«Из мрака чиновных канцелярий»: 185 лет назад появился Свод законов Российской империи

С начала XVIII века перед российскими правителями стояла цель — систематизировать разобщённое законодательство государства. Решить эту непростую задачу удалось Николаю I и его помощнику Михаилу Сперанскому. 12 февраля 1833 года император опубликовал манифест об издании Свода законов Российской империи. В него вошли все законы — начиная с Соборного уложения Алексея Михайловича 1649 года, в котором были скорректированы прежние указы. С какими проблемами пришлось столкнуться законотворческому гению Сперанского — в материале RT.
«Из мрака чиновных канцелярий»: 185 лет назад появился Свод законов Российской империи

«Зависти и злобе удалось взять верх…»

Государственные преобразования первой четверти XIX века, на которые выпали годы правления Александра I, в первую очередь связаны с деятельностью Михаила Сперанского. Его сочинения не только стимулировали развитие законодательства, но и повлияли на общественные взгляды прогрессивно мыслящего служилого дворянства и офицеров, участвовавших в Отечественной войне 1812 года и заграничных походах.

Молодые люди наблюдали результаты буржуазных революций на Западе, и на фоне прогрессивных реформ, проводимых в Европе, им казалось очевидной отсталость России. Передовые круги дворянства настаивали на проведении в стране коренных реформ. Особенно остро встал вопрос об отмене крепостного права, получивший развитие в деятельности декабристов. Но чаще всего молодые люди выступали за введение в России конституционного правления по европейскому образцу.

В этот момент на политической арене появился Михаил Сперанский — сын церковнослужителя, быстро поднявшийся по карьерной лестнице благодаря личным дарованиям и огромной трудоспособности.

  • Миниатюра: Портрет графа Михаила Михайловича Сперанского
  • © Иванов П.А.

Прогрессивные проекты реформ Сперанского поначалу соответствовали взглядам Александра I. Идеи реформатора базировались на основных положениях западноевропейского государственного устройства при сохранении самодержавной власти.

Однако не многие из проектов государственных преобразований Сперанского воплотились в жизнь. Некоторые реформы были невыгодны чиновному дворянству, которое бездельничало или занималось рутинной работой в подлежавших модернизации бюрократических учреждениях. Преобразования Сперанского противоречили всей существовавшей тогда в верхах системе патрон-клиентских отношений. Ситуация осложнялась тем, что всех этих чиновников поддерживали их высокопоставленные родственники.

Консервативное дворянство пошло на всё, чтобы опозорить «выскочку-поповича» Сперанского в глазах императора. Молодого законотворца обвиняли во взяточничестве, в членстве в масонских ложах, в измене родине и даже в попытках создать некий теневой комитет для управления делами России за спиной государя.

Сам Александр поначалу не верил клевете, но в конце концов под влиянием крупных чиновников сдался. В марте 1812 года у государя и Сперанского состоялся жёсткий разговор, завершившийся фразой Александра: «Обстоятельства требуют, чтобы на время мы расстались». Открыто в защиту чиновника высказался герой Отечественной войны М.Б. Барклай-де-Толли: «Итак, зависти и злобе удалось-таки взять верх над правдой!» Но никакие слова уже не могли спасти Сперанского.

  • Нижний базар и Рождественский собор в Нижнем Новгороде
  • РИА Новости

По приказу императора опальный реформатор был в тот же день отправлен в Нижний Новгород, а спустя ещё пару дней — в Пермь. Через три года Сперанский был назначен генерал-губернатором Сибири. Подав пару прошений об отставке, вскоре он вместе с дочерью отправился в своё крохотное имение в Новгородской губернии, но приезжать в Петербург реформатору запретили.

Сперанский вернулся в столицу почти через 10 лет после ссылки. В марте 1921 года Александр I назначил его членом Государственного совета и пожаловал ему хорошее имение в Новгородской губернии. Император также согласился на несколько предложений Сперанского об улучшении управления Сибирью. Однако мечтам бывшего советника Российской империи сблизиться с государем и вновь начать с ним сотрудничать уже не суждено было осуществиться. Вскоре, во время поездки на юг России Александр неожиданно скончался в Таганроге.

После внезапной смерти царя необходимо было как можно скорее назначить наследника престола. Предполагалось, что им станет следующий по старшинству сын Павла I Константин. Но тот, будучи женат по обряду католической церкви и выполняя обязанности наместника Польши, твёрдо отказался от российской короны. Николай Павлович также отказался от титула императора в пользу Константина. Однако секретным решением Александра I именно Николаю предстояло стать следующим самодержцем. Этой неразберихой воспользовались декабристы, поднявшие восстание 14 декабря 1825 года, когда весь народ должен был присягнуть новому императору Николаю Павловичу.

Полупрощённый сибирский губернатор

Подавив вооружённое выступление декабристов, Николай стал опасаться революционных идей и всю свою дальнейшую деятельность направил на то, чтобы не допустить каких-либо проявлений свободомыслия у образованной части общества.

С первых дней Николай озаботился сохранением незыблемости самодержавия в Российской империи. Начатые Александром I реформы были свёрнуты.

Вместе с тем нового императора очень беспокоила запутанность российского законодательства. Предыдущие попытки его кодификации в течение более века заканчивались провалом. Создание полного собрания законов России Николай поручил Сперанскому, его законотворческая деятельность вновь оживилась.

Но самый жёсткий экзамен для бывшего советника Александра I на верность Николаю заключался в том, что реформатору предстояло разработать проект Манифеста о Верховном уголовном суде по делу декабристов.

  • Портрет Николая I в парадной конногвардейской форме
  • © В. Д. Сверчков

Отношение Николая к Сперанскому было весьма неоднозначным. Главный биограф Сперанского Модест Корф писал: «Несравненно замечательным обстоятельством можно считать то, что император Николай избрал Сперанского для дела, столь близкого его сердцу, отнюдь не по какому-либо особому доверию к образу его мыслей и действий, а только по необходимости, не находя вокруг себя никого к тому более способного. В другом случае, назначая начальником Второго отделения Собственной Его Императорского Величества Канцелярии проф. М.И. Балугьянского, прямо наставлял его: «Смотри, чтобы он не наделал таких же проказ, как в 1810 году: ты у меня будешь за него в ответе».

Лишь впоследствии, оценив блестящие способности Сперанского, обеспечившего успешный ход работы царской канцелярии и ответственное выполнение доверенных ему поручений, Николай совершенно изменил свой взгляд на прошлое законотворца. И постепенно Сперанский стал ближайшим доверенным лицом Николая I.

Свод законов Российской империи

Российское законодательство начала XIX века было крайне запущенным — во многом из-за наследия Петра I. Пытаясь преобразовать Россию на европейский лад, император составил сотни указов и уставов, почти всегда заимствованных из западноевропейских законодательств. Однако свести разобщённый материал в единую систему законодательства так и не удалось.

За масштабную кодификацию многочисленных указов и законов впервые взялся Сперанский. Он предложил издать два взаимодополняющих собрания российских законов: 1) Полное собрание отечественных законов, изданных с 29 января 1649 года по 12 декабря 1826 года, 2) Свод законов Российской империи, охватывающий всё действующее законодательство на день его издания в 1826 году, с последующими изменениями и дополнениями, вносимыми в свод.

Эта трудная работа, с которой не смогла справиться ни одна предыдущая комиссия, была начата в 1826 году и доведена до конца в 1833 году под руководством Сперанского и наблюдением Николая I.

Наконец 12 февраля 1833 года Николай I опубликовал Манифест об издании Свода законов Российской империи. А 1 января 1835 года император ввёл его в качестве единственного источника общеимперского права.

  • «Император Николай I награждает Сперанского за составление свода законов»
  • © А.Кившенко

Появлением в России нового свода законов заинтересовались политики и юристы из Европы. Для них оказалось неожиданностью, что именно в России удалось реализовать мечту многих стран. По выражению современников, законодательство России наконец-то вышло из мрака «чиновных канцелярий и делопроизводства».

За создание свода законов Сперанский был отмечен высшей наградой Российской империи — орденом Андрея Первозванного. Девиз ордена — «За веру и верность» — оказался созвучен пути, которому реформатор следовал всю жизнь. И теперь его заслуги были наконец оценены.

Ошибка в тексте? Выделите её и нажмите «Ctrl + Enter»
Кадры с места главных событий дня на нашем Youtube
Сегодня в СМИ
Загрузка...
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить