«За рулём ты будто художник»: пилоты «КамАЗ-мастер» о триумфе на «Дакаре» и праздновании Нового года в пустыне

Президент России Владимир Путин внимательно следит за ралли-рейдом «Дакар» и поддерживает российских пилотов. Об этом в интервью RT заявили гонщики команды «КамАЗ-мастер» Айрат Мардеев и Эдуард Николаев, а также её руководитель — семикратный чемпион «Дакара» Владимир Чагин. Спортсмены рассказали, как празднуют Новый год в пустыне, общаются ли в соцсетях, признались, что относятся к своим машинам как к живым существам, а также объяснили, почему недавно завершившаяся гонка стала самой тяжёлой в их карьере.
Пилоты и руководитель «КАМАЗ-мастер» о встречах с Путиным и триумфах на «Дакаре»
  • Владимир Путин во время встречи с командой «КАМАЗ-мастер»
  • РИА Новости
  • © Алексей Никольский

«На «Дакаре» во время Нового года одеваемся в костюм Деда Мороза»

— В первую очередь от лица всех зрителей и читателей RT поздравляем вас с очередной победой! Успели ли вообще отдохнуть? 

Айрат Мардеев: Перестроились пока не до конца, но мы уже привыкли к дальним перелётам. Поэтому чувствуем себя нормально.

— Владимир Геннадьевич, у вас накопился колоссальный опыт участия в «Дакарах». Как быстро прийти в себя после таких соревнований?

Владимир Чагин: Конечно, происходит довольно быстрая смена часовых поясов и климатических зон. Мой совет: во время дальних поездок всегда переводите часы. Приземлившись в той или иной стране, нужно сразу начинать жить по местному времени. В таких поездках о московском времени стоит вспоминать только, когда звонишь на родину и не хочешь никого разбудить. Резюмируя, нужно моментально акклиматизироваться и не держать в уме время Москвы — самому будет легче.

Эдуард, в пустынях соскучились по снегу?

Эдуард Николаев: На самом деле, когда находишься там, о снеге не задумываешься. Все заняты выполнением работы, к которой команда готовилась весь год. Тем не менее, когда близкие присылают фотографии, видишь, что дома уже зима. В такие моменты хочется вернуться в Россию. Но стоит сказать, что в этом сезоне у команды был шанс отметить Новый год дома, чем мы и воспользовались. Это по-настоящему здорово, так как многие уже несколько лет не отмечали новогодние праздники на родине с семьёй и любимой едой.

— Говорят, самые яркие впечатления от «Дакара» — это встреча Нового года в пустыне. Как удаётся регулярно «отпрашиваться» у родных?

Чагин: Если честно, то у нас и у них нет выбора. (Смеётся.) «Дакар» — главное соревнование в году. Оно проводится по такому графику уже 40 лет. Эта гонка открывает наш спортивный сезон. Раньше даже 1 января старты бывали. Вся планета ещё отходит от праздника, а мы ранним утром уже выезжаем на старт. Начинали тогда возле Эйфелевой башни в Париже — классический «Париж — Дакар». Потом уже дата поменялась. Последний раз участники гонки получили возможность встретить Новый год дома в 2000 году. Тогда соревнования начинались шестого января. Мы очень рады, что спустя 18 лет ситуация повторилась.

Николаев: На самом деле, близкие привыкли. Слава богу, что семья относится с пониманием. В принципе, отец у меня тоже спортсмен, то есть мама давно привыкла к длительным командировкам. С супругой мы не один год вместе, она тоже всё понимает. Как только пришёл в «КамАЗ-мастер», сразу перестал отмечать Новый год на родине.

— Как сильно отличался этот Новый год от прошлого?

Мардеев: Главное отличие — это люди, которые окружали. Комфортно встречать такой праздник дома. К тому же у меня как раз был день рождения. Поэтому мне было вдвойне приятнее находиться с близкими.

Чагин: У меня в памяти сразу всплывают предыдущие годы. Например, с Аргентиной и Перу у нас разница во времени восемь часов. Естественно, мы стараемся встретить Новый год не только по местному, но и по московскому времени. Условно, когда в России 00:00 — в Перу 16:00.

Жара, светит солнце, но нужно убедить себя, что наступил Новый год, хотя нет ни снега, ни ёлок, ни Деда Мороза со Снегурочкой. Тем не менее мы соблюдаем традиции — накрываем стол, привозим с собой ёлку.

Николаев: Конечно, мы никогда не забываем позвонить семье, поздравить домашних. Сами тоже обязательно отмечаем. По возможности всегда находим фужер шампанского. Кто-то переодевается в костюм Деда Мороза. (Смеётся.) Хоть какой-то праздник нужно для себя сделать! Всё-таки перед стартом присутствует сильное волнение, и хорошо вспомнить Россию и наши традиции, немножко отвлечься.

— Берёте с собой на гонки какие-нибудь вещи, которые напоминают о России?

Мардеев: У всех есть свои талисманы. У меня — маленькие игрушки, которые висят в кабине. Их мне подарили близкие. Плюс фотоальбом, который подарила семья. Он всегда со мной в кабине с 2009 года. У каждого члена экипажа есть мелочи, которые напоминают о доме. Это действительно помогает.

«Автомобильный спорт — это для мужчин»

— Недавно в одном из матчей КХЛ в качестве эксперимента к командам прикрепили по тренеру-девушке. В итоге Илья Ковальчук заявил, что женщинам не место в хоккее. Как вы относитесь к представительницам прекрасного пола в вашем виде спорта?

Николаев: В нашей дисциплине девушки есть. Они не первый год соревнуются в классе грузовиков. Женщины участвовали и в гонках в Африке, где находится сам Дакар. Например, Элизабет Жасинту показывает хорошие результаты. Тем не менее моё мнение: девушка должна оставаться девушкой. Ралли-рейды, особенно марафонские, — очень тяжёлый вид спорта, там даже мужчинам приходится нелегко. Наша мотогонщица Анастасия Нифонтова год назад участвовала на «Дакаре» и очень сильно упала. Больно было смотреть на её разбитое лицо и текущие по нему слёзы. Ну не женское это дело! Поэтому я не совсем согласен с тем, чтобы девушки участвовали в ралли-рейдах. Но они есть, а некоторые даже очень неплохо выступают. От этого никуда не деться.

Чагин: Поддержу в этом вопросе Ковальчука. Я в детстве очень много играл в хоккей и даже не представляю себе женщину с клюшкой. Это мужской и суровый вид спорта. Есть же фигурное катание — вот это для женщин. Девчонки, показывайте себя там! Зачем вам клюшкой махать и рубиться на льду? Если говорить про автомобильный спорт, то это тоже для мужчин. Хотя девушки пробуют себя, экспериментируют, участвуют в мужских дисциплинах и добиваются неплохих результатов. В 2001 году Ютта Кляйншмидт одержала победу в категории автомобилей. Тем не менее остаюсь при своём мнении и поддерживаю Эдика. Девушкам на «Дакар» лучше ехать в качестве болельщиц.

Также по теме
«КамАЗ» Эдуарда Николаева Подарок на юбилей: «КамАЗ» стал победителем общего зачёта грузовиков ралли «Дакар»
В аргентинской Кордове завершился 40-й ралли «Дакар». Эдуард Николаев принёс команде «КамАЗ-Мастер» 15-ю победу в зачёте грузовиков,...

— Также в «Дакаре» порой принимают участие известные в мире спорта личности. Например, в этом году стартовал экс-наставник футбольного «Зенита» Андре Виллаш-Боаш. Такие участники поднимают интерес к гонке?

Мардеев: Естественно, это расширяет аудиторию «Дакара». Такие участники нужны, они продвигают автомобильный спорт в массы. Пусть в этом году у Виллаш-Боаша не получилось доехать до финиша, думаю, он попробует ещё и в следующий раз обязательно закончит гонку.

— Стоит ли и в дальнейшем привлекать звёзд для повышения популярности автоспорта?

Чагин: Двухнедельный ралли-рейд привлекает тем, что люди бросают себе вызов: смогут ли они пройти гонку от начала до конца. Состав участников очень разнообразный. Есть заводские команды, которые в основном и борются за подиум. Есть клубные, которые занимают с 10-го по 20-е место, некоторые участники копят средства, чтобы просто осуществить свою мечту — участвовать в «Дакаре». Есть люди, которым не важно, какое место они займут. Они просто хотят доехать до финиша, чтобы потом вспоминать этот момент всю жизнь. Думаю, известные личности участвуют в «Дакаре» именно с такой целью. В этих условиях все равны. Потом на ужине за одним столом могут сидеть очень богатый известный политик и условный почтальон, который отобрался сюда на последние деньги. Но они общаются на одном языке этой гонки и пустыни. Это уникальные условия.

— То есть участие в «Дакаре» кардинально меняет жизнь?

Николаев: Мы живём спортом и гонками. У нас два серьёзных мероприятия за сезон. Это ралли-рейды «Шёлковый путь» и «Дакар». Мы ежегодно готовимся к ним. Но мы обычные люди: бываем дома, утром уходим на работу, а вечером с неё возвращаемся. Мы уже привыкли к тому, что на соревнованиях ты гонщик, а дома — обычный человек.

«Не важно, как попал в неприятную ситуацию, важно — как из неё вышел»

— Айрат, недавно вы сказали, что этот «Дакар» был самым сложным за всю вашу карьеру. Организаторы подготовили несколько не самых приятных сюрпризов для пилотов. Получается, что для вас чем тяжелее, тем интереснее?

Мардеев: Мне всегда нравились интересные и сложные маршруты. Здесь хочется поблагодарить организаторов, которые сделали настоящий «Дакар». Гонка ежедневно преподносила сюрпризы и трудности. Не прошло ни одного дня без испытаний, чтобы всё было ровно и гладко. Постоянно что-то происходило. До финиша добрались только те, кто лучше всех смог справиться с проблемами. Это мой девятый «Дакар», и, действительно, он получился самым сложным в карьере. Такого нелёгкого маршрута я ещё не встречал. Плюс была захватывающая борьба за победу. 

Чагин (обращается к Мардееву): Вот как быстро время летит — девятый «Дакар» уже у тебя! Ты в роли механика начинал, а потом уже пилотом стал. А сколько механиком и пилотом?

Мардеев: Механиком проехал два «Дакара», остальные — пилотом.

— Владимир Геннадьевич, в 2011 году вы закончили карьеру пилота, а в 2013-м возглавили «КамАЗ-мастер». Уже успели перестроиться? 

Чагин: В 2011-м у меня в какой-то степени поменялся весь образ жизни. Нельзя сказать, что я ушёл из большого спорта, — просто перестал быть пилотом. Я управлял автомобилем 15 лет. Это самый яркий и запоминающийся период в жизни. Потом вспоминаешь все минуты за рулём, трудности, подиумы, исходы, старты, финиши, радости и огорчения... Очень яркий период жизни. Но наступает момент, когда из спорта нужно уходить. Поэтому в феврале 2011-го я принял такое решение. Благодарен руководству, что поддержали меня, пусть и не сразу. Я дал обещание, что буду заниматься нашими молодыми пилотами. Тогда ребята только подрастали, но демонстрировали большой потенциал. Было видно, что у них горит огонёк в глазах. Им это было интересно. Мне необходимо было уступить дорогу молодым, чтобы они быстрее научились побеждать.

— Часто бывают моменты, когда вы смотрите на действия ребят и думаете, что всё сделали бы по-другому?

Чагин: Очень рад, что они всегда впитывали как губка всю информацию от меня. Я передал весь накопившийся у меня опыт, всё им рассказал. А дальше пусть учатся сами и улучшают свою технологию пилотирования. Надо сказать, ребята сразу всё уловили. Мы проиграли только один «Дакар» — в 2012 году. Дальше пошли только хорошие выступления и победы. Сейчас я радуюсь успехам подопечных даже больше, чем когда-то своим достижениям.

— Какой совет руководителя был самым полезным и запоминающимся?

Николаев: Мы стараемся всё перенимать, прислушиваемся к словам руководителя. Ведь Владимир Геннадьевич — семикратный чемпион «Дакара», подобных успехов случайно не добьёшся. И если такой человек даёт совет, стараемся прислушаться, хотя он и утверждает, что делиться ему больше нечем. Всё равно бывают случаи, когда на тестах от Владимира Геннадьевича идёт тот или иной подсказ, и это в итоге помогает нам добиться успеха, несмотря на то что мы вроде бы уже всё знаем.

Мардеев: Мы часто обращаемся за советом к Владимиру Геннадьевичу. Всё-таки его опыт неоценим. В любой нестандартной ситуации на тестах его рекомендации нам помогают. Потом это откладывается у нас в голове и приходит на выручку во время гонки. Благодаря ему мы если и допускаем ошибки, то находим выход из сложившейся ситуации максимально быстро.

Чагин: Главный совет не только гонщикам, но и вообще всем мужчинам планеты: не важно, как попал в неприятную ситуацию, важно — как из неё вышел. Всегда нужно найти быстрое и правильное решение. Не паниковать, не нервничать, успокоиться, разобраться и найти верный выход. Главное — не убиваться из-за того, как это произошло. Обнаружить выход важнее. В ралли-рейдах это особенно существенно, так как у нас очень динамичный вид спорта. За две недели гонки возникает огромное количество различных проблем, и решения приходится принимать мгновенно. Там просто некогда корить себя за оплошности. Зато, когда находишь выход, испытываешь просто невероятную радость!

«Подарили вытащившему нашу машину чеху свёрток с корюшкой, а он нам — колбаски»

— Эдуард, на пятом этапе вам сильно помог чех Мартин Коломы, потерявший своё время, но вытянувший вашу машину из дюны. Для мира автоспорта это нормальное явление?

Николаев: Многие поступки удивляют в принципе. На самом деле, мы очень благодарны команде Tatra и персонально Мартину, который уже не один год составляет нам серьёзную конкуренцию. Он очень непростой и быстрый оппонент. Действительно, Коломы потерял время, но дело даже не в этом, а в человеческом отношении, которое он проявил. Его не нужно было упрашивать о помощи. Например, наш основной соперник проехал мимо, и возможно, это правильно. Всё-таки шла борьба за победу, и мы на его месте поступили бы точно так же.

Но Мартин проявил уважение, и мы это ценим. Он подъехал и помог в непростой ситуации. Место было настолько неприятным, что он мог застрять там вместе с нами. В этом году пески попались очень суровые и тяжёлые. Была и моя ошибка в том, что машина упала на бок: переволновался, не справился с управлением, надо было успокоиться. Но мы постарались, как говорит наш руководитель, как можно быстрее выйти из этой нестандартной ситуации. Сзади ехали российские ребята, но они следовали за Мартином. Поэтому мы использовали все возможности, чтобы выбраться из положения. Коломы помог нам поставить грузовик на колёса, и мы продолжили движение. На половине дистанции у нас был день отдыха, и мы отблагодарили его всей командой. Подарили нашу сувенирную продукцию. Ему было очень приятно.

— Было что-то русское?

Николаев: Наши болельщики из Магадана ежегодно балуют нас рыбой — корюшкой. И мы Коломы подарили свёрточек с ней. Рассказали, что это. Чехи любят такое. В ответ он угостил нас колбасками, которые делал брат Мартина. У нас действительно тёплые отношения, мы  дружим. Всегда встречаемся на ралли «Шёлковый путь». Его команда составляет нам конкуренцию. Правда, в этом году Коломы немного не повезло, но он всё равно сильный гонщик.

  • Эдуард Николаев

— Вы поддерживаете отношения вне ралли с другими пилотами?

Николаев: Не забывайте, что мы все живём в разных странах. Особенной теплоты и близости между нами нет, как и вражды. У меня есть контакты нескольких наших соперников, но понятно, что каких-то тайн мы им не доверим. Всё-таки мы в первую очередь конкуренты. Тем не менее перед стартом всё равно общаемся. Есть много русскоязычных гонщиков, с некоторыми иностранными ребятами на английском разговариваем. Все друг другу желают хорошей гонки, но при этом борьба на трассе очень жёсткая.

Мардеев: Поддерживаем общение и в социальных сетях. Действительно, в ралли-рейдах вне гонки все находятся в довольно тёплых отношениях. Да, мы конкуренты на трассе, но после гонки все улыбаются друг другу, и каких-либо конфликтных ситуаций, как правило, не возникает. Таков дух «Дакара», и он заложен ещё 40 лет назад. Это самое важное, что есть в ралли-рейде.

— Часто ли болельщики пишут вам в соцсетях?

Мардеев: Да, есть очень много болельщиков, друзей, которые постоянно смотрят «Дакар». Соцсети помогают зрителям следить за ходом событий. Получаем огромное количество сообщений. Очень приятно видеть, что за нас переживают, болеют. Наша задача — в ответ показывать хорошие результаты, радовать людей.

— Как считаете, автоспорт популярен? Часто ли вас узнают на улицах?

Владимир Чагин: Узнают.

Это самые приятные минутки, когда на кассе в магазине подходят незнакомые люди, протягивают руку и просто говорят спасибо.

Спасибо за то, что делает наша команда. Это лучшая оценка нашей работы.

«Дакар» за время своего проведения унёс почти 70 жизней»

— Квадроциклист «КамАЗ-мастер» Сергей Карякин не смог финишировать на «Дакаре» из-за перелома руки. Позже он признался, что очень боялся попасть в одну из больниц Боливии или Перу. Неужели проблемы с медициной в этих странах столь ощутимы?

Владимир Чагин: И на «Дакаре», и на ралли «Шёлковый путь» очень серьёзно относятся к вопросам безопасности и оказанию медицинской помощи экипажам. Уровень травматизма высокий. «Дакар» за всё время своего проведения унёс почти 70 жизней. 

— Верно ли, что мотоциклисты чаще всего сходят с дистанции из-за травм?

Владимир Чагин: Да, в этой классификации повреждения фиксируются практически ежедневно. Поэтому на «Дакаре» работают врачи высочайшего класса. Нас сопровождают медицинские вертолёты, а в местах, где они не могут приземлиться, всегда дежурят джипы, оснащённые всем необходимым. 

— А как быть, если травма опасна для жизни и требуется срочная госпитализация?

Владимир Чагин: В таких случаях организаторы за свой счёт отправляют пострадавших в ближайшую страну — туда, где могут оказать всю необходимую помощь. Технология эта отработана, поэтому происходит всё очень быстро. На трассе работают опытные специалисты, они быстро диагностируют, что делать с потерпевшими: оставить на месте или срочно госпитализировать Причём больницу можно выбрать не только в Южной Америке, но и на территории Европы.

— А вы на «Дакаре» часто задумываетесь о потенциально грозящей вам опасности?

Эдуард Николаев: «Дакар» не более опасен, чем обычная жизнь. Травму можно получить, что называется, на ровном месте, например поскользнуться при первом гололёде и получить повреждение. Печальный пример — история Михаэля Шумахера. В каких только ситуациях он не побывал на трассах «Формулы 1», попадал в огромное количество аварий, а самую серьёзную травму получил, катаясь на горных лыжах. Опасность подстерегает везде, и никогда нельзя терять бдительность. Мы же себя бережём и об экстремальных видах спорта давно забыли.

Айрат Мардеев: Со мной тоже происходили неприятности. Несколько лет назад, в пятницу, 13-го, буквально за две недели до гонки оступился на бордюре и сломал ногу. Спасибо нашим друзьям и партнёрам, которые за десять дней сотворили настоящее медицинское чудо и вернули меня команде. Да, я хромал, были боли, но смог выйти на трассу.

Владимир Чагин: Отмечу, что спортсмены всегда готовы к такому развитию событий, но наши автомобили даже в самых серьёзных авариях готовы защитить свой экипаж. Все эти тонкости прописаны в техническом регламенте. У машины есть специальный каркас, пятиточечные ремни безопасности, шлемы, защита шеи. А вот в обычной жизни такой амуниции и страховки у нас нет, так что дома травмируемся даже чаще.

«Относимся к машинам, как к женщинам»

— С победой вас поздравил лично Владимир Путин. Это не первая ваша встреча с президентом. Как они обычно проходят?

Владимир Чагин: Для того чтобы увидеться с Владимиром Владимировичем, мы проделываем огромный путь, в том числе и по пустыне.Но, даже находясь там, знаем и чувствуем, что президент следит за нами, переживает, поддерживает. Это очень приятно, но и накладывает серьёзную ответственность. Во время встреч президент всегда задаёт вопросы, которые дают нам понять, что он действительно смотрел гонку, знает все тонкости, все детали. Такое внимание первого лица для команды — гордость и почёт. Вручили главе государства подарки: точную копию бедуина за первое место и мини-копию — ручную работу автомобиля Эдика Николаева.

— Кстати, где сейчас машина, которая привела вашу команду к победе?

Владимир Чагин:  Она возвращается домой и в эти дни пересекает Тихий океан.

— Секрет успеха в ралли кроется в машине или в пилоте, который ей управляет?

Эдуард Николаев: Для победы нужно, чтобы воедино сошлось сразу несколько факторов. Это возможность техники, слаженная работа экипажа и удача. Даже в этом году нам несказанно везло. Благодарен судьбе и Богу, что в такой сложной гонке с такой лихо закрученной интригой удалось победить! Мне действительно везло: у нас поломка — тут же ломается основной соперник. Проблемы с навигацией, не можем найти нужную точку — следом теряются и другие экипажи.

— А как вы относитесь к своим автомобилям? Разговариваете с ними? Имена даёте?

Айрат Мардеев: Очень трепетно. Мы знакомимся ещё на этапе сборки, так что лично для меня машина — это живое существо.Свою я зову «солнышко», у меня и зеркала в жёлтый цвет выкрашены. Во время гонки всегда прошу её вытянуть, потерпеть, помочь. Я понимаю, что она проходит такие места, где обычный автомобиль давно бы рассыпался на части, а моя терпит — знает, что надо доехать.

Владимир Чагин: Согласен с Айратом. КамАЗ — слово мужского рода, но для меня спортивный КамАЗ всегда ассоциировался с женщиной. Такое отношение помогает пилоту бережнее относиться к своему автомобилю.

Эдуард Николаев: У меня тоже девочка! (Смеётся.) У нас уже так заведено — механики утром выходят и первым делом спрашивают: «Ну как тут наша девчонка?»  Это помогает нам взбодриться, ведь во время соревнований гонщикам не хватает положительных эмоций и лёгкости. А такие моменты расслабляют. Даже на сборе утром руководство пытается нас как-то развеселить, чтобы мы расслабились.

— Не секрет, что со временем к победам начинаешь привыкать. Какие задачи ставите перед собой и командой на 2018 год?

Чагин: Неудачи у нас тоже случаются. Второе место уже считается поражением. Всегда гораздо сложнее держать планку, нежели добиваться успеха в первый раз. Это большой труд: совмещать гиперответственность и лёгкость действий в работе пилота. Много раз говорил ребятам, что работа пилота — это творчество. За рулём ты будто художник, пишущий картину. Должны быть лёгкость движений руки, муза, вдохновение. Тогда и грузовик будет лететь над дорогой. В этом и смысл.

  • Владимир Чагин

Победить сможет только тот гонщик, который делает то, чего не делает больше никто. Казалось бы, под колёсами бездорожье, а машина летит. Вот такого состояния должен добиваться пилот от своего автомобиля. Отсюда и скорость, и результат.

Скажу за себя: это всё точно мне не надоело. Очень люблю автомобильный спорт, я в нём всю жизнь. Вижу, что наша команда необходима людям, огромной армии болельщиков. В этом году коллективу «КамАЗ-мастер» исполняется 30 лет. У нас выступает уже третье поколение гонщиков. Мы начали заниматься молодёжью, организовали «КамАЗ-мастер Юниор», где мальчишки с шестилетнего возраста пробуют себя в картинге. Прививаем им любовь к технике, что особенно важно в нашем автомобильном городе — Набережных Челнах. Пускай даже они не станут новыми Николаевыми или Мардеевыми, но они полюбят автомобиль и придут на наш завод и другие предприятия страны, станут конструкторами, механиками и технологами. Таким образом, есть профессиональна команда, которая борется за призы, но это ещё и притягивает людей. Значит, мы нужны. Мы готовы вас радовать!

Ошибка в тексте? Выделите её и нажмите «Ctrl + Enter»
Кадры с места главных событий дня на нашем Youtube
Сегодня в СМИ
Загрузка...
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить