«Работать в кровати — это худший вариант»: психиатр — о самоизоляции, организации труда и информационной гигиене

Скоро будет месяц, как Москва, а вслед за ней и другие регионы ввели режим всеобщей самоизоляции. Для многих единственный способ общения сегодня — социальные сети и сервисы для видеозвонков. Между тем в соцсетях нарастают негатив и тревога: одни люди требуют ввести чрезвычайное положение, другие, наоборот, снять все ограничения. О психологических последствиях пандемии коронавируса и режима самоизоляции RT рассказал старший научный сотрудник, врач психоневрологического центра Вадим Хайкин.
«Работать в кровати — это худший вариант»: психиатр — о самоизоляции, организации труда и информационной гигиене
  • Gettyimages.ru
  • © Oliver Rossi

— Москвичи сидят в самоизоляции уже почти месяц. При этом мы видим, как в соцсетях нарастает негатив: то, что раньше бы не повлекло за собой особой реакции, вызывает бурные эмоции. Люди ругаются с близкими друзьями, родными, кричат, что хотят гулять, и уже неважно, что на дворе эпидемия. Что происходит?

— Происходит то, что люди, оказавшиеся в самоизоляции, понимают: по сути, они оказались в тюрьме. Хорошо, не в тюрьме — под домашним арестом. Любое лишение свободы вызывает у человека страдание, это нормальное свойство психики. Но, в отличие, например, от СИЗО, люди сидят по квартирам не просто с другими людьми, а ещё и с соцсетями, то есть у такого «СИЗО» есть ещё и огромный чат, в котором каждый описывает свои страдания, тем самым друг друга накручивая. Надо просто это принять: да, это домашний арест, но не в наказание, а профилактический, чтобы вы не заразились коронавирусом.

Теперь поговорим подробнее про соцсети. У пользователя обычно есть референтная группа, то есть подписка на аккаунты людей, которым он доверяет, на публичные фигуры, транслирующие, скажем так, альтернативные новости. Человек почитал официальные сводки, потом пошёл читать людей, которым он доверяет в силу их специальности или жизненного опыта. А далее, если такие лидеры общественного мнения безответственно относятся к тому, что транслируют в соцсетях, человек цепляет от них тревожное состояние.

Его собственные тревожные мысли усиливаются, человек начинает психологически «плыть».

Ситуации, как сейчас, не было вообще никогда. Когда была испанка, не было Facebook. При этом во времена всех прошлых пандемий никогда не было такой высокой ценности человеческой жизни и никто из людей, принимающих решения, не обращал такого внимания на страдания людей.

О соцсетях и токсичных собеседниках

— Стоит ли читать соцсети? Это, с одной стороны, даёт общение, с другой стороны, часто общение оказывается токсичным, так как собеседник пребывает в плохом расположении духа.

— Сейчас мы имеем счастливую возможность не общаться с теми, с кем не хотим общаться. Ситуация с пандемией в каких-то правах нас ограничивает, а в каких-то даёт дополнительную власть над ситуацией. Что касается общения, то надо не стесняться, а пользоваться возможностями, которые открывает пандемия, в том числе возможностями защиты личного пространства. Как только разговор вам перестаёт нравиться — ссылаетесь на пандемию и закрываете его.

Также по теме
«Льгот не прибавится, только обязанностей»: как изменится жизнь россиян в случае введения режима чрезвычайной ситуации
В соцсетях всё чаще звучат призывы к властям ввести режим чрезвычайной ситуации или даже военное положение. Авторы подобных сообщений...

— У меня самой самоизоляция дала странные последствия: количество моих социальных контактов не сократилось, а увеличилось до предельной нагрузки. Нет времени даже книжку почитать. Почему так происходит?

— У всех психически здоровых людей потребность в общении объективно стала больше, потому что уровень тревоги стал выше, а ограничение свободы в большинстве случаев ведёт к повышению потребности в общении, поддержке. Да и времени больше появилось. Тут есть тонкая грань: да, мы имеем возможность отказаться от любого общения под предлогом пандемии, трудной ситуации и так далее, но если хотите немного психологически поволонтёрить, то можете это сделать на уровне дружеского общения. Можно проявить терпение, чтобы помочь другу, которому надо выговориться. Считайте это формой волонтёрства.

О тех, кому «хорошо»

— От чего зависит, как человек справится с нынешней ситуацией? Кому это легче пережить?

— Серьёзные психические нарушения возникают при самоизоляции у людей, у которых они и так в какой-то форме были в прошлом. А вот психологические нарушения, думаю, возникают у всех, кто сидит в самоизоляции честно и соблюдает все рекомендации. Будем честными: это тяжело. Когда-то в древности наказания были суровые, например провинившихся били плетью, а потом кто-то гениальный понял, что достаточно лишить человека свободы — и это уже доставит ему большие психологические неудобства. В том, что всем психологически тяжело, нет ничего ненормального или экстраординарного.

Теперь о том, кому пережить всё это легче. Это, конечно, люди, деятельность которых и до объявления карантинных мероприятий и так была связана с некоторой степенью самоизоляции. Это журналисты, работающие удалённо, программисты и так далее. Чем сильнее у человека поломался привычный уклад жизни, тем ему тяжелее.

— Это нормально, если человеку хорошо в самоизоляции?

Также по теме
© Павел Лисицын Профсоюзы рассказали о ситуации на рынке труда на фоне коронавируса
Лидеры крупнейших профсоюзных объединений — Конфедерации труда России (КТР) и Федерации независимых профсоюзов России (ФНПР) — в...

— Иногда заявления «мне в самоизоляции хорошо» могут быть рисовкой. Даже не рисовкой, а отличной волевой реакцией человека на обстоятельства, когда он усилием воли запускает в себе механизм переосмысления ситуации и даже начинает временно получать от неё удовольствие. Кроме того, есть люди, обладающие шизоидными личностными чертами. Они всю жизнь глубоко погружены в себя и свой внутренний мир, чрезмерное общение их выводит из равновесия. Такие люди могут быть неплохо компенсированы в самоизоляции. Но даже такие люди тоже страдают, потому что внутренний протест против внешних ограничений и угрозы наказания всё равно будет. Это нормально. Напомню, что через это уже прошли граждане многих стран мира, им было не легче.

— Насколько продержаться психологически помогает волонтёрство и добрые дела?

— Вообще, добрые дела надо делать всегда, не только в ситуации пандемии. Все основные религии мира ведь говорят нам: даже когда вам плохо, найдите человека, которому ещё хуже, и помогите ему. Если есть силы и желание — конечно, надо помогать. Кстати, если нет сил помогать незнакомым людям, есть вариант и дружеской коллективной психотерапии по принципу «анонимных алкоголиков», когда люди собираются онлайн и выговариваются друг другу про свои проблемы, и всем после этого становится лучше.

О режиме дня и прокрастинации

— Как лучше всего построить режим дня?

— Самое правильное — это слушать советы людей, которые по работе или в силу жизненных обстоятельств провели какое-то время в самоизоляции, например те же космонавты. Я читал их интервью, они говорят правильные вещи: пишите себе чёткий распорядок на каждый день. Волевым усилием выполняйте максимум намеченных на день планов, пусть с поблажками, но всё равно следуйте намеченному распорядку.

— Стоит ли записываться на кучу онлайн-курсов, пытаться проглотить разом всё мировое культурное наследие? Или же не пытаться создать себе дополнительную интеллектуальную и эмоциональную нагрузку в поисках позитива?

Также по теме
Будут отслеживаться по геолокации: власти Москвы обязали жителей с симптомами ОРВИ соблюдать карантин
Москвичи с симптомами ОРВИ обязаны соблюдать карантин так же, как лица с подтверждённым диагнозом COVID-19. Об этом говорится в указе...

— Важно при составлении своего распорядка пытаться свои возможности объективно оценивать. Ключевой момент — это именно физическая активность. Используйте по максимуму все разрешённые возможности, например вынос мусора или поход в магазин. Это возможность подвигаться. Желательно поставить себе на телефон какой-нибудь шагомер и определить цель — проходить каждый день определённое количество шагов. Даже если вы просто ходите по квартире. Такие советы я ещё в детстве читал в рассказах советских революционеров о том, как они сидели в тюрьме и сумели сохранить себя. Они читали книги, ходили по камере, по максимуму использовали прогулки. Чем больше физической активности, тем больше вы можете позволить себе умственной активности, так устроен человек. Баланс можно строить, например, по времени: два часа — мелкий домашний ремонт (тоже вид физической активности), два часа — смотрите театральную постановку.

Если расписание не сбалансировано, человек будет утомляться быстрее и получит переутомление. К сожалению, находясь дома на самоизоляции, можно переутомиться. Это возникает при нарушении физиологических и даже гигиенических требований. Потому что гигиена — это не просто чистота рук, но и правильное распределение физического и умственного труда, отдыха и работы. Почитайте про основные понятия гигиены. А то получится как в анекдоте: «Дайте мне таблеток от жадности, да побольше».

— Как организовать рабочее место? Как победить прокрастинацию?

— Идея работать, лёжа прямо в кровати, — это худший вариант. Рабочее место должно быть максимально удалено от кровати, чтобы не совмещать. Сон должен быть нормальный — условно, восемь часов в день, но не два часа и не 15. А далее — жёсткий распорядок дня с физическим, пусть даже в пределах квартиры, «походом на работу».

Об информационной гигиене

— Стоит ли больше читать по теме коронавируса? Или бесконечное чтение новостей и статей об опасности только ухудшит психологическое состояние?

— У каждого человека есть свой уникальный набор личностных свойств, полученных от рождения, воспитания и жизненного опыта. Например, тревожным людям не надо много об этом читать, чтобы не получить предельную дозу негатива. А вот людям, поведение которых основано на рационализации и честности с самим собой, лучше, наоборот, как можно более чётко понимать, что происходит. Каждый должен действовать, исходя из собственных внутренних психологических резервов. Более того, картина ситуации меняется каждый день, появляется новая информация, часто нивелирующая старую.

Наконец, если вы понимаете, что не справляетесь с потоком негатива и у вас растёт чувство тревоги, я бы посоветовал обратиться в психологические и психиатрические клиники, открывшие в эти дни бесплатное телемедицинское консультирование, а также на горячие линии психологической помощи. Специалисты в удалённом режиме дадут уникальные рекомендации, подходящие лично вам, в том числе как выстроить собственную информационную политику.

Также по теме
«Основная нагрузка лежит на нас»: соцработник рассказал RT о своих буднях во время пандемии коронавируса
Сотрудники московской службы соцзащиты сейчас работают без выходных. Именно эти люди доставляют продукты, лекарства и просто помогают...

— Какая стратегия поведения в нынешних обстоятельствах максимально повышает шансы пережить этот период с минимальными потерями?

— Самая правильная стратегия психологического выживания — понять, что ничего страшного не происходит. Если говорить грубо, мы сейчас имеем пандемию вирусной инфекции, смертность от которой доходит до 5% среди заболевших. Мы видим, что многие государства, чтобы сберечь жизни людей, жёстко ограничили их свободу. Мы имеем ситуацию немного необычной формы заботы государства о гражданах, оснований для панических настроений при этом нет. Да, есть шанс умереть от вирусной инфекции, но ведь есть и шанс умереть, попав в ДТП. И этот шанс, наверное, сравним с шансом тяжело переболеть коронавирусом.

Нынешняя пандемия — это ещё одна новая опасность, но не катастрофа. Если человек чувствует панику, ему лучше всего обратиться к психологу и воспользоваться бесплатными удалёнными консультациями. Если же человек согласен с тем, что я сказал, можно начать организовывать свой распорядок дня и рабочее место. Причём физическую и умственную активность надо не просто не терять, а наращивать. Например, не просто ходить по квартире, а делать упражнения с весом (подходят те же бутылки с водой), заняться правильным дыханием и так далее. И точно так же наращивать интеллектуальные упражнения. Так и победим коронавирус.

О семейных отношениях

— Хуже всего семьям с детьми в маленьких квартирах. Как им быть, чтобы не переругаться и не выгореть во время карантина? Что делать, если домашние стали раздражать?

— Когда мы говорим о наших детях, главное — исходить из того, что мы их очень любим. Как только дети начинают раздражать, напоминайте себе об этом. Теперь о взаимоотношениях в семье в период самоизоляции. Если кто-то из членов семьи считает, что у него есть лидерские качества, то сейчас самое время их проявить. В мегаполисах мы живём в таком ритме, что уделяем семьям недостаточно времени и даже не успеваем толком пообщаться. Если сейчас человек может изыскать в себе лидерские резервы, то ему надо повести за собой всю семью. Придумывать способы развлечения и совместного времяпрепровождения, чтобы всем было интересно. Ключевое слово — «интересно». Потому что, когда нам интересно, нам не так страшно. Можно всей семьёй смотреть фильмы и устраивать мини-обсуждения, например. Сейчас доступно огромное количество информации, культурных и исторических произведений для просмотра всей семьёй.

Главное — не спорить о лидерстве. Потому что сейчас — время, чтобы активизировать скрытые возможности, чтобы все друг другу помогали. Помните, что в этой «войне» коронавирус — на одной стороне, а мы все вместе с нашими детьми, родителями, друзьями — на другой. Супруг, ребёнок, родители — это не враги, а люди из вашей команды.

— Что делать, если в семье началось домашнее насилие в условиях самоизоляции?

— Это очень сложный вопрос, потому что домашнее насилие — это феномен, существовавший и до режима самоизоляции. В большинстве семей, если домашнего насилия до самоизоляции не было, то оно и не возникнет. А вот все старые проблемы и ситуации, в которых домашнее насилие в прошлом было, наоборот, обострятся. Что делать? Если обе стороны согласны, то сейчас есть возможность получить бесплатную семейную консультацию при помощи телемедицины, тем более что никому не надо будет отпрашиваться на неё с работы. Если вторая сторона не согласна, пострадавшей стороне надо всё равно позвонить на одну из горячих линий психологической помощи для консультации со специалистом. Сейчас огромное количество государственных клиник предлагает такие консультации в бесплатном режиме. Просто смиряться и принимать всё как есть не надо.

О COVID-диссидентах

— Есть люди, которые отрицают коронавирус и его опасность, считая его обычным гриппом или обычной пневмонией, от которых и так каждый год умирают. Причём это могут быть даже образованные и, казалось бы, адекватные люди. Это механизм защиты?

— Меня самого очень заинтересовал этот феномен, потому что я столкнулся с тем, что мои личные знакомые, которые до нынешней ситуации мне казались крайне рациональными и прагматичными людьми, склонными к анализу, вдруг стали рассказывать, что вируса не существует, что это кто-то придумал для чего-то. Этот феномен «ковидиотства» развивался на наших глазах, я даже в соцсетях репостил мем, что любая теория заговора удобна, потому что предполагает, во-первых, что кто-то знает, что на самом деле происходит, а во-вторых, что есть кто-то, кому мы небезразличны. Коронавирус отрицает условно три группы людей.

Первая группа — это те, у кого по такому принципу включается психологическая защита. Их подсознание им диктует, что есть схема, в которую надо поверить, чтобы легче пережить ситуацию. Это не умышленный поступок человека, это защита на подсознательном уровне.

Также по теме
«Оседлали широкий спектр риторики»: COVID-диссиденты устроили митинг во Владикавказе
Днём 20 апреля на площади Свободы в столице Северной Осетии — Алании прошёл «народный сход» — так демонстрацию назвали организаторы....

Вторая группа людей, отрицающих коронавирус, — это просто невежественные люди, которым, к сожалению, не хватает именно базового образования, чтобы понять происходящее. Таких людей в мире ещё много. Наконец, есть третий вариант, который я просматриваю, — люди, которые из-за пандемии потеряли работу, доход, потеряли смысл жизни, которым была эта работа (или часть этого смысла жизни). Они отказываются верить, что их жизненная катастрофа произошла из-за невидимого вируса. А у них действительно случилась катастрофа: люди зачастую кормят не только себя, но и своих детей и престарелых родителей.

Это совсем иная ситуация, чем у первой и второй групп. Над этой категорией неправильно смеяться, неправильно показывать на них пальцем, а правильно — использовать все свои возможности для того, чтобы этим людям помочь или хотя бы прямо сказать, что да, таких людей много, для них это катастрофа. Им нужна помощь, нужно искать социально-экономический выход из проблемы. Для этих людей разговоры и посты в соцсетях о том, что коронавируса не существует, — это крик о помощи в такой вот форме. Их надо выделять, им надо помогать, чтобы они получили возможность снова зарабатывать деньги, нашли работу.

— Виртуальные митинги, на которых требуют то объявить ЧП, то, наоборот, снять ограничения, — чем они психологически вызваны?

— Виртуальный митинг — это просто некое креативное изобретение людей, которые не могут провести реальный митинг, не более того. Люди хотели провести митинг, но его провести нельзя в данных условиях, потому что люди перезаразятся.

О тех, кто готов пойти на преступление

— Как справиться с потерей работы? Люди боятся нищеты, есть уже примеры, как девушки от отсутствия работы и денег начали продавать себя. Другие люди записывают ролики, что скоро пойдут грабить магазины. Что делать таким людям? Как далеко они могут зайти в отчаянии?

— Если говорить конкретно о двух типовых кейсах — попытка продать своё тело или угроза ограбить магазин, — в первую очередь надо думать не о психологии, а о том, что люди реально потеряли свой доход.

Конечно, психически уравновешенный человек будет искать выход, не сопряжённый с нарушением закона, но сколько у нас сейчас психически уравновешенных людей?

Не будем себя обманывать, в таких сообщениях есть элемент рисовки, патетики, но есть и элемент призыва о помощи. Помочь может только правильная социально-экономическая политика властей. Они должны пройти фактически по канату, чтобы не упасть ни вправо, ни влево. Мы, с одной стороны, имеем тяжёлую эпидемиологическую ситуацию, с другой стороны — экономическую. Надо как-то сбалансировать решение этих проблем.

О страхе умереть

— Если человек боится умереть от коронавируса, как с этим справиться?

— Страх смерти — это естественно. Коронавирус — это просто ещё одна дополнительная новая угроза, не надо её недооценивать, но ведь мы приспособились до этого к другим угрозам. Например, на вас могут напасть хулиганы на улице, они ходят по улице в любое время, могут иметь оружие. Есть огромное количество угроз, которые никуда не делись, но мы просто привыкли в своей жизни их просчитывать и избегать. А это новая угроза, которая нас страшит тем, что мы её избегать не привыкли, потому что она новая.

Мы ещё два месяца назад об этом не знали, смотрели китайские новости и думали: «Как хорошо, что это не у нас». Но врачи уже понимали, что это к нам придёт, и вопрос был только в том, когда. Поэтому нынешняя угроза страшна своей новизной, а не неизбежностью, ведь в большинстве случаев пациенты переносят заболевание легко или даже его не замечают. Эта угроза принципиально не страшнее других, уже существующих угроз, но её только предстоит изучить. Тревожным людям не надо читать о вирусе много и подробно, достаточно просто прочитать рекомендации Роспотребнадзора, им следовать и соблюдать социальную дистанцию со всеми, с кем мы не живём вместе или не вынуждены работать бок о бок.

«Сроки локдауна могли бы быть сокращены»

— Как выходить из карантина? Насколько нам будет психологически сложно снова здороваться за руку, обниматься, сократить социальную дистанцию? Станем ли мы другими?

Также по теме
«Дальше всё будет зависеть от методов лечения»: глава Минздрава надеется на спад пандемии COVID-19 в России к лету
Свыше 700 пациентов с подтверждённым коронавирусом находятся в тяжёлом состоянии. Об этом сообщил глава Минздрава России Михаил...

— Выход из ситуации будет плавным и постепенным, исходя из особенностей коронавируса, особенностей его передачи. Необходимо начинать выходить, конечно, уже скоро, но медленно. Можно спорить о том, как именно ослаблять правила, какие новые правила вводить.

Выход не будет резким, но не будет и отдалённым, это будет не «когда-то», а очень скоро. И тогда же начнётся обучение людей новой реальности. Надо просто настроиться на то, чтобы учиться каким то новым правилам, понимая их необходимость, и настроиться на то, что то же самое социальное дистанцирование войдёт на месяцы в привычку. А вот жёсткая самоизоляция, думаю, продлится не очень долго, не месяцы. Правила будут корректироваться в зависимости от того, будут ли новые волны заболеваемости. И повторю ещё раз: надо настроиться на то, что придётся подстраивать какие-то свои привычки под новую реальность, но при этом помнить, что жёсткий режим не будет долгим, это невозможно по ряду причин. Единственное, позволю себе добавить, что, если бы все жёстко соблюдали единые для всех правила, сроки локдауна могли бы быть сокращены.

Ошибка в тексте? Выделите её и нажмите «Ctrl + Enter»
Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен
Загрузка...
Сегодня в СМИ
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить