Уравнение «неправильных пчёл»

Короткая ссылка
Дмитрий Лекух
Дмитрий Лекух
писатель

В конце прошлой недели на европейских энергетических рынках случилось нечто, аналитиками давно предсказанное, но всё теми же рынками тем не менее всё равно не ожидаемое. Как сообщило ценовое агентство Argus, российская нефть Urals на вечер пятницы фиксировалась в северо-западной Европе по цене с рекордной с 1994 года премией к Brent в $2,35 за баррель.

Также по теме
Мировые цены на нефть растут
Мировые цены на нефть растут. Об этом свидетельствуют данные торгов.

И, как отмечает всё то же агентство Argus, «премия на Urals в СЗЕ в четверг выросла на $0,4 за баррель относительно Североморского датированного сорта (индекс рассчитывается по методике, в основе которой лежат цены на пять сортов нефти: Brent, Forties, Oseberg, Ekofisk и Troll) — до $2,35 за баррель (рассчитано при отгрузке в Роттердаме)». Таким образом, премия превысила прежний максимум, установленный в конце мая: $2,3 за баррель.

Что бы это значило с точки зрения динамики цен на глобальных рынках?

Да, в сущности, особенно так и ничего: стандартная для последних недель картинка, нужно благодарить заработавшее и картельное по сути своей «соглашение ОПЕК++», как его уже прозвали едва ли не на официальном уровне: США, РФ, Саудовская Аравия плюс остальные значимые и не сильно значимые игроки.

Объяснение тут довольно простое: согласно информации всё того же, к примеру, агентства Argus, морской экспорт нефти российского сорта Urals в июле может сократиться на 534 тыс. баррелей в сутки (2,12 млн тонн) относительно июня — до 770 тыс. баррелей в сутки (3,32 млн тонн). И это будет вообще, кстати, минимальный объём за историю мониторинга агентства с 2002 года, отмечает Argus. Оттого, кстати, и премия на партии российской Urals стандартным для рынков объёмом по 80—100 тыс. тонн в Средиземноморье остаётся в последнее время на уровне $2,4 за баррель по средиземноморскому эталону.

В абсолютном же значении Urals так и вовсе подорожала в регионе на $0,52 — до $43,3 за баррель.

Причины, в общем, просты и, что называется, абсолютно рыночны и прозрачны: Россия просто скрупулёзно выполняет взятые на себя обязательства. А быть честным в последнее время, как выясняется, ещё и выгодно: вот такие сделки в области добычи и торговли нефтью и нефтепродуктами человечество научилось заключать. Просто процитируем агентство. «Поддержку стоимости сорта оказала информация о снижении отгрузок Urals в июле более чем на 40% вследствие сокращения добычи в России в рамках соглашения ОПЕК+», — говорится в сообщении Argus.

Что, собственно, происходит?

Да, в общем, то, что и предсказывали большинство вменяемых аналитиков: если соглашение по формуле ОПЕК++ (те же самые плюс США и прочие) будет исполняться, то и биржевые цены рано или поздно проследуют за реальными ожидаемыми сокращениями. А они, эти соглашения, при нынешнем уровне цен просто не могут не исполняться — в этом и заключается вся хитрость глобальной нефтяной сделки на сегодняшний день.

Давайте просто внимательно рассмотрим динамику последних недель: сначала, буквально на днях, нефть довольно резко падала, но потом — для кого-то, может, и «неожиданно» — не менее резко отыгрывала вверх.

И вот теперь баррель марки даже североамериканского WTI снова превышает $40 за бочку (а наша Urals при этом, напомним, торгуется с премией даже к средиземноморской Brent). Всё дело в том, что экономика в реальном секторе восстанавливается быстрее ожиданий, растёт реальный спрос на энергоносители — вот и нефтяные запасы в хранилищах, которыми в период массового демпинга успели себя обеспечить многие страны, уже начали таять.

Причём даже быстрее, чем предполагалось.

А если учитывать реальность сокращений добычи, очень в данном конкретном случае странами — участниками ОПЕК++ тщательно мониторимую («отстающие», несмотря на объективно приятную глазу динамику, публично и вполне показательно винятся и, нет никаких сомнений, тоже будут реально сокращать добычу, несмотря на не менее объективный рост цен — это всем выгодно), то, наверное, можно довольно смело констатировать: что бы там ни говорили апологеты «свободных рынков», но складывающийся в глобальной нефтедобыче вполне себе реальный картель, в котором к странам ОПЕК сначала добавилась, образовав ОПЕК+, Россия, а теперь присоединились и США с «союзниками», довольно убедительно доказывает собственную эффективность.

Также по теме
Курс реабилитации: Минэнерго России ожидает среднюю цену на нефть в 2020 году выше $30 за баррель
В 2020 году средний уровень цен на нефть может превысить $30 за баррель. Такой оценки придерживаются в Министерстве энергетики России....

И рост цены на российский сернистый сорт Urals также объясняется отнюдь не какой-либо особой любовью к нашей стране или подковёрными сделками, а вполне себе грубой технологической рыночной реальностью: выпадающую благодаря американским санкциям венесуэльскую «тяжёлую» нефть необходимо срочно чем-то замещать.

И вот (мы уже об этом писали) русская «тяжёлая» нефть рекордно продаётся даже в самих США: так уж устроена нефтепереработка — ничего личного. О европейских рынках, давно и прочно исторически заточенных в том числе и под российскую Urals, тут просто как-то наивно даже и рассуждать.

О чём это нам в первую очередь говорит?

Да, в общем, всё просто: оказывается, если жареный петух клюёт как следует, слаженно и эффективно взаимодействовать способны даже такие публично не воспринимающие друг друга в глобальной политике игроки, как Российская Федерация и США (что уж тут про Саудовскую Аравию говорить).

И Трамп вполне нормально, если прижмёт, будет «звонить Путину», после чего они совершенно спокойно, пусть и не публично (и слава богу, как автору этих строк кажется), несмотря на всю внешнюю риторику, будут договариваться об устраивающих всех параметрах добычи.

После чего, как выясняется, отыскиваются все необходимые как административные, так и чисто экономические механизмы принуждения для участников рынка — и всё, вы удивитесь, работает.

Причём нет, наверное, ни одного игрока, который хотя бы пытался оговорённую «конвенцию» в той или иной степени не соблюдать.

По крайней мере, не соблюдать публично, ещё раз это подчеркнём. Даже те, кто «не успел» сократить добычу, каются и обещают всё-всё исполнить: глупо было бы — механизм очень убедительно доказывает собственную эффективность.

И это работает даже надёжнее и убедительнее в данном конкретном случае, чем, к примеру, объединённая военная мощь обеих, негласно гарантировавших, как мы понимаем, новую глобальную нефтяную сделку глобальных же военно-политических сверхдержав.

Почему это не может не радовать?

Да всё просто: если глобальные игроки, как выясняется, могут вполне эффективно взаимодействовать, если ситуация как следует прижмёт, на сравнительно узких рынках нефтедобычи (и нефтепереработки, кстати, — отсюда такие премии к сорту Urals), то они, нет никакого сомнения, в случае серьёзной нужды смогут договариваться и по куда более важным вопросам: например, крайне волнующим всё прогрессивное человечество вопросам глобальной ядерной безопасности. И единственное, что, как мы понимаем, мешает сейчас заключению новых, вполне прагматических сделок, — это внутриполитические проблемы самой «главной» глобальной ядерной сверхдержавы, потому как механизмы исполнения договорённостей, даже экономических (несмотря на все санкции) и даже негласных, как мы можем с вами убедиться, в том числе и по динамике нефтяных цен, существуют. 

И работают.

Причём просто по факту: они вполне эффективны.

Нужна только политическая воля. И тот самый жареный петух, разумеется, который случился в глобальной экономике прошлой весной на фоне краха добычи и ралли нефтяных цен.

Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.

Добавьте RT в список ваших источников
Ранее на эту тему:
Сегодня в СМИ
Загрузка...
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить