Сосны да туман

Короткая ссылка
Максим Кононенко
Максим Кононенко
Родился в 1971 году. Журналист, публицист, один из пионеров русского интернета. Автор проекта vladimir.vladimirovich.ru.

В белорусском, скажем так, политическом процессе наступила позиционная стадия. Она, конечно, никого не должна ни успокаивать, ни разочаровывать — «майдан», ввергнувший Украину в национальную катастрофу, продолжался три месяца. Первые два из которых практически ничего не происходило.

Также по теме
МВД Белоруссии сообщило о задержаниях на акциях протеста в Минске
Правоохранительные органы задержали некоторых участников несанкционированных акций протеста в Минске и регионах Белоруссии, заявила...

Но поскольку никакого резкого развития ситуации пока не наблюдается, то есть хороший повод поговорить о происходящем как таковом. Вне контекста полицейских жестокостей и нелепости лидеров нынешнего протеста. 

А отстранённый от деталей взгляд сразу же видит главное — ложную цель. Весь нынешний белорусский протест направлен на решение одного-единственного вопроса: снятия с игровой доски Александра Григорьевича Лукашенко. Лично и персонально.

Нет, конечно, существуют какие-то политические программы и декларации «бывших министров культуры». Стратегическое и равное партнёрство с Россией и Европой, повышение роли белорусского языка, эффективное управление экономикой — вот это всё. Но всё это где-то там, где сосны и туман. Всё это — после решения основного вопроса. «Уходи!» — как бы упрашивает белорусская оппозиция. И давайте представим себе на секунду, что он уйдёт. Уйдёт по партизанским тропам туда, в Беловежскую пущу. Растворится там, где алая заря. Что будет дальше?

Не тяните руку, эксперт. Я знаю, что вы сейчас скажете. Вы сейчас скажете про приватизацию, приведёте в пример судьбу латвийской промышленности, нарисуете мрачные перспективы баз НАТО у русских границ. Оставьте эти банальности при себе. Располагайтесь на диване поудобнее, я вам сейчас расскажу. 

В Белоруссии живёт около 10 млн человек. Самые масштабные акции протеста ни разу не смогли собрать по всей стране и полмиллиона. А где остальные? 

Ну хорошо, допустим, что на улицы выходят только те, кому больше всех надо. А те, кому надо поменьше, сидят по домам. И пусть их даже в десять раз больше, чем тех, кто на улицах (я, заметьте, прямо щедро набросил). Это половина населения страны. А вторая половина-то где? 

Вот только не надо мне сейчас тут рассказывать про «80% за Тихановскую». В Белоруссии нет социологии, она была целенаправленно уничтожена (то есть там реально запрещено проводить социологические исследования без разрешения госорганов, это противозаконно). Поэтому «80% за Тихановскую» — это то же самое, что «80% за Лукашенко», только наоборот. Никакого физического смысла это число не имеет. И давайте оставим это число и не будем про него вспоминать.

Так где же половина населения Белоруссии, которая не протестна? Она сидит дома. Она — молчаливое большинство. Молчаливое большинство есть в каждой стране.

Это люди, которые просто хотят, чтобы их не трогали. Люди, которые приспособились к ситуации. Они смиренно принимают государственную машину во всех её проявлениях. Но только машину. А не соседей.

Также по теме
Белорусские силовики рассказали о поступающих угрозах в свой адрес
После публикации в сети информации о сотрудниках правоохранительных органов Белоруссии (деанонимизации) ряд силовиков начали получать...

И тут вдруг выходят на улицу некие люди, которые ломают государственную машину и говорят: теперь будет по-новому. Не спросив при этом у молчаливого большинства, хочет ли оно, чтобы было по-новому. И поскольку у молчаливого большинства никто никогда не спрашивает, в молчаливом большинстве зреет обида.

1991-й год в России. Прекрасные лица на баррикадах. Большинство, которое не спросили, попыталось заявить о себе в 1993-м. Его расстреляли из танков. Нет, не демократию расстреляли, как это принято думать у людей с прекрасными лицами, но на других баррикадах. Расстреляли мнение молчаливого большинства. Большинство ответило Путиным. И то, что сейчас на прекрасных лицах заметна некая грусть, прямо следует из их нежелания спрашивать у большинства в том самом 1991 году. 

Украина. «Оранжевая революция». Прекрасные лица на Майдане. Большинство, которое не спросили, через срок ответило Януковичем и обособлением регионов. 

Опять Украина. «Революция достоинства». Прекрасные лица на Майдане — на этот раз с зажигательными бутылками. Большинство, которое не спросили, начинает уходить, забирая с собой свои обособленные регионы. Прекрасные лица расстреливают большинство из установок залпового огня. Третья итерация неизбежна. Прекрасные лица будут перекошены — и зажигательными бутылками уже не обойдётся.

И вот Белоруссия. Координационный совет оппозиции. Главная цель — Лукашенко. Большинство, которое не спросили, что-то там себе думает. Никого из протестующих это не интересует. Чем всё это может закончиться? А кто ж его знает. Но вероятность того, что в ментальную Беловежскую пущу по партизанским тропам вослед за ушедшим Лукашенко уйдёт и это молчаливое большинство, весьма велика. Оно, конечно, не за Лукашенко пойдёт. Ему на Лукашенко плевать. Оно пойдёт от этих, которые с прекрасными лицами. И которые хотят всё по-новому. А молчаливые по-новому не хотят. Они хотят, чтобы их просто не трогали. Тем более, чтобы их не трогали соседи.

И среди этих молчаливых, кстати, вот эти вот суровые силовики. Со всей их жестокостью. Ну то есть можно, конечно, устроить люстрации, но люди-то никуда не денутся. Люди останутся. А обида умножится. 

И не дай бог нам увидеть выход этой обиды.

Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.

Добавьте RT в список ваших источников
Сегодня в СМИ
Загрузка...
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить