Иранские переговорщики: «Это больше, чем мы ожидали»

Короткая ссылка
Юлия Юзик
Юлия Юзик
Журналист

Переговоры по возвращению в ядерную сделку продолжаются в Вене и, несмотря на огромные усилия по её подрыву, кажется, продвигаются вперёд в хорошем темпе.

Так, Негар Мортазави, известный иранский журналист, работающая в Вашингтоне (166 тыс. подписчиков в Twitter), пишет: «То, что США положили на стол переговоров, было очень серьёзным экономическим предложением, это больше, чем ожидали иранцы, и иранцы были весьма удивлены, сообщил один из официальных представителей Тегерана».

Также по теме
Главы МИД G7 прокомментировали ситуацию с СВПД
Министры иностранных дел стран G7 прокомментировали ситуацию с Совместным всеобъемлющим планом действий (СВПД) по иранской ядерной...

Официально Вашингтон по-прежнему говорит о готовности снять все санкции, не имеющие прямого отношения к ядерной сделке JCPOA 2015. И одна из важнейших мер, которые ждут в Иране, — снятие «нефтяных» санкций. Ибо нефть — быстрый способ Тегерана пополнить свои истощённые экономические запасы и беспрепятственно торговать огромными объёмами с Китаем и Индией.

И, похоже, в этом направлении команда переговорщиков Рухани добилась важных договорённостей. 

Ибо 5 мая 2021 года на заседании кабинета министров президент ИРИ выступил с оптимистичным заявлением, что «санкции против Ирана разрушены и если иранцы объединятся (именная телеграмма генералитету КСИР. — Ю.Ю.), то скоро санкции будут сняты».

Во время этого выступления Рухани поднял тему зависимости Ирана от продажи нефти: «Экономика Ирана зависит от нефти с тех пор, как в стране была обнаружена эта ископаемая энергия». Далее президент похвалился тем, что ему «удалось снизить зависимость бюджета от нефти до 8% и это исторический рекорд». 

В каком плачевном состоянии находится экономика Ирана от санкций Трампа, мы писали не раз, поэтому, при всём уважении к господину Рухани, «8% зависимости экономики от экспорта нефти» звучит бодро, но политически оптимистично.

Однако акцент на нефтезависимости экономики Рухани сделал не случайно — чтобы кое-кто из самых важных его слушателей понял, что без снятия нефтяных санкций экономика Ирана не заведётся. 

А эта договорённость, похоже, уже у него в кармане.

Рухани и его команда ускоряются, так как времени у них с каждым днём остаётся всё меньше. 18 июня, напомню, президентские выборы в Иране, после которых начнётся транзит власти, который продлится до августа. 

Так что конец июля — это красная линия для Рухани, Зарифа и их команды переговорщиков для празднования полной победы на полях битвы за СВПД в Вене или принятия горечи поражения (ставки на кону высоченные, а для некоторых так и вовсе ценою в жизнь).

Это прекрасно понимают и те, кого западная пресса зовёт hardliners, российская — консерваторами, а я — ястребами. Поэтому в самом Иране полыхает настоящая политическая драма (слив аудиофайлов интервью Зарифа — один из самых ярких её эпизодов): ястребы против прагматиков и их успехов в Вене.

Также по теме
Постпред России анонсировал новое заседание по иранской ядерной сделке 7 мая
Постоянный представитель России при международных организациях в Вене Михаил Ульянов заявил, что новое заседание делегации Совместной...

Саботаж в Натанзе, убийство Фахризаде, слив ауйдиофайлов с Зарифом, увеличение обогащения урана — всё работает против прагматиков. Ещё одна неприятность, которая упала невесть откуда: 4 мая утром на севере Тегерана (элитный район города) во внутреннем дворике жилой высотки было найдено тело 52-летней женщины, которая оказалась первым секретарём швейцарского посольства, которая по непонятным причинам выпала из окна или упала с балкона своего жилища на 17-м этаже высотки. Выглядит случившееся неординарным, ибо Швейцария — традиционный посредник в переговорах и сделках между США и Ираном, а эта сотрудница, по словам The Independent, вела как раз «американский сектор» в посольстве Швейцарии в Тегеране.

Вся региональная пресса Швейцарии пишет об этом инциденте, но на мировом уровне скандал пока не раздувается: полиция Тегерана ведёт расследование случившегося.

У ястребов против прагматиков в руках самое мощное оружие — практически все СМИ, государственное телевидение и, конечно, кино. Фабрика грёз со сценаристами, режиссёрами, актёрами (и актрисами) — нежное и чувствительное место одного из самых грозных генералов, поэтому в битву против Рухани включён и кинематограф.  

Так, в художественном сериале, показанном недавно на государственном канале, МИД страны представлен как гнездо западных шпионов, стремящихся украсть «ядерные секреты» (представили себе такое на российских телеканалах? Я, слава Богу, нет. — Ю.Ю.).

В другом документальном фильме иранские переговорщики напоминают Незнайку на Луне, этаких простофиль, попадающих то и дело в ловушки коварных американцев. В фильме под названием «Конец игры» зловещим голосом объясняется, что «Америка планирует отменить санкции только на бумаге и заставить Иран снизить ядерную активность в обмен на ничто», — и это тоже на государственном канале, между прочим. Трудно и неблагодарно, господа, быть президентом в Иране. 

Используя свой контроль над иранским эфиром, ястребы наотмашь бьют дубиной по иранским же переговорщикам.

На этом месте читатель может почувствовать на себе градус накала политической внутривидовой борьбы иранского политического истеблишмента. 

В 2019 году в первом сезоне телесериала «Гандо» (иранское государственное же телевидение, да-да, вы поняли верно) агенты Корпуса стражей искореняют коррупцию и предательство в правительстве, напоминающем правительство Рухани. 

The Washington Post посвятила этой киновойне большую и увлекательную статью, а Али Ваез, директор по иранскому направлению Международной кризисной группы ICG (той самой, откуда прямиком в Белый дом вышел специальный посланник Байдена по Ирану Роб Малли), прокомментировал происходящее так: «Совершенно очевидно, что противники СВПД в Иране организовали натиск против возобновления сделки при администрации Рухани. Всплеск атак вызван страхом сторонников жёсткой линии перед предстоящими президентскими выборами, так как успешные переговоры могут подтолкнуть к участию в выборах кандидата, связанного с умеренным лагерем, такого как Джавад Зариф».

Тут с господином Ваезом я солидарна и пишу об этом в каждой второй своей колонке об Иране: консерваторы не против ядерной сделки, они против того, чтобы её получил Рухани или человек из «того лагеря».

Им хочется получить её самим. Только и всего.

Словно услышав мои слова, радостно кивает в ответ со страниц Tehran Times один из кандидатов, заявивших о своём участии в президентских выборах, «хардлайнер» Ростам Гасеми (бывший министр нефти в правительстве Ахмадинежада): «Если меня изберут президентом, я сам буду руководить переговорами и вести их!» 

Также по теме
Помпео призвал не смягчать политику давления США на Иран
Бывший госсекретарь США Майк Помпео заявил, что снятие каких-либо американских санкций с Ирана и смягчение политики давления на...

Ах, Вена, Женева, как прекрасны вы весной! Решение господина Гасеми я одобряю полностью, более того, я бы на его месте растянула переговоры на несколько лет и в ежедневном режиме вела бы их в Вене под симфонии Моцарта.

Но шутки в сторону. Переговоры по возвращению в СВПД тесно связаны со стартом президентской кампании в Иране. На следующей неделе, 11 мая 2021 года, согласно графику выборов, начинается регистрация кандидатов, и продлится она пять дней. 

Далее Совет стражей (в основном составе это представители КСИР, но возглавляет его аятолла Ахмад Джаннати, 94-летний влиятельнейший старец, покровитель бывшего президента Ахмадинежада). 

Имена зарегистрированных кандидатов, прошедших сито Совета стражей, допущенных к участию выборов, мы узнаем с 26 по 28 мая. И вот тут начнётся самое интересное. Потому что понятно, что список имён будет отражать успехи или неуспехи команды Рухани в Вене.

Пока расклад такой: среди сторонников жёсткой линии кандидатом № 1 по упоминаемости стоит клерик Эбрахим Раиси, глава судебной системы Ирана, карающий меч специфического иранского правосудия, предпочитающий традиционно касаться шей прагматиков и диссидентов.

Среди прагматиков был и остаётся № 1 по рейтингам популярности и упоминаемости глава МИД Джавад Зариф. Но пока никто не знает, подали ли они заявки на участие в выборах. 

Что, впрочем, не мешает нам начать ознакомительный цикл статей о самых вероятных участниках иранской президентской гонки — 2021.

Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.

Добавьте RT в список ваших источников
Ранее на эту тему:
Сегодня в СМИ
Загрузка...
Уважаемые читатели, оставленные вами ранее комментарии в процессе миграции из-за смены платформы. В ближайшее время все диалоги вернутся
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить