9 мая 2019 года «Не угроза, а мишень»: как Иран отвечает на попытки давления со стороны США
Госсекретарь США Майк Помпео заявил, что Вашингтон не хочет начинать войну с Ираном. По словам дипломата, цель американцев — «изменить...

Заключённая в 2015 году международная сделка по иранской ядерной программе оказалась под ударом в мае 2018 года, когда из неё вышли США. В том же году президент Соединённых штатов Дональд Трамп распорядился возобновить американские санкции против Ирана.

В мае этого года Тегеран официально объявил, что со своей стороны намерен постепенно прекращать выполнение некоторых пунктов ядерной сделки. Это, как подчёркивали иранские официальные лица, было сделано в ответ на действия США. Президент Ирана Хасан Рухани сообщил 8 мая, что его страна на 60 суток приостанавливает предусмотренную ядерной сделкой продажу обогащённого урана. В Тегеране указали, что за это время США должны вернуться к своим обязательствам в рамках СВПД. С 7 июля Иран приступил ко второму этапу «ответа» на американские действия, объявив, что превысит запасы низкообогащённого урана, предусмотренные ядерной сделкой. Третий этап должен наступить в сентябре.

Вопросы и позиции

Заседание в Вене стало своего рода подготовительным этапом в дальнейшей дискуссии по СВПД. Сложившуюся ситуацию будут обсуждать на встрече глав МИД стран — участниц ядерной сделки. Дата этого заседания пока неизвестна, но, по словам заместителя руководителя внешнеполитического ведомства Ирана Аббаса Аракчи, оно состоится в ближайшее время.

  • Президент Ирана Хасан Рухани
  • Reuters
  • © Brendan Mcdermid

«Встреча в Вене не решила все вопросы, но прояснила позиции каждой присутствующей там стороны» — так оценил в беседе с RT значимость переговоров в австрийской столице старший научный сотрудник Института востоковедения РАН Владимир Сажин.

В частности, по его мнению, стало очевидным, что ядерную сделку «ещё можно спасти». 

«Однако для этого нужны объединённые усилия как Ирана, так и в первую очередь европейских соавторов СВПД: Франции, Великобритании и Германии. Они в январе запустили инструмент по поддержке коммерческих транзакций INSTEX, который должен был помочь обойти американские санкции против Ирана. Пока он работает в тестовом варианте и направлен в основном на обеспечение Ирана гуманитарными товарами: медикаментами, медицинским оборудованием, продовольствием и так далее. А для Ирана главное — возможность продажи своей нефти», — подчеркнул Сажин.

Он отметил, что возобновление нефтяного экспорта жизненно важно для иранской экономики, которая очень сильно зависит от продажи энергоносителей. За то время, что действуют американские санкции, экспорт нефти из Ирана упал в восемь раз, напоминает Сажин. При этом стратегическая цель Вашингтона заключается в том, чтобы снизить этот показатель до нуля, констатирует эксперт. 

«Это, конечно, нереально. Но возможность значительно сократить иранский экспорт у американцев есть», — говорит Сажин.

Между тем Аббас Аракчи по итогам встречи по ядерной сделке в Вене заявил, что INSTEX пока не работает, но находится в стадии подготовки и, по мнению официального Тегерана, должен стать только одним из многих механизмов легального обхода американских санкций. 

Впрочем, о каких именно механизмах идёт речь, Аракчи не уточнил. При этом эксперты полагают, что он подразумевал работу над «расчётами за нефть в национальных валютах».

«Уходя от доллара, страны и компании будут заниматься покупкой иранской нефти и постепенно выйдут из-под американских санкций. Вторым вариантом является бартер: поставки иранской нефти в обмен на товары стран — импортёров этой нефти», — пояснила в беседе с RT эксперт по Ирану Ирина Фёдорова.

«Большая проблема»

Европа заинтересована в том, чтобы американские санкции с Ирана были сняты и нормальное экономическое сотрудничество с этой страной развивалось, ведь страны ЕС вложили большие средства в иранскую экономику, говорят эксперты. 

«Однако политика есть политика, а бизнес есть бизнес. Да, европейские дипломаты и политики выступают против того, чтобы США давили на иранскую экономику. Но европейский бизнес не хочет подпадать из-за Ирана под жёсткие американские санкции», — отмечает Сажин.

  • Тяжеловодный исследовательский ядерный реактор в Араке, Иран
  • Reuters
  • © ISNA/Hamid Forootan

Всё это не способствует изменению позиции ЕС, считают эксперты. Между тем необходимость компромисса с Ираном диктуется не только экономическими, но и политическими соображениями, поясняет Ирина Фёдорова. 

В день переговоров в Вене было объявлено о том, что Тегеран возобновит работу ядерного реактора на тяжёлой воде, который расположен в городе Арак, напомнила эксперт. Соответствующее заявление главы Организации по атомной энергии (госструктура, контролирующая ядерные объекты Ирана) Али Акбара Салехи распространило агентство ISNA. Этот реактор способен вырабатывать около 10 кг оружейного плутония в год, чего достаточно для производства двух ядерных зарядов, говорит эксперт.

«Не исключено, что со временем реактор в Араке превратится в очень большую проблему в международных отношениях», — полагает Фёдорова.

При этом эксперты не ожидают, что Иран немедленно приступит к производству оружейного плутония. Для этого у Тегерана нет технических возможностей, считает Сажин. Он напоминает, что после принятия СВПД летом 2015 года уже в 2016 году начались работы по перепрофилированию реактора, с тем чтобы ограничить его возможности.

Также по теме
Президент Ирана Хасан Рухани «Вынужден жёстко отвечать»: почему Иран частично приостановил выполнение обязательств по ядерной сделке
Президент Ирана Хасан Рухани сообщил о решении страны на 60 дней отказаться от ряда обязательств по Совместному всеобъемлющему плану...

Предполагалось, что его мощности будут задействованы только для мирных целей, в частности производства изотопов для медицинской сферы. 

С точки зрения политологов, истинные цели Тегерана не заключаются в стремлении к производству оружейного плутония.

«Цель Ирана иная: не идти на конфронтацию со всем миром, а добиться снятия или ослабления санкций, которые крайне неблагоприятно сказываются на иранской экономике», — говорит Фёдорова.

Однако эксперты признают, что если СВПД будет окончательно похоронен, это может привести к непредсказуемым последствиям. 

«Должна быть выработана единая позиция всех стран — участниц ядерной сделки по вопросу сохранения этого важного документа. СВПД является вторым по важности соглашением после Договора о нераспространении ядерного оружия. Это один из документов, на которых выстроена архитектура безопасности не только в регионе, но и, пожалуй, во всём мире. Я полагаю, что все стороны, в том числе США, Иран, Европа, должны осознавать ответственность, которую подразумевает этот факт», — подытожил Сажин.

Ошибка в тексте? Выделите её и нажмите «Ctrl + Enter»
Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен
Сегодня в СМИ
Загрузка...
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить