«Это вторая родина»: бывшие немецкие военнопленные — о жизни в СССР, советских врачах и своей любви к России

Во время Второй мировой войны Филипп Дерр и Вольфганг Морель, воевавшие в рядах вермахта, попали в советский плен. В рамках интерактивного проекта RT бывшие немецкие военнопленные поделились своими воспоминаниями о жизни в СССР, лечении в местных госпиталях и работе в трудовых лагерях. Оба мужчины спустя много лет специально возвращались в Россию, а Дерр до сих пор считает город Владимир своей второй родиной.
«Это вторая родина»: бывшие немецкие военнопленные — о жизни в СССР, советских врачах и своей любви к России
  • © RT

К 75-летию окончания Второй мировой войны канал RT Deutsch подготовил интерактивный онлайн-проект, посвящённый тому, как переживают и преодолевают травму войны её участники с российской и немецкой сторон. 

Историки до сих пор спорят о численности солдат и офицеров вермахта и других армий, воевавших на стороне рейха и попавших в плен в СССР. По разным данным, их было от 2,5 млн до 3,5 млн.

В специальном проекте телеканала RT Deustch о судьбах участников Второй мировой бывшие немецкие военнопленные Филипп Дерр и Вольфганг Морель рассказали, как попали в плен, а затем были отправлены на лагерные работы.  

Вольфганг Морель был призван в вермахт в 1941 году. Он служил в спецподразделении под названием «Отделение радиотехнической разведки». По словам мужчины, он так боялся попасть в советский плен, что думал о самоубийстве.

«Всегда рассказывали, что русские пленных не берут, русские выжмут тебя, выведают военные тайны, а потом в самом гуманном случае всего лишь перережут глотку, а то и выколют глаза и так далее», — вспоминает бывший немецкий солдат.  

В советском плену

 

Вольфганг Морель вспоминает, что в советском плену с ним обращались очень хорошо, и с теплом вспоминает время, которое провёл в госпитале Красной армии во Владимире.

«Они обращались с нами, как со своими людьми. Два раза в день посещение врача, иногда главного врача. У нас была милейшая врач, которая очень сдержанно выражала свою симпатию по отношению к нам и которую мы называли Снегурочкой», — рассказал Морель, несколько раз по-русски повторив слово «снегурочка».

Вольфганг Морель отметил, что его лечили и «русскими методами». 

«Ко мне применяли русские методы лечения. И алкоголь — чистый, 55-процентный алкоголь — мне тоже давали», — рассказал бывший солдат вермахта.

«Они (советские врачи. — RT) делали всё, чтобы мы выжили», — говорит Морель.

Историк Виталий Гуринович, также принявший участие в проекте RT, отметил, что подобные истории не были исключением из правил — все немецкие солдаты, попавшие в плен и нуждавшиеся во врачебной помощи, проходили лечение в госпиталях.  

«Конечно, очень важно сказать о том, что был спецгоспиталь для военнопленных, который действовал с конца 1943 года до 1949 года и в котором одномоментно находились и лечились до 2 тыс. человек. Хочу сразу оговориться, такие госпитали, специализированные учреждения, где лечили, как во Владимирской области, были во всех областях, где были крупные лагеря. Во Владимире таких госпиталей было 18. Все школы, административные здания были полностью переведены под госпитали», — рассказал эксперт.

Трудовые лагеря

Филипп Дерр в беседе с RT вспомнил, как после пребывания в госпитале во Владимире попал в трудовой лагерь. 

«Какое-то время я был на пилораме. Я был в разных отрядах. Потом я был бригадиром на вокзале. На дорожном строительстве. Затем нас отправили на спортивный стадион, мы брали пробы для современного спортивного стадиона во Владимире. Я был бригадиром, и мы бурили скважины в садах и брали пробы грунта. Отряд назывался «Стадион». Это было нашим местом работы. Потом там построили стадион», — рассказал бывший военнопленный.  

  • © RT

Вольфганг Морель, вспоминает, как однажды ему предложили пойти в школу антифашистов. 

«Я долго не раздумывал, потому что, вообще-то, очень хорошо относился к русским после всего того, что они сделали для меня. Мысленно я все больше переходил на сторону тех, кто взял меня в плен», — признаётся он.

В свою очередь, Филипп Дерр вспоминал, как его спасла русская женщина-врач.

«Я не был в лазарете. Я всегда был здоров, я всегда работал. Только один раз (это было в январе 1947 года) я себя не очень хорошо чувствовал. Но я не хотел отлынивать, я хотел другую работу. Там были немецкий врач и русская женщина-врач. Она выписала мне больничный на десять дней, а затем на две недели — дополнительный рацион. В противном случае я оказался бы в штрафном лагпункте. Да, я никогда не забывал её. Я не забуду её до конца своей жизни», — говорит Дерр. 

По словам бывшего военнопленного, он навсегда запомнил время, проведённое в советском городе.

«Я всегда вспоминаю Владимир. Владимир для меня — это вторая родина», — сказал Дерр. 

Ошибка в тексте? Выделите её и нажмите «Ctrl + Enter»
Добавьте RT в список ваших источников
Загрузка...
Сегодня в СМИ
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить