«Интернет — мощный канал распространения негативной информации»: министр связи РФ о борьбе с преступниками в сети

В интервью RT министр связи и массовых коммуникаций РФ Николай Никифоров отметил, что интернет нельзя винить в трагических событиях, произошедших в ряде российских школ. Глава ведомства рассказал о скором вступлении в силу пакета антитеррористических законов. Согласно новым нормам, операторы связи будут обязаны хранить информацию на серверах. По его словам, аналогичные меры в рамках борьбы с терроризмом принимаются во многих странах. Никифоров заявил, что Россия выступает за формирование единой международной правовой базы, которая будет регулировать распространение информации в интернете и блокировать опасные источники. Кроме того, министр назвал давлением на СМИ действия Минюста США, обязавшего RT зарегистрироваться в качестве иностранного агента.
«Интернет — мощный канал распространения негативной информации»: министр связи РФ о борьбе с преступниками в сети

    — В 2018 году закон Яровой должен вступить в силу в полном объёме. Как ведётся подготовка?

    — Все операторы связи Российской Федерации готовятся к вступлению в силу этого антитеррористического пакета законов. Операторы будут хранить определённое время ту информацию, которую передают абоненты. Но доступ к ней можно будет получить лишь в соответствии с решениями судов в рамках расследования конкретных преступлений. Поэтому мы считаем, что здесь нет какого-то принципиального изменения нормативной базы.

    Речь идёт о том, что наши правоохранительные органы должны получить новый инструмент в борьбе с такими явлениями, как терроризм. Не секрет, что недавние террористические акты, которые произошли, к примеру, в Санкт-Петербурге, координировались и инициировались в том числе с помощью современных информационных технологий.

    Операторы связи Российской Федерации в целом готовы к вступлению в силу антитеррористического пакета законов. Если потребуется, мы будем совершенствовать нормативную базу. Пока обсуждается небольшая корректировка сроков вступления закона в силу, но это всё равно 2018 год. В этом году закон вступит и начнёт действовать. Операторы будут осуществлять эту подготовку поэтапно, постепенно, и мы находимся с ними в тесном взаимодействии.

    • Никифоров рассказал о подготовке к вступлению в силу законов пакета Яровой

    — Работа в этом направлении ведётся уже несколько лет, и поначалу высказывалось немало опасений. Можете ли вы с уверенностью сказать, что все нюансы были учтены и введение этих мер должным образом подготовлено?

    — Уверен, что да. Мы поддерживаем тесный контакт со специалистами всех ведущих телекоммуникационных компаний Российской Федерации. Мы многое сделали для того, чтобы требования нового федерального закона были более сбалансированными с учётом тех капиталовложений, которые придётся сделать компаниям-провайдерам для его соблюдения. 

    — Вопросы безопасности в интернете сегодня вызывают большую обеспокоенность — особенно доступ несовершеннолетних к вредоносной информации. Так, школьник из Перми, который пришёл в школу с ножом, интересовался в сети группами, пропагандирующими насилие и агрессивное поведение. Можно ли как-то защитить детей от подобного рода информации?

    — Интернет действительно является мощным каналом распространения негативной информации, которая влияет на здоровье, сознание, психику молодых пользователей. Однако я не соглашусь с тем, что причина произошедших событий на 100% заключается в социальных сетях или в интернете. Идёт детальное расследование, мы смотрим, как шёл обмен этой информацией, как работали те или иные социальные группы. Нужно дождаться завершения этих мероприятий.

    Российская Федерация одной из первых в мире, ещё в 2012 году, внедрила законодательство, которое позволяло блокировать в интернете информацию, способную причинить вред, в том числе нашим детям. И я помню прекрасно оценки, прежде всего наших западных коллег. Тогда, в 2012 году, говорили, что мы ущемляем права и свободы. Хотя речь в нашем законодательстве шла о детской порнографии, пропаганде суицида и методах изготовления наркотиков. Такую информацию наши законодатели признали запрещённой. И доступ к этой информации ограничивается на основании решения соответствующих органов власти — судов или прокуратуры. Позже к этому списку добавился экстремизм.

    Действительно, события, которые произошли в российских школах, заставляют задуматься, насколько оперативно эта информация выявляется. Но блокировать такую информацию мы можем уже сегодня — для этого даже не нужно вносить какие-то правки в законодательство. Эти блокировки могут происходить очень быстро.

    И, кстати, по итогам буквально первых дней расследования наши ведущие социальные сети заблокировали достаточно большое число групп, где было хоть малейшее подозрение на распространение информации, которая могла потенциально втягивать школьников в совершение таких чудовищных поступков. 

    Если в 2012 году коллеги-западники критиковали нас, то сегодня, после террористических актов в Европе, мы видим, что их мнение стало очень созвучно тем мерам, которые предлагала Российская Федерация.

    Все говорят о неконтролируемом распространении информации в социальных сетях, вербовке террористов, экстремистских проявлениях. И все говорят, что это нужно контролировать и регулировать гораздо более чётко и прописать эти особенности в законодательстве. Мы об этом заявляли в 2012 году и готовы поделиться своим опытом, рассказать, как это работает в России.

    Мы считаем, что между различными государствами по такому чувствительному вопросу, как управление критической инфраструктурой интернета (да и вообще формирование цифровой экономики), должно быть гораздо больше взаимодействия. Такие сложные проблемы мы сможем решить только вместе.

    Очевидно, что запрещённая организация ИГ*, по сути, состоит из людей, приехавших (на Ближний Восток. — RT) из разных стран. Всё это было собрано, скоординировано в основном через сети интернета. Как мы можем победить международный терроризм, если не будем сотрудничать с разными государствами, если мы не будем синхронизировать изменения в наших законодательствах?

    И это очень важная проблема. Мы, кстати, предлагаем (и многократно предлагали) принять некую конвенцию ООН по безопасному интернету. В рамках этого документа страны-члены определят правила игры: как сделать так, чтобы интернет был безопасным, как вместе бороться с терроризмом и экстремизмом, как оградить наших детей от информации, которая может причинить вред, как защитить персональные данные пользователей. Мы выступаем за международное правовое регулирование этих вопросов.

    — Как вы считаете, реально ли, борясь против вредоносной информации, соблюсти баланс между требованиями безопасности и интересами рядовых пользователей? Или это придёт по мере развития системы?

    — По-моему, баланс у нас и так соблюдён. Хочу напомнить: когда мы только начали этим заниматься в 2012 году и принялись блокировать сайты с детской порнографией, пропагандой суицида или описанием способов приготовления наркотических препаратов, наши зарубежные коллеги заявляли, что это чрезмерно, неправомерно и так далее. Однако после терактов в Европе в прошлом году наши коллеги начали призывать ровно к тому же самому. Мы, в свою очередь, призываем к более активному и открытому сотрудничеству в этой области между различными государствами. К сожалению, западные партнёры обычно заявляют, что «интернет не регулируется законами, интернет вне политики».

    Кстати, это неправда. Потому что, когда принимаются санкции (против России. — RT), наши западные партнёры внезапно оказываются в состоянии воздействовать на интернет-компании. Достаточно вспомнить отмену регистрации доменных имён для пользователей из российского Крыма. Время от времени тем или иным пользователям соцсетей удаляют учётную запись. А всё потому, что компании, которые владеют этими сервисами и якобы находятся вне политики, существуют под юрисдикцией одного конкретного государства и обязаны выполнять его требования. Если какого-нибудь человека вносят в санкционные списки, то и предоставление ему интернет-услуг тоже требуется прекратить.

    Мы считаем, что эту проблему нельзя игнорировать. Необходимо договориться: пусть деятельность в интернете регулируется национальным законодательством разных стран, но нам нужна международная платформа для обеспечения безопасности интернета — чтобы защитить своих детей, чтобы бороться против терроризма и экстремизма, чтобы обеспечить защиту персональных данных. Такая платформа позволила бы обеспечить взаимное доверие, необходимое для развития мировой цифровой экономики.

    — Стоит ли ожидать от российского правительства ещё каких-то действий в качестве ответа на давление, которому в последнее время подвергаются за рубежом российские СМИ?

    Также по теме
    «Никто нам указывать не может»: главред RT Маргарита Симоньян — об иноагентах, фейковых СМИ и нехватке скептицизма
    Регистрация телеканала RT America в качестве иностранного агента существенно осложнила работу его журналистов. Об этом в интервью...

    — Как заявил президент Путин, ответные меры будут приняты незамедлительно. Как вы знаете, процесс уже запущен. Мы были шокированы решением Вашингтона обязать телеканал RT зарегистрироваться в США в качестве иностранного агента. Помимо всего прочего, это явный случай применения двойных стандартов. Я уже приводил примеры использования двойных стандартов в вопросе блокировки сайтов в интернете. Ситуация с RT, пожалуй, представляет собой наиболее наглядный пример политики двойных стандартов в сфере массмедиа.

    Если давление на российские СМИ усилится, новые ответные меры не заставят себя ждать. Однако мы против этого. Мы против любых политически мотивированных санкций. Мы даже говорим о них «так называемые санкции», поскольку они не имеют под собой международно-правовой основы. По нормам международного права введение санкций должно обсуждаться в ООН, и соответствующие решения должны приниматься в рамках этой организации. Мы же имеем дело с политически мотивированными санкциями со стороны отдельных государств. К сожалению, они затронули уже и сферу массмедиа, что негативно сказывается на свободе слова. Такого раньше не случалось.

    Мы живём в быстро меняющемся мире. Конечно, мы надеемся, что наши взаимоотношения не будут носить деструктивный характер. Мы надеемся на лучшее. Наша страна никогда не выступала инициатором санкций. Мы против этого. Мы считаем, что санкции бесполезны. Мы даже не понимаем, каких стратегических целей наши оппоненты рассчитывают добиться при помощи таких мер, как давление на российские СМИ в США.

    * «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ) — организация признана террористической по решению Верховного суда РФ от 29.12.2014

    Ошибка в тексте? Выделите её и нажмите «Ctrl + Enter»
    Вступайте в нашу группу в VK, чтобы быть в курсе событий в России и мире
    Сегодня в СМИ
    ‡агрузка...
    • Лента новостей
    • Картина дня
    Загрузка...

    Данный сайт использует файлы cookies

    Подтвердить
    ` `